Развитие социальной идентичности

Социальная идентичность формируется прижизненно, что порождает вопрос о направлениях и механизмах этого процесса. Первые социальные идентичности начинают формироваться еще в дошкольном возрасте. В 4 года начинает формироваться половая идентичность, в 6—7 — этническая (по другим данным, это происходит еще раньше). Социальные идентичности, связанные с определенными ценностными ориентациями, например, политическая, профессиональная, религиозная, возникают преимущественно в подростковом и юношеском возрастах. Однако новые социальные идентичности появляются на протяжении всей жизни человека.

Важный вопрос, связанный с формированием социальной идентичности, касается того, что возникает сначала: представление об ингруппе или аутгруппе. Анализ представлений об ин- и аутгруппе студентов-психологов, обучающихся на разных курсах и живущих в общежитии или дома, показал, что сначала формируется представление об аутгруппе, а собственная группа описывается посредством отрицания у ее членов качеств, присущих аутгруппе. Самостоятельное представление об ингруппе формируется позже (Агеев, 1990).

Существует несколько основных направлений развития социальной идентичности. Мы проиллюстрируем их на примере идентичности, связанной с местом проживания, у украинских детей (Павленко, Кряж, Барретт, 2002).

Во-первых, формирование идентичности идет по пути увеличения размера групп, к которым человек причисляет себя. Оно начинается с формирования представления о себе как о жителе конкретного города, позже возникает представление об этнона-циональной, потом гражданской и наконец, наднациональной принадлежности (граждане СНГ, славяне, европейцы).

Во-вторых, с возрастом наблюдается все более жесткая однозначность выбора ингруппы — украинцы или русские.

В-третьих, с возрастом представление об этнических группах структурируется и усложняется. Это хорошо заметно при анализе особенностей семантического пространства этнических групп. Наименьшей структурированностью характеризуются представления 6-летних детей: их семантическое пространство включает в себя много факторов при низкой объяснительной ценности каждого из них. Для 9-летних детей характерно снижение размерности семантического пространства до одного-двух факторов. Это означает, что представление об этнических группах становится более структурированным и одновременно простым. У 15-летних детей появляется три основных фактора. Это демонстрирует усложнение представления об этнических группах при сохранении его структурированности.

В-четвертых, с возрастом происходит формирование оппозиции «мы—они». В этнических представлениях 6-летних детей «свой—чужой» включает два измерения — «приятный—неприятный» и «дружественный—враждебный». У 9-летних измерение «приятный—неприятный» трансформируется в «хороший—плохой» и сливается с «дружественный—враждебный». У 12-летних детей измерение «свой—чужой» соответствует измерению «дружественный—враждебный». При этом к 12 годам возникает еще один важный критерий оценки — «цивилизованность—отсталость», который оказывает влияние независимо от измерения «свой—чужой». 15-летних детей «цивилизованный—отсталый» становится доминирующей оппозицией, но «свой—чужой» сохраняет некоторое влияние.

В-пятых, с возрастом увеличивается социальная самооценка. Например, по данным американского исследования, этническая самооценка активно растет в подростковом возрасте, особенно у представителей этнических меньшинств — афроамериканцев и латиноамериканцев (French et.al., 2006).
Из пяти перечисленных особенностей наибольшее внимание исследователей привлекает усложнение представления об этнических группах, в том числе ингруппе. Существует несколько моделей, описывающих процесс развития этнической идентичности.

Например, Ж. Пиаже выделял три стадии формирования этнической идентичности. На первой стадии (6—7 лет) ребенок приобретает фрагментарные знания о своей этнической принадлежности. В этом возрасте для ребенка наиболее значимыми являются семья и непосредственное социальное окружение, а не этническая группа. На второй стадии (8—9 лет) ребенок четко идентифицирует себя со своей этнической группой, выделяет основные параметры идентификации (национальность родителей, место проживания, родной язык, внешность). На третьей стадии (10—11 лет) происходит полное формирование этнической идентичности, выделение новых критериев различия между народами (уникальность истории и культуры).

