Религиозная философия католицизма. Неотомизм - официальная философия католической церкви

Теоретическим фундаментом неотомизма является философско-теологическая система Фомы (Томмазо) Аквинского, члена монашеского ордена доминиканцев, получившего теологическое образование в Неапольском и Парижском университетах, святого католической церкви. Главной заслугой Фомы Аквинского перед католицизмом была адаптация философии Аристотеля для нужд католического вероучения. Он выполнил задачу рационализации религиозной веры и поиска для неё опоры в науке. Созданное им учение довольно быстро было признано официальной философией христианской религии западного образца. В 1879 году римский папа Леон XII в энциклике «Бессмертные отцы» отметил, что философско-теологическая система Фомы Аквинского лучше, чем иррационально окрашенная теология Аврелия Августина, способна противостоять тенденциям, угрожающим религии в XIX веке — материализму и позитивизму. Именно с этого времени и можно отсчитывать историю неотомизма как официальной философии современного католицизма. Это был не просто возврат к системе Ф. Аквинского. Упомянутая выше энциклика обозначила не только требование точного следования тезисам Аквината (а многие его тезисы были признаны не подлежащими сомнению), но и требование исследовать все проблемы современной жизни, изучать новые философские направления, использовать достижения частных наук, — и всё это для того, чтобы осовременить и обогатить идеологический фундамент католицизма.

Рассмотрим кратко основные положения неотомистской философии.

1. Примат веры над знанием. Основа этого учения — положение о гармоническом единстве веры и знания, согласно которому религиозная вера и рациональное познание не противоречат друг другу, не исключают, а дополняют друг друга. Это два пути, ведущие к одной и той же цели. Источник веры — Священное Писание, и истины, извлекаемые из этого источника, абсолютны и безусловны. Источник знания — разум. Но разум по природе своей — это свойство конечного существа, и потому он тоже конечен, ограничен. Существуют такие истины, которые недоступны человеческому разуму, лишь откровение раскрывает нам такие тайны бытия. Следовательно, вера и разум — неравноценные источники познания, и истины, получаемые с помощью веры, — выше истин разума. Вера расширяет границы разума; более того, вера — критерий истины. Таким образом, рациональное познание правомерно лишь настолько, насколько оно не противоречит религиозным догматам. Здесь мы, по существу, находимся в рамках фидеизма Августина, утверждавшего, что единственной дорогой, ведущей к истине, является вера. Справедливости ради отметим, что неотомистская философия осудила фидеизм ещё в XIX веке за недооценку человеческого разума. Но неотомисты ведут борьбу с рационализмом, осуждая его за неправомерную претензию признать разум верховным судьёй в вопросах истины и гордыню, поскольку, согласно рационализму, разум — это единственный проводник на пути к истине.

2.    Философия — служанка богословия. Это официальная догматическая формула, отражающая концепцию неотомизма, касающуюся взаимоотношения философии и религии. Неотомизм безоглядно придерживается положения, которое считает аксиомой; ничто не может быть истинным в философии, что признаётся ложным в теологии. По мнению Э. Жильсона, для того, чтобы служанка служила, она не должна быть уничтожена; служанка, конечно, не госпожа, но и она принадлежит к дому. В этом смысле философия католицизма — неотомизм — действительно находится под строжайшим контролем церкви, ей присущи крайний догматизм, авторитаризм, нетерпимость ко всему тому, что не согласуется с религиозными догматами. Эта философия во всех своих частях — онтологии, гносеологии, антропологии, этике и т. д. — теоцентрична, она направлена на утверждение и оправдание религии.

3.    Дуализм Бога и мира. Главным разделом философии неотомизма является онтология. Неотомисты различают то, что обладает бытием, чему присуще бытие (сущность, эссенцию), и то, что «есть» (существование, экзистенцию). Таким образом, противопоставляются абсолютное, вечное, сверхъестественное бытие Бога и бытие многообразных вещей, сотворённых Богом, конечных вещей, которые наделены бытием. По существу, в неотомизме онтология как бы должна быть разделена на две, отличные друг от друга, онтологии. Абсолютное, чистое, несотворённое бытие, бытие как таковое в неотомизме — это Бог, и он не может быть познан рациональным путём. Это положение неотомистской философии направлено против атеизма и пантеизма.

