Развитие зарубежой нейропсихологии в XX веке и в наши дни

За рубежом развитие нейропсихологии как отдельной области психологического знания связано с именем канадского психолога Д. Хебба. Западные специалисты именно его считают автором термина «нейропсихология» (Величков-ский Б.М., 2006, т. 1, с.76). Широко известно следующее высказывание Хебба:

«Почему психология должна быть проще, чем её большие сестры — физика и химия? Большой мозг, как большое государство, не может просто делать простые вещи».

В 1949 году вышла его книга «Организация поведения: нейропсихологическая теория». Основное внимание Хебб уделял разработке теории взаимосвязи структур головного мозга и мыслительных процессов. Исследуя взаимоотношения обучения с процессами, происходящими в структуре нейронных связей мозга, он предположил, что в результате частой стимуляции нервной системы формируются скоординированные нейронные структуры — ансамбли клеток (cell assemblies) (Hebb D.O., 1949, 1995). Именно они, по его мнению, являются биологической основой процесса обучения, и мысленная репрезентация внешних событий отражается в иерархической структуре различных нейронных ансамблей.

В становлении нейропсихологии в Великобритании большую роль сыграл О. Зангвилл. Он занимался экспериментальной психологией и, будучи профессором Кембриджского университета и руководителем Британского психологического общества, активно поддерживал новые исследования в самых различных областях. Научные интересы Зангвилла, прежде всего, касались проблемы латеральной организации психических функций, хотя в 60-е годы ХХ века эта тема ещё не была столь популярна, как сейчас. О. Зангвилл также уделял большое внимание развитию нейропсихологической реабилитации в клинике неврологических расстройств. В настоящее время Лондонский Центр нейропсихологической реабилитации носит его имя. Среди наиболее значительных трудов Зангвилла следует назвать «Доминантность мозговых функций и их взаимосвязь с психикой», изданная в 1960 году, а также «Амнезия», вышедшая в 1966 году.

Среди американских разработчиков нейропсихологии необходимо отметить наших современников К. Прибрама и О. Сакса, которые ушли из жизни в 2015 году. Карл При-брам — известный американский врач, нейрофизиолог и нейропсихолог (рис. 11). Его работы можно рассматривать в качестве классического примера использования принципов когнитивной психологии и кибернетики, о которых было сказано выше (см. главу 1.2.) К. Прибрам считается одним из авторов «голографической концепции» деятельности мозга. Согласно его концепции, мысленные образы, как голографическое изображение, являются отражением реальности и посредниками между внешним миром и субъективными переживаниями человека. Именно образы и планы детерминируют поведение и обусловливают активную деятельность. Под образом К. Прибрамом понимается «аккумулированное» представление организма о самом себе и окружающем мире. Основное внимание он уделял исследованию мозговых механизмов кодирования и перекодирования информации в процессе взаимодействия со средой. Карл Прибрам выдвинул предположение о распределенном хранении информации по голографическому принципу, когда хранение обеспечивается фиксацией интерференционных узоров волн активации в массе нейронов коры.

О. Сакс получил большую известность как автор книг, популяризирующих нейропсихологический поход к анализу нарушений функций головного мозга. В его работах описываются интересные клинические случаи, среди которых встречаются лонгитюдные наблюдения. На русском языке изданы его книги «Человек, который принял жену за шляпу», «Мигрень», «Антрополог на Марсе», «Нога как точка опоры», «Глаз разума» и другие.

И.М. Тонконогий и А. Пуанте в своей книге «Клиническая нейропсихология», делая обзор современных зарубежных концепций локализации и организации высших психических функций, в качестве основного подхода выделяют теорию модулей, берущую начало в когнитивной психологии. В отличие от Д. Фодора, его последователи полагают, что образование модулей может происходить постепенно и не предопределено заранее. Например, выделяются специальные модули для процессов переработки обычной, часто используемой информации, и необычной, новой и неполной информации. Допустим, переработка обычной информации для понимания речи рассматривается как точно локализованная в отдельной области мозга — в зоне Вернике. В случае процесса обработки необычной информации, — например, понимания инверсии и сложных синтаксических структур, набор операций для понимания языка гораздо больше и локализован в нескольких областях вокруг Сильвиевой борозды, включая заднюю часть третьей лобной извилины, оперкулярную часть центральных извилин и островок. Понимание повседневной речи в этих случаях может сохраняться, в то время как использование специальных проб, включающих инвертированные предложения и сложные грамматические конструкции, будут демонстрировать нарушения понимания речи. Тем не менее, некоторые операции, выполняемые внутри различных модулей, могут быть почти идентичными. Например, рабочая память или осознание собственной болезни включены в набор операций, выполняемых независимо внутри различных модулей, для того, чтобы облегчить или ускорить их функционирование.

