Саморегуляция психической деятельности

«Системокванты» психической деятельности человека складывался из двух звеньев саморегуляции: внутреннего и внешнего (рис. 17). Внутреннее звено саморегуляции составляют процессы мыслительной деятельности, внутренней речи и формирования мысли, которая строится главным образом на механизмах памяти путем оперирования информационным интегралом — внутренним «Я». Результатом внутренней речи могут быть смысловые понятия, отражающие реально существующие вне организма предметы и их отношения, например опорные слова, результаты математических действий и т.д. Внутренняя речь может внешне проявляться в деятельности голосовых мышц, связок, оральных мышц, дыхания и других соматовегетативных реакций. В ее организации ведущую роль играет обратная афферентация, которая поступает в центральную нервную систему от голосовых связок и мышц и от специальных мозговых структур, определяющих эмоциональную и смысловую оценки мысленного результата.

Сложившаяся в мозгу функциональная система может и не проявиться во внешних поступках. В этом случае она «проигрывается» внутренними механизмами саморегуляции и, в первую очередь, за счет обратной афферентации, идущей от мышц голосового аппарата. Родившаяся в результате такой деятельности мысль служит толчком к последующим «системоквантам» психической деятельности.

Внешнее звено саморегуляции «системоквантов» психической деятельности определяет формирование поведения и устной или письменной словесной фразы. Исполнительными компонентами внешнего звена саморегуляции психической деятельности являются общедвигательные реакции, позы, жесты, мимика, движения глаз, голосовые реакции, а также изменения дыхания, деятельности сердца, кожно-гальваническая реакция. В исполнительное звено психической деятельности современный человек все более включает разнообразные технические устройства: машины, компьютеры и т.п., оставляя за собой оценку результата их деятельности.

Оценка достигнутых результатов во внешнем звене психической деятельности осуществляется с помощью обратной афферентации, поступающей в центральную нервную систему от слухового и зрительного аппаратов, мышц голосовых связок, языка и ротовой полости, от дыхательных рецепторов, проприорецепторов мышц лица, глаз и мышц тела.

Под контролем акцептора результата действия на основе обратной афферентации происходит также процесс обучения любому двигательному навыку.

Вопросы сравнения функциональной системы психической деятельности, создаваемой предварительной инструкцией, со «старт»- и «стоп»- реакциями человека рассмотрены нами в специальной публикации (Боксер О. Я., Судаков К. В., 1981). На основе теории функциональных систем, оказалось возможным измерять время достижения результата двигательной реакции, т. е. скрытый период от командного сигнала до достижения конечного результата деятельности. В отличие от общепринятого классического термина «время рефлекса» этот период, с системных позиций, назван «временем достижения результата».

При исследовании «стоп»-реакций время достижения результата определяется от останавливающего стимула до момента экстренного произвольного прекращения движения. В режиме последовательной смены движения и его остановки последовательно измеряются скрытые периоды достижения результата на пусковой и останавливающий командные стимулы. Указанные реакции формируются у человека специальными предварительными инструкциями. При «старт»-реакции инструкция состоит в том, что в ответ на специальный сигнал, например звук или свет, субъект, оценив сигнал как этап целенаправленной деятельности, должен максимально быстро начать движение. Наоборот, при «стоп»-реакции в ответ на сигнал испытуемый должен прекратить ранее начатое движение. Отсюда следует, что двигательные реакции являются производными сложных психоэмоциональных функциональных систем, складывающихся у человека на основе прошлого опыта, специальных инструкций и воздействия окружающей среды, а не одного информационного пускового стимула, как это рассматривает рефлекторная теория. Пусковой стимул только раскрывает ранее сформированную функциональную систему. Как правило, такая функциональная система у человека направлена на получение социально значимого результата.

На поверхность событий, казалось бы, выступает реакция на стимул, которая представлена латентным периодом и собственно действием. С системных же позиций стимул выступает в качестве промежуточного результата целенаправленной деятельности функциональной системы, созданной предварительной инструкцией. В латентный период действия стимула осуществляется сложный процесс. На основе оценки стимула, осуществляемой аппаратом акцептора результата действия доминирующей функциональной системы, перестраивается афферентный синтез, принимается соответствующее решение начать движение или остановить его и деятельность функциональной системы направлена на социально значимый результат, в качестве которого выступает организация движения или его остановка. Этот результат, в свою очередь, может быть частью более значимого адаптивного результата, например, получения определенного квалифицированного разряда, который, в свою очередь, может быть составной частью социально-значимого результата — приобретения определенных материальных благ, занятия определенного положения в обществе и т.д.