В соответствии с другой моделью развития этнической идентичности ее формирование также происходит в три этапа (Хотинец, 2000). Начальный этап приходится на 5—10 лет. Для него характерны нечеткое осознание детьми общности с представителями своей национальности, немотивированный выбор своей этнической принадлежности, слабые этнические знания. На этом этапе значительная роль в передаче информации принадлежит семье. Второй этап охватывает подростковый возраст (11—15 лет) и характеризуется осознанным отношением к своему этносу. Формируется представление об истории, культуре и психологических особенностях своего и других народов. На этом этапе семья продолжает играть важную роль в становлении этнической идентичности. Например, под влиянием родителей происходит выбор подростком той этнической группы, с представителями которой он идентифицируется. Третий этап приходится на 16—17 лет. На этом этапе укрепляется мотивация своей этнической принадлежности, определяется мотивация выбора своей национальности. В этот период основной влияние оказывает школа. Включение в школьные программы курсов по этнографии и культурологии приводит к более полному пониманию людьми особенностей своей культуры, психологических особенностей этноса, своих особенностей как его представителя, сильной этнической идентификации (Хотинец, 2000, 2002).

Скорость формирования социальной идентичности зависит от социальной ситуации, в которой развивается человек. Например, скорость развития этнической идентичности зависит от двух факторов — гетерогенности этнического окружения и размера ингруппы: этническая идентичность быстрее формируется у представителей меньшинств и людей, живущих в разнородном этническом окружении (Стефанкенко, 1998).

В рамках теории социальной идентичности рассматриваются две ситуации ее формирования: в ходе внутригруппового и межгруппового общения.

1. Формирование социальной идентичности в ходе внутригруп-пового общения. В последнее время особую популярность приобрела идея о том, что социальная идентичность развивается в процессе общения между членами ингруппы. Эта точка зрения получила название интерактивной модели формирования социальной идентичности (Postmes, Haslam, Swaab, 2005). В соответствии с ней существует два пути формирования социальной идентичности: дедуктивный (сверху—вниз) и индуктивный (снизу—вверх).
Дедуктивный путь используется в том случае, когда (Postmes, Haslam, Swaab, 2005 ):
• социальная идентичность членов группы задана ситуацией. Например, существует группа-соперник или референтная группа, с которой люди сравнивают себя;
• ситуация предполагает, что человек «растворяется» в группе, теряет свою индивидуальность. Это происходит, когда трудно определить, что из сказанного или сделанного принадлежит конкретному человеку.

В этом случае члены группы принимают готовые социальные нормы, которые влияют на их поведение. В ходе внутригруппо-вого общения они обсуждают особенности ингруппы и аутгруп-пы. Такая дискуссия приводит к согласию членов группы между собой. После этого сформированная социальная идентичность интернализуется членами группы и начинает оказывать влияние на их когнитивные процессы, эмоции и поведение. Например, когда люди приходят к согласию относительно несправедливости положения своей группы и невозможности перейти в другую, они готовы к участию в социальной активности, направленной на защиту ингруппы.

По-видимому, дедуктивный путь формирования социальной идентичности задействуется и в том случае, когда человек становится членом группы не в самом начале ее формирования, а когда она существует уже достаточно продолжительное время, как это происходит, например, при вступлении человека в ряды какого-либо социального движения, политической партии, религиозной секты и т.д. В этом случае человек усваивает уже готовую социальную идентичность и соответствующие ей представления. Основные направления и способы такого усвоения хорошо заметны на примере включения людей в социальные движения. Включение человека в их деятельность сопровождается изменениями (ed. by Stryker, Owens, White, 2000):
• структуры и содержания соответствующей идентичности: она становится более сложной и включает в себя все большее количество характеристик;
• места этой идентичности в иерархии: она занимает более высокое место в иерархии идентичностей;
• степени влияния на поведение: новая идентичность оказывает все большее влияние на поведение, в т.ч. в ситуациях, не связанных прямо с деятельностью социального движения;
• восприятия полезности идентичности для достижения личных целей: со временем новый член движения начинает воспринимать соответствующую социальную идентичность как все более полезную для достижения личных целей.

Основными способами формирования социальной идентичности в рамках социальных движений являются:
• рассказ новичка о своей деятельности в рамках движения окружающим его людям;
• совместное с другими членами движения чтение и обсуждение программных текстов;
• участие в ритуалах и акциях социального движения;
• полемика с оппонентами ингруппы.