Несмотря на то, что концепция модулей имеет множество точек соприкосновения с теорией системной динамической локализацией ВПФ (если слово «модуль» заменить на «звено»), первая отличается стремлением продемонстрировать жёсткую привязанность большинства модулей к определённым областям мозга. Кроме того, сами модули описываются как относительно независимые компоненты. Так, если с позиции концепции модулей «модуль внимания помогает направлять модуль восприятия на цель», то с точки зрения теории системной динамической локализации, функции внимания и восприятия имеют общие звенья, и их количество определяется целью. Концепция модулей также не может в полной мере объяснить возрастные различия в реализации функций у детей, людей средних лет и лиц пожилого возраста.

Советский, а впоследствии американский, нейропсихолог Э. Голдберг в своей книге «Управляющий мозг» посвятил отдельную главу критике концепции модулей, назвав её «Модулярное помешательство» (Э. Голдберг, 2003). Среди основных проблем Э. Голдберг отмечает повышенное внимание исследователей к «интересным случаям», в которых наблюдаются узко специфичные когнитивные дефекты, называемых «сильными диссоциациями». Под данным термином подразумевается появление какого-то одного заметного симптома при наличии сохранности похожих функций. Например, пациент не может назвать апельсин, нарисованный на картинке, но может назвать счёты и сфинкса. В результате, «многочисленные обычные случаи, которые надо было просеять в поиске малого числа драгоценных случаев сильных диссоциаций, отбрасывались как неинформативные» (Э. Голдберг, 2003, с. 88). Другой серьёзной проблемой данной концепции Голдберг называет избыточность предлагаемых модулей. Для каждого случая «сильной диссоциации» исследователи постулировали открытие нового модуля. «Это весьма напоминало расцвет френологии, за исключением того, что сильные диссоциации, вызванные повреждениями мозга, заменив шишки на черепе, стали ведущим источником открытий» — иронично замечает Голдберг (там же). Сам он полагал, что «сильные диссоциации», скорее, отражают специфику индивидуальных когнитивных стилей и условий обследования, нежели принципы мозговой организации исследуемых функций.

В следующих главах учебника функционирование головного мозга в норме и патологии будет рассматриваться с позиций теории системной динамической локализации ВПФ А.Р. Лурии. Его концепция пользуется заслуженным авторитетом не только у нас в стране, но и за рубежом. Благодаря знанию А.Р. Лурии иностранных языков, активному участию в международных конференциях и переписке с нейропсихологами из разных стран, нейропсихология, в отличие от многих других отраслей советской психологии, не была в изоляции даже во времена железного занавеса. Работы А.Р. Лурии были переведены и опубликованы в США, Великобритании, Канаде, Нидерландах, Польше и других странах. Так, в 1966 году в США вышла монография «Высшие корковые функции», а в 1969 году — «Маленькая книжка о большой памяти». В 1966 году А.Р. Лурия инициировал публикацию сборника «Лобные доли и регуляция психических процессов», в который вошли статьи К. Прибрама, Л. Вейзкранца и других зарубежных специалистов.

В Таблице 2 перечислены наиболее заметные открытия в области нейронаук, произошедшие за последние 200 лет.





 

Ключевые слова: История, Нейропсихология
Источник: Нейропсихология: учебник для вузов / М.Е. Баулина. — М.: Издательство ВЛАДОС, 2018. — 391 с.
Материалы по теме
Развитие отечественной нейропсихологии в XX веке и в наши дни
Нейропсихология: учебник для вузов / М.Е. Баулина. — М.: Издательство ВЛАДОС, 2018. — 391 с...
Направления исторического развития криминологии
Старков О. В., Криминология: Общая, Особенная и Специальная части: Учебник.— СПб.:...
Средневековое понимание культуры в Европе
Монина Н.П., Культурология
Естественнонаучные предпосылки возникновения психологии как самостоятельной науки
Р.В. Петрунникова, И.И. Заяц, И.И. Ахременко. История психологии - Минск.: Изд-во МИУ, 2009...
Исторический материализм К. Маркса и проект «научного социализма»
Социология: теория, история, методология: учебник / под ред. Д. В. Иванова. — СПб.: Изд-во С...
Культура Месопотамии
Кравченко А. И., Культурология: Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект...
История развития дифференциальной психологии
Кондрашихина О.А., Дифференциальная психология
Нарушения высших психических функций при поражении базальных отделов височной коры
Нейропсихология: учебник для вузов / М.Е. Баулина. — М.: Издательство ВЛАДОС, 2018. — 391 с...
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий