Структура социальной психологии

Социальная психология состоит из двух частей - теории и практики, в связи с чем выполняет соответствующие функции - теоретическую и практическую. Учебные курсы и учебники по социальной психологии обычно так и называются, хотя и не всегдаимеют право на это. Они, по существу, отражают только основы социально-психологической теории. Учебников по прикладной социальной психологии в общепринятом смысле не было до выхода в свет таких работ, как «Введение в практическую социальную психологию» (МГУ, 1996) и «Прикладная социальная психология» под редакцией А. Н. Сухова, А. А. Деркача (М., 1998).

Между тем в зависимости от выполняемых функций курс и учебники «Социальная психология» следует подразделять на «Социально- психологическую теорию» и «Прикладную социальную психологию».

Социально-психологическую теорию нельзя представить без частных теорий, т.е. без таких теоретико-прикладных дисциплин, как политическая психология, этнопсихология, психология управления, экономическая психология, экологическая психология и др.Что же касается содержания прикладной социальной психологии, то ее «ядро» образуют социально-психологическая диагностика, консультирование, воздействие и психотехнологии в социальнойпрактике. В этом случае социально-психологическая теория является как бы стволом дерева социальной психологии, а ее ветвями, соответственно, - перечисленные отрасли.

Главная задача социально-психологической теории состоит восвещении основных характеристик социально-психологических явлений, объяснении причин и механизмов, построении прогнозов их развития, а также в научном раскрытии и обосновании существа приемов оказания социально-психологической помощи.

Структура социальной психологии теории включает в себя следующие компоненты: 1) методологию; 2) феноменологию; 3) закономерности и механизмы; 4) теоретическое обоснование праксиологии (методики применения различных воздействий или ихсовокупностей с точки зрения их эффективности). Западная социальная психология более свободна от методологии, вместо которой она использует профессиональную «идеологию».

Отечественная социальная психология имеет давние традиции, хотя и не всегда положительные, по взаимодействию с философией. И прошлом развитие социальной психологии тормозили чрезмерно жесткие рамки закостеневшей в своих догматах философии. Сейчасв области философии и социальной психологии ситуация кардинально изменилась.

Следует особо выделить принцип объективности, без соблюдения которого нельзя серьезно говорить о социальной психологии как науке. Своими корнями он уходит к позитивизму, сформулировавшему требования к процессу познания социальных явлений.

Однако в гуманитарных науках все большую популярность приобретает подход к социальным явлениям с позиций понимающей социологии и психологии. Как правильно подметил немецкий философ и историк культуры В. Дильтей, мало фиксировать социально-психологические явления, их нужно еще и «прочувствовать», для того чтобы познать. Социальной психологии необходимо сотрудничество с социальной философией и социологией. В то же время ей не обойтись и без истории, точно так же, как нельзя понять и объяснить историю без социальной психологии.

Изучение любого социально-психологического явления (личности, общности, социальных институтов, в том числе политических, общественных и экономических) невозможно без учета влияния культурно-исторического контекста.

Изучение любого социально-психологического явления (личности, общности, социальных институтов, в том числе политических, общественных и экономических) невозможно без учета влияния культурно-исторического контекста.

В. А. Шкуратов подготовил докторскую диссертацию, в которой обосновал предмет исторической психологии, а затем издано одноименное учебное пособие.

В настоящее время, по мнению В.А.Шкуратова, в психологии наблюдается переход от естественно-научных парадигм к парадигме (повествованию, сюжетному мышлению, рассказу). Вряд ли с этим полностью можно согласиться. Но исключать данный подход - значит обеднять социальную психологию.

Учет культурно-исторического контекста при изучении социально-психологических явлений важен в теоретико-методическом плане.

Культура, ее элементы имеют непосредственное отношение к базовым социально-психологическим явлениям: ментальности, смыслу жизни, социальным ценностям, картинам мира и социальным чувствам.

В свою очередь, знание об историко-культурном развитии социально-психологических явлениях позволяет объяснить современное состояние политических, общественных и экономических институтов.

Как уже отмечалось, в настоящее время проблемами власти, общества и экономики занимаются теоретико-прикладные отрасли социальной психологии: политическая, этническая и экономическая психология.

В то же время следует отметить, что предметы указанных отраслей социальной психологии определены нечетко, что связано с отсутствием концептуального подхода к определению предмета политической, этнической и экономической психологии. С точки зрения содержания эти отрасли представляют собой достаточно абстрактные рассуждения о психологических аспектах политического лидерства и т.д. при отсутствии конкретики.

В качестве концептуальной основы теоретико-прикладных отраслей социальной психологии, а именно политической, этнической и экономической психологии, должны стать современные парадигмы социальной психологии.

С этой точки зрения во главу угла должны быть поставлены культура и социально-психологические явления, связанные с нею.

В 1952 г. вышла книга американских культурологов А.К.Либера и К. Клаксона «Культура. Критический обзор концепций и определений». В ней приведено более 150 определений культуры.

Б. С. Ерасов выделяет пять базовых определений культуры:
1) культура как особая сфера и форма деятельности, связанная с мышлением и т. д.;
2) культура как общий уровень развития общества;
3) культура как сумма общественных достижений;
4) культура как специфическая система норм, ценностей и смыслов, отличающая одно общество от другого;
5) культура как духовное измерение всякой деятельности.

Культуру представляют такие социально-психологические явления, как ментальность, смыслы (смысл жизни, жизненные планы и цели), социальные ценности, мотивационная сфера, «Я» и когнитивные характеристики (картины мира, стереотипы, самооценка, самоотношение), понятия «Мы» и «Они», социально-психологическая компетентность, конфликты, социальные чувства и эмоции, общение: язык, стиль, диалектные особенности и т. п.

Между элементами культуры и социально-психологическими явлениями существует взаимосвязь, в отдельных случаях границы между ними практически отсутствуют.

История социальной психологии началась с изучения мифов, обычаев, языка, т.е. психолого-исторических, этнопсихологически явлений, проведения кросскультурных, сравнительных исследований.

Но в дальнейшем увлечение позитивизмом без учета историко-культурного контекста при проведении исследования привело к кризису социальной психологии. Это проявилось и в теории, и на практике. Еще в 1880 г. М.Забылин - составитель книги «Русскийпарод. Его обычаи, обря-
ды, предания и поэзия» писал: «Читая лекции отечественной истории в наших учебных заведениях, преподаватели этого предмета мало говорят об обычаях и образе/кизни наших предков, почему бытовая сторона нашего народа в чьем прошлом почти потеряна для нас. Между тем археологические и этнографические исследования указывают нам на следы и<остатки обычаев, обрядов и образа жизни народа. В сказках, былинах, поверьях, песнях встречается очень много правды о родной старине, и в поэзии их передается весь народный характериска, с его обычаями и понятиями».

Объектом социального психоанализа является сфера бессознательного, но применительно к конкретным социальным субъектам: личности, группе, этносу