Эти способы оказывают двоякое влияние на человека. Во-первых, в соответствии с теорией самовосприятия Д. Бема новичок наблюдает за собственным поведением и на его основе делает заключение о том, что социальное движение играет важную роль в его жизни, т.е. сильнее идентифицируется с ним. Во-вторых, в ходе подобных процедур новичок лучше понимает специфику своего социального движения, формирует более полное представление о нем.

Такие способы формирования социальной идентичности используются и в других группах, например, религиозных сектах.

Индуктивный путь используется, когда (Postmes, Haslam, Swaab, 2005):
• ситуация не ограничивает свободу выбора социальной идентичности. Примером такой ситуации является общение людей в Интернете;
• ситуация предоставляет человеку возможность сохранить свою индивидуальность. Это происходит, когда можно определить, что из сказанного или сделанного членами группы принадлежит этому человеку.
В ходе такого общения члены группы самостоятельно вырабатывают нормы, в т.ч. стиль коммуникации, обсуждают представление об ингруппе и формируют социальную идентичность, которая впоследствии начинает оказывать на них влияние.

2. Формирование социальной идентичности в ходе межгруппового общения. Сторонники этого направления полагают, что социальная идентичность начинает формироваться в момент возникновения ингруппы и ее столкновения с другими группами. Одна из моделей, описывающих этот процесс, принадлежит С. Ворчелу (Worchel, 1998), который выделил четыре стадии развития группы.

Первая стадия развития группы — это стадия идентификации. Цель этой стадии — установить позитивную социальную идентичность. Группа, находящаяся на этой стадии развития, только формируется. Социальная идентичность находится в стадии становления. Происходит определение границ группы, ее места среди других групп, возникают связи между ее членами. Формулируется основная цель существования группы. Во главе группы становится авторитарный лидер. Эта неустойчивость группового существования отражается на качестве межгрупповых отношений. На этой стадии отношение членов формирующейся группы к аутгруппам негативно. Члены этой группы пытаются выделиться среди других групп с помощью ярких, видимых атрибутов — одежды, языка. Границы группы непроницаемы для новых членов, группа самоизолируется от окружающих и инициирует межгрупповой конфликт. Для защиты социальной идентичности используются такие способы, как подчеркивание подобия членов ингруппы и их отличия от членов аутгруппы, исключение из группы людей, нарушающих групповые нормы. Характерно, что отвержение большинством группы ее неконформных членов является прямым следствием недостатка единства внутри группы. Например, члены группы, в состав которой входят люди с разными аттитюдами и ценностями, менее терпимы к «черным овцам», чем их коллеги из групп, состоящих из похожих друг на друга людей.

Вторая стадия развития группы — это стадия групповой продуктивности. Ее цель — это формирование группы, способной решать определенные задачи. Члены группы, находящейся на этой стадии, обращают особое внимание на индивидуальные особенности друг друга, знание которых позволяет им выбрать роли, соответствующие интересам и способностям каждого из них. Так появляется дифференцированная ролевая структура. Границы группы становятся проницаемыми, и в нее начинают приниматься новые члены. Наиболее способные из них сразу получают высокий статус, но большинство приходящих остаются на нижних ступенях групповой иерархии.

Меньшее, по сравнению с предыдущей стадией, внимание уделяется эмоциональным отношениям между членами группы. Во главе группы становится лидер, ориентированный на задачу. Изменяются и отношения группы со своим окружением. Отношение к аутгруппе становится менее негативными, хотя она все еще выступает в качестве объекта сравнения с ингруп-пой и служит для оценки ее состояния. Поскольку социальная идентичность окончательно сформирована и, следовательно, менее уязвима, меньшинство группы может оказывать влияние на групповое решение. Однако его мнение отторгается, если его действия угрожают позитивности сформированной идентичности. Для защиты социальной идентичности используется атрибуция неудач группы внешними факторами, а ее удач — особенностями самой группы.
Третья стадия — это стадия индивидуализации. Члены группы, находящейся на этой стадии, придают личным потребностям большее значение, чем общегрупповым целям. Они соизмеряют собственный вклад в групповой результат со вкладами других членов и требуют справедливости при распределении вознаграждения. В группе выделяются подгруппы, члены которых имеют сходные интересы и способности, не связанные с выполнением групповой задачи. Взаимодействие между членами группы становится избирательным. Возникает социальная леность. Под сомнение ставятся существующий лидер, а также цели и нормы группы. Члены группы все чаще интересуются особенностями аутгрупп, переоценивают их нормы и достижения, в результате чего возникает аутгрупповой фаворитизм.