4.    Сущность и существование. Аристотелевская дихотомия сущности (эссенции) и существования (экзистенции) широко используется философией католицизма со времён Фомы Аквинского и до настоящего времени. В реально существующих вещах нет различия между сущностью и существованием. Здесь возможное мыслится как сущность, ещё не обладающая существованием. Стать существованием можно только будучи сотворённым. Но быть сотворённым, т. е. обладать сущностью, это значит быть ограниченным, конечным, т. е. не бытием как таковым, а конкретным, определённым бытием. Бытие в мире существенно отличается, по мнению неотомистов, от божественного бытия; в нём нет различия сущности и существования, поскольку нет ограничения бытия, здесь сущность и существование изначально тождественны.

5. Креационизм (творение из ничего). Принцип творения мира из ничего (Creatio ex nihilo) был сформулирован ещё Аврелием Августином (до разделения христианской церкви на католическую и православную). Этот принцип утверждает принципиальное различение и разграничение Бога и мира, Творца и его творения (и в теологии, и в религиозной философии). Августин утверждал, что акт творения мира из ничего Богом являлся единовременным, а шесть дней творения, о которых говорится в Священном Писании, — это аллегория, используемая для того, чтобы показать величие Бога. Правда, далее Августин допускает логическое противоречие, говоря, что сначала Бог создал из ничего материю, а потом, придав ей форму согласно идеальным образцам, содержащимся в божественном разуме, создал многообразие вещей и тем самым создал весь мир. Католическая же онтология утверждает, что и материя, и мир не совечны Богу, критикует как противные христианству учения, согласно которым мир не имеет ни начала, ни причины, а все изменения в нём происходят как результат действия какой-то слепой силы и вследствие фатальной необходимости. Отсюда — враждебность материализму, детерминизму. Быть, согласно томистской философии, — это значит быть сотворённым Богом. Так понимается в этой философии единство мира.

6.    Томизм и объективный идеализм. Неотомизм не признаёт себя идеалистической философией, а позиционирует себя как реализм, так как признаёт объективную реальность и независимое от нашего сознания существование материи. Но существование материи не трактуется неотомистами ни как самодостаточное, ни как единственно существующее. Неотомизм близок к объективному идеализму, поскольку объективная действительность рассматривается им как вторичная по отношению к Богу.

7.    Познание Бога. С одной стороны, в неотомистской философии естественное (мир) противопоставляется сверхъестественному (Богу). А с другой — постулируется их единство как Творца и творения. Поэтому в неотомизме и выделяют два вида познания; познание Бога и познание мира. Объекты познания принципиально различны, отсюда делается вывод и о различии истин познания. Существуют недоступные разуму истины, они иррациональны, т. е. разум не может их постигнуть в силу ограниченности субъекта познания (человека) и в силу специфики объекта познания (Бога). Эти истины носят характер божественных, сверхъестественных, они могут быть исключительно предметом веры, но по существу своему они недоступны для науки, находятся вне пределов досягаемости частных наук и философии. Границей познания является естественный мир сотворённых вещей. То, что божественно, не только недоступно познанию с помощью частных наук и философии, но даже не может быть объектом критики, попыток осмысления, уяснения рациональным познанием. Не должны даже и предприниматься тщетные попытки познать сверхъестественное. Таким образом, любые догматы религии должны быть недоступны рациональному познанию. Однако, такая крайняя позиция может быть опасна и для самой теологии, которая признаётся неотомистами наукой наук. Чтобы выйти из этого затруднительного положения, была создана концепция «аналогии сущего», или «аналогии бытия». Главная задача философии — поиск доказательств и аргументов о существовании Бога. Мы можем познать Бога, как утверждают неотомисты, по аналогии с естественным бытием, а также благодаря откровению, Священному Писанию, исходящему от Бога. Бог освещает дорогу к познанию не всем людям, а только избранным, одухотворённым. Разуму закрыт доступ к познанию Бога, но на него возлагается обязанность доказательства того, что Бог есть. Эти доказательства, исходя из особенностей познания Бога, могут быть отысканы на основе миропознания; познание творений должно быть логическим основанием для познания Творца. Ещё Фома Аквинский сформулировал пять доказательств бытия Бога (или «пять дорог» к Богу), которые признаются и в неотомизме.