Исследовано также целенаправленное поведение человека в режиме последовательной смены движения и его остановки. В этом случае на основе единой «стратегической» функциональной системы прописываются «тактические» функциональные системы, одни из которых завершаются началом определенных форм движения, а другие — их остановкой.

Для указанных функциональных систем характерно наличие как внутреннего (мыслительного), так и внешнего (оперативно-двигательного) звена саморегуляции. Внутреннее звено создается инструкцией и самоинструкцией, предшествующим опытом и обстановочными воздействиями, включая определенные позы, предварительные подготовительные сигналы и т. п. Эти процессы целиком разыгрываются в структурах мозга. Внешнее звено — реализация сложившейся функциональной системы в действие, направленное на достижение, оценку и активную обработку достигнутого результата. На основе предварительно складывающейся психоэмоциональной функциональной системы субъект начинает активно взаимодействовать с техническими системами и другими субъектами, помогающими ему наиболее оптимальным способом достигать полезного приспособительного результата. С помощью измерительных приборов (хронореакциометров) испытуемый может активно самооценивать успешность достигнутых результатов и объективно оценивать этапные и конечные результаты действия. В процессе повторных операций следы от сигнальных раздражителей, выступающих в роли этапных результатов активности, включаются в аппарат акцептора результата действия и становятся также предвидимыми, как и конечные результаты действия.

Любая инструкция жестко программирует целенаправленную поведенческую деятельность человека. Однако в процессе взаимодействия субъекта со средой может происходить коррекция правил, рационализация деятельности, включая новые открытия, что неизбежно ведет к перестройке первично сформированных механизмов исходной функциональной системы.

Рассмотрим, например, континуум достижения результата при простой «старт»-реакции, когда испытуемый должен в ответ на зрительный тестирующий стимул возможно быстрее начать движение кистью. Алгоритм подобного исследования включает следующие стадии: 1) размещение испытуемого в экспериментальной кабине в специальном кресле; 2) повторение словесной инструкции; 3) подготовительный сигнал «Приготовиться!», в ответ на который испытуемый должен принять позу «Готовность-1»: кисть на датчике, лицо обращено к сенсорному экрану (разрешаются перевод взгляда и мелкоамплитудные движения); 4) предупреждающий (предваряющий) сигнал: вспыхивание надписи «Внимание!», в ответ на которую испытуемый должен принять позу «Готовность-2»: взгляд фокусируется на экране, двигательная активность тела и конечностей полностью устраняется; 5) пусковой (императивный) зрительный стимул, автоматически следующий с вероятностным интервалом после предупреждающего в пределах 1-1,5 с; 6) результат действия; 7) автоматическая оценка результата хронореакциометром.

Алгоритм исследования простой «стоп»-реакции имеет следующие отличия от такового простой «старт»-реакиии: после подготовительного сигнала «Приготовиться!», т.е. при позе «Готовность-1», испытуемый начинает движение рукой, а в ответ на останавливающий зрительный стимул (стоп-сигнал) экстренно останавливает это движение. Алгоритм исследования «старт—стоп»-реакции представляет собой последовательное сочетание двух приведенных алгоритмов.

Примененный специальный, созданный О. Я. Боксером комплекс приборов позволил одновременно с временным анализом двигательной задачи исследовать различные физиологические показатели: электромио-грамму, дыхание, мигание; автоматически измерять разность латентных периодов между указанными показателями, оценивать достижение промежуточных и конечного, определенных инструкцией, результатов. Особенно демонстративно выявляется работа функциональной системы при результативной деятельности человека в условиях движущихся предметов. Основной полезный приспособительный результат рассматриваемой деятельности заключается в фиксации (посредством воздействия кисти на датчик) движущегося по экрану светового раздражителя в момент его совпадения с неподвижной меткой на экране. Чтобы не опоздать, испытуемый вынужден воздействовать на датчик не в момент совпадения движущегося раздражителя и метки, а с некоторым вероятностным опережением, зависящим от быстроты перемещения движущегося раздражителя и реакции самого испытуемого. Во избежание «фальстарта» это опережение не должно быть заблаговременным.