Четвертая стадия — стадия спада. На этой стадии группа теряет значение для своих членов. Начинается отток людей из нее. Сначала уходят те, кто находится на нижних ступенях ее иерархии, за ними — высокостатусные члены группы. Оставшиеся члены пытаются создать новую группу. У них опять возникает враждебность к аутгруппе, которая теперь выступает в роли удачливого соперника. Групповое развитие переходит на первую стадию.

Развитие социальной идентичности в ходе развития группы можно проследить не только на материале изменения межгрупповых отношений и отношений между членами группы, но и благодаря анализу того, как формируется один из способов проявления социальной идентичности — групповые представления (нормы, ценности, цели и идеология). Так, при возникновении социальной идентичности формируются несколько основных для группы норм, ценностей и целей. Для того чтобы они сформировались в первоначальном варианте, непосредственное общение между членами ингруппы и между ингруппой и аутгруп-пой необязательно. Однако для дальнейшего развития системы групповых представлений наличие такого общения необходимо. Процесс формирования норм, ценностей и целей завершается выделением наиболее важных из них, которые необходимы для существования группы, ясны для ее членов и поддерживаются ее руководством (Bar-Tal, 1998). Вероятно, развитие групповых представлений связано с первыми двумя стадиями формирования группы, поскольку к третьей стадии они уже должны быть сформированы и, скорее всего, начинают распадаться.

Некоторые авторы делают попытку объединить два аспекта формирования социальной идентичности.

Формирование социальной идентичности идет в рамках традиционных институтов социализации: семьи, школы, средств массовой информации.

Семья определяет важность и содержание разных этнических идентичностей. Во-первых, у ребенка быстрее формируется та социальная идентичность (этническая, политическая и т.д.), которая важна для родителей. Однако это касается лишь некоторых видов социальной идентичности. Во-вторых, среди социальных идентичностей одного вида дети чаще выбирают «родительскую». Это касается, например, этнической идентичности в семьях, где оба родители имеют одну и ту же этническую идентичность. Однако выбор определенной этнической идентичности у ребенка затягивается, если родители считают себя представителями разных национальностей.

Важную роль в формировании этнической идентичности играет школа. В последнее время в России появилось достаточно много национальных и религиозных школ, в которых дети получают информацию об особенностях своего народа и религии. Однако эффективность обучения в таких школах во многом определяется психологической подготовленностью ученика. Например, в одном исследовании (Сухарев, Бухарева, 2005) сравнивались последствия обучения в воскресных Синагогальной, Еврейской, Православной школах и Русском фольклорном центре. В Синагогальной школе акцент делался на изучении иудаизма и формировании позитивного отношения к израильской природе; в Еврейской школе — на формировании позитивного отношения к израильской природе и народной культуре; в Православной школе — на изучении христианской этики при отсутствии внимания к народной культуре и фольклорным образам; в Русском фольклорной центре — на изучении народного и православного фольклора при отсутствии внимания к православной этике.

Опрос детей, больше года проучившихся в каждой из упомянутых школ, показал, что обучение привело к разным результатам.

Светские школы (Еврейская школа и Русский фольклорный центр) способствовали формированию определенной этнической идентичности. В частности, обучение в Русском фольклорном центре сформировало более позитивное отношение к родной природе и климату, народной культуре и фольклору, православию и своей этнической идентичности. Обучение в Еврейской школе сформировало позитивное отношение к иудаизму, еврейской культуре и фольклору, собственной внешности, хотя и сделало более негативным отношение к русской природе. Вместе с тем, обучение в религиозных школах привело к обратным результатам. Так, обучение в Православной школе улучшило отношение к родной природе и климату, но ухудшило — к русской культуре, фольклору и православию. Обучение в Синагогальной школе сформировало негативное отношение к иудаизму, еврейской культуре и фольклору, особенностям питания народа, но позитивное — к еврейской идентичности. Таким образом, обучение в обеих религиозных школах сделало этническую идентичность более противоречивой. По мнению авторов исследования, это связано с тем, что для религиозных школ нужна подготовленность учеников, знание ими народной культуры.

Источник: 
Психология межгрупповых отношений.— О.А. Гулевич., М.: Московский психолого-социальный институт, 2007.— 432 с.