8. Материя и форма (гилеоморфизм). В решении вопроса о материи и форме неотомисты, как и Фома Аквинский, придерживаются взглядов Аристотеля, очищенных от элементов материализма. Форма первична, она есть созидающее творческое начало, а материя вторична, она есть своеобразный «строительный материал» (субстрат), в котором потенциально существуют возможные вещи. Форма — это то, благодаря чему вещь является тем, чем она является, то есть форма актуализирует потенцию, которая имеется в материи только как возможность вещи. Фома Аквинский, вслед за Аристотелем, называл субстанциями единичные вещи, сторонами которых являются материя и форма. В субстанциях выделяется то, что является основой их единства, — форма, и то, что является основой их множественности, — материя. Неотомисты отрицают субстанциальное понимание материи и формы, полагая, что только в сочетании друг с другом материя и форма образуют субстанцию.

9.    Наука, естествознание и неотомизм. Взаимоотношение неотомизма с частными науками и философией двояко. С одной стороны, неотомизм отрицает естественные закономерности, эволюционную теорию, толкует природу с позиции божественного происхождения и предназначения — и это не отдельные расхождения неотомизма с наукой, а коренная принципиальная несовместимость этих и других догм неотомизма с основными принципами естествознания, философскими и методологическими закономерностями, нормами и критериями научности. Наука ищет ответы на встающие перед ней вопросы в самих вещах, процессах, явлениях, которые являются объектами исследования, в их структуре, внутренне присущих им свойствах и т. п. Этот подход несовместим с позицией неотомистов, которые выступают против «диктатуры науки». Однако, с другой стороны, неотомисты пытаются использовать открытия естествознания для потребностей религии, интерпретируя их с позиций богословия, используя ещё не решённые наукой проблемы и испытываемые ею трудности для доказательства бытия Бога. Поэтому неотомистская философия стремится искать примирение с наукой, использовать её достижения для омоложения религиозной натурфилософии.

10.    Концепция человека в неотомизме, единство души и тела. Неотомизм придерживается и в наше время архаической позиции в учении о растительном и животном мире. С точки зрения неотомизма, растения и животные обладают душой, первые — вегетативной, вторые — чувствительной. Они не материальны и не духовны. Только человеку присуща мыслящая душа, проявлением которой является разум. Такая душа не присуща ни растениям, ни животным. Человек — это единство тела и души, но это не простое сочетание двух субстанций, а субстанциальное единство (одухотворённое тело и воплощённый от плоти дух). Каждая душа создаётся Богом индивидуально в момент рождения человека, она не существует до человека. Порождённое родителями тело и сотворённая Богом душа с момента рождения образуют субстанциальное единство человека. Каждая сотворённая Богом душа и конечна (поскольку она сотворена Богом перед рождением тела, т. е. имеет начало), и бесконечна, поскольку она бессмертна в соответствии с религиозным учением. Душа для тела является своеобразным двигателем и формой, которая актуализирует жизнь человека. Душа выше тела в иерархии живого, но ниже душ ангелов и Бога, поскольку душа человека соединена с телом человека, в то время как у ангелов имеется только душа и отсутствует материальная составляющая. Следовательно, человек в лестнице живых существ занимает промежуточное положение, обладая мыслящей (разумной) душой и материальным телом. Благодаря душе человек участвует в экзистенции чистых духовных существ и некоторым образом подобен Богу. Это подобие Богу придаёт человеку большое достоинство и самое высокое в реальном мире совершенство. Человек — существо самодостаточное для своих решений и действий. Никто не может вместо него мыслить и принимать решения о его деятельности и поведении. Он обладает свободной волей и пользуется этой свободой в выборе своих поступков, а поскольку он свободно выбирает варианты своих действий, то человек ответственен за свой выбор. Человек — это личность, обладающая душой, свободой воли, но, с другой стороны, человек имеет также тело, которое налагает на него ограничения и множество связей. Человек — существо и биологическое, и социальное.