Алгоритм исследования реакции на положение движущегося раздражителя включает следующие стадии: размещение испытуемого в экспериментальной кабине; повторение словесной инструкции, подготовительный сигнал «Приготовиться!», в ответ на который испытуемый принимает позу «Готовность-1»: кисть на датчике, лицо и взгляд обращены к экрану; появление движущейся световой точки: прослеживающие движения глаз; предваряющий сигнал «Внимание!», в ответ на который испытуемый должен принять позу «Готовность-2»: взгляд максимально фиксируется на движущемся сигнале, двигательная активность тела и конечностей полностью устраняется; достижение движущимся раздражителем точки, вероятностно намеченной испытуемым в качестве компонента пускового синала; результат действия, автоматическая оценка достигнутого результата хронореакциометром.

Двигательная реакция испытуемого в одних исследованиях заключается в разгибании кисти, в других — в перемещении рычага, сжимаемого кистью, в сагиттальной плоскости. Наряду с движениями кисти в исследованиях временному анализу подвергаются дыхательный, мигательный и миоэлектрический компоненты, движения глаз и «электроокулометрическая» реакция. Одновременная регистрация указанных показателей в процессе целенаправленной деятельности человека дает представление о динамике деятельности его функциональной системы, направленной на достижение социально значимого результата.

Поскольку даже при обучении человек не в состоянии оценивать свои экстренные двигательные реакции в миллисекундах и тем более сопровождающие их вегетативные функции, а следовательно, и исправлять допущенные ошибки, был разработан своеобразный «биотехнический протез» путем включения в состав функциональной системы биотехнической обратной санкционирующей связи. Принцип работы соответствующих приборов заключается в следующем. При рассогласовании запрограммированного и реального результата, например, при тоническом напряжении мышц, само осуществление реакции (например, экстренное перемещение рычага) автоматически блокируется и вновь становится возможным, когда испытуемый произвольно или непроизвольно устраняет упомянутое рассогласование (например, ослабляет чрезмерную интенсивность сжатия рукоятки рычага). Такого рода устройство было названо «тренажер акцептора результата действия». Оно позволило испытуемым активно обогащать акцептор результата деятельности за счет коррекции субсенсорной сигнализации.

Приведенный пример указывает, насколько большие возможности теория функциональных систем представляет по сравнению с рефлекторным принципом для анализа физиологических функций в теоретическом и даже в практическом плане.

С точки зрения системной архитектоники психической деятельности волевые усилия определяются процессами афферентного синтеза, доминированием внешних обстоятельств над внутренними потребностями, доминированием механизмов памяти, нравственных идеалов над биологическими или менее значимыми социальными потребностями. Все это делает совершенно понятным высказывание И. М. Сеченова о том, что «Высокий нравственный тип.. может действовать так, как он действует только потому, что руководствуется высокими нравственными принципами, которые воспитаны в нем всею жизнью» (Сеченов И. М., 1953, с. 114).

Архитектоника психической деятельности представляет отражение информационных эквивалентов объективных процессов, происходящих как во внешней среде, так и внутри организма.

Кульминация психической деятельности — процесс творчества, когда человек, сталкивающийся с препятствиями к удовлетворению его потребности или движимый полетом фантазии, приходит к необычным решениям и результатам. Нетрудно заметить, что и в творческой деятельности также проявляется принцип системного квантования.

Процесс творчества связан со способностью человека на основе полученных знаний и информации формировать новый вопрос или проблему, т.е. специальную, ранее не имевшую места функциональную систему психического уровня организации. При этом в акцепторе результата действия формулируется предполагаемый результат. В ходе творческой психической деятельности человек оценивает обстановку, восстанавливает все полученные ранее знания, отделяет понятное от непонятного, примеряет знание к познанию и формулирует гипотетический механизм предвидения (акцептор результата действия), который проверяется практической деятельностью. Творческий процесс формулирования проблемы может осуществляться как отдельным индивидом, так и группой людей.

В процессе творческой деятельности часто наблюдается своеобразная «материализация идей», когда художник воплощает свой замысел в полотне картины, архитектор — в определенном стиле архитектурной постройки, композитор — в музыкальном произведении, ученый — в написании книги. При этом не теряется информационный смысл замысла.

Источник: 
Судакова К.В., Системные аспекты психической деятельности