11.    Познание. В неотомизме познание трактуется как одна из способностей нематериальной души. Разумное познание, согласно неотомизму, обратно пропорционально материальности. С точки зрения последовательного неотомизма познание — это постижение формой формы, его субъект — душа как форма тела; его объект — это тоже некоторая форма. Неотомисты различают три рода познания. Чувственное познание — низшая ступень познания. Это, собственно, ещё не познание, это постижение единичного. Этот низший род познания обусловлен несовершенством самого человека, тем, что он — не чистый дух, а дух, обременённый телом. Подлинным познанием является второй род познания — познание разумное, ибо это познание общего, преодолевающее ограниченность чувственного познания. Наконец, третьим родом познания является уже упомянутое нами познание по аналогии, которое относится к абсолютному бытию, исходя из того, что бытие Бога является необходимым. Хотя неосхоластика и неотомизм осуждают агностицизм и скептицизм, они и сами устанавливают границы познания. Их две: сверху и снизу. Нижнюю границу определяет несовершенство человеческого разума (связанное с тем, что душа человека едина с его телом). Именно материальное тело отягощает и затемняет познание. Чувства могут вводить разум в заблуждение, хотя сами и не могут быть ложными, так как истинными или ложными могут быть только суждения. Верхняя граница познания обусловлена не только возможностью злоупотребления разумом, но и его конечностью, ограниченностью, несовершенством. Естественный человеческий разум не является достаточным в качестве критерия истинности. Если кто говорит, что разум человека настолько независим, что вера не может им управлять, то да будет он предан анафеме — так было записано в Догматической конституции католической веры, которая была принята I Ватиканским собором. Над рациональным познанием возвышается вера, божественное откровение — верховный законодатель, устанавливающий нормы и критерии истины: разум подчинён вере.

12. Этика неотомизма. Мир создан во славу Бога, а не для благополучия и размножения человека. Сам по себе человек ничто. Он стоит перед выбором между посюсторонним и потусторонним благом, то есть между мирскими ценностями, ценностями его нации, общества, семьи и евангельскими ценностями. Цель нравственного человека — жить с глазами, устремлёнными в небеса. Ещё Августин сформулировал доктрину христианского оптимизма: всё, что сотворено Богом, есть Благо. Мир сотворён Богом, и Бог ответствен за своё творение, Бог является всемогущим, премудрым, вседобрым, благим. Но откуда же в мире несовершенство, зло, страдания? Вслед за отцами христианства неотомисты снимают с Бога ответственность за всё зло в мире. В религиозных учениях, предшествующих христианству, например, в манихействе, источником зла объявлялся Сатана, но католическая церковь не признаёт никакого начала, которое бы ограничило всемогущество Бога. Нельзя переложить эту ответственность и на человека, потому что его воля и душа — это персональный дар божий. Зло происходит из свободы воли человека. Нельзя упрекать Бога в том, что он даровал человеку свободную волю, просто не все люди могут разумно ею распорядиться. В этом католицизм отличается от протестантизма, в котором утверждается ответственность всего человечества за первородный грех Адама и Евы. Человечество, согласно неотомизму, само творит свои несчастья и ответственно за зло, существующее в мире. Признание неизбежности зла в мире после того, как ответственность за него снята неотомистами с Бога, — один из важнейших принципов неотомистской этики. Надежды на мир, лишённый зла, не только иллюзорны, но и богохульны, считают некоторые представители неотомизма. Для обоснования этого утверждения привлекается схоластический приём. Надо принимать мир таким, какой он есть. Надежды на мир без зла основаны на предположении, что мир мог бы быть устроен лучше, чем сотворил его создатель. Такое предположение, по мнению неотомистов, является просто кощунственным.

13. Социальная философия (философия истории) неотомизма. То, что было истинным по отношению к человеческой природе Каина и Авеля, будет истинным по отношению к природе последнего человека. Этот тезис в применении к философии истории означает отказ от понимания исторического процесса как закономерного процесса. Эта философия истории неотомизма антиисторична. В области философии истории неотомизма отчётливо прослеживается отрицание всякого детерминизма, допущение внутренней закономерности общественного развития, отказ от всякой возможности научного предвидения социальных явлений. Всё в мире заранее предустановленно Богом, а то, что человек принимает за законы истории, — это лишь внешняя оболочка, за которой стоит воля божья. История в восприятии неотомизма — это исключительно реализация божественного плана.

Рассмотрим далее учения религиозных мыслителей, которых относят к классикам религиозной философии католической церкви, то есть неотомизма.
 

Ключевые слова: Философия, Религия
Источник: Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия. — М.: Прометей, 2018. — 379 с.
Материалы по теме
Философия Этьена Жильсона
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Философия Пьер Тейяр де Шардена
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Протестантская философия и ее направления
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Философия Карла Барта
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Русская религиозно-идеалистическая философия конца XIX - начала XX веков
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Русская философия В. С. Соловьева
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Философия Древнего Китая: даосизм, конфуцианство
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Философия Древней Индии: буддизм
Философия для «чайников». Учебник для академического бакалавриата: А. Д. Попова, 2018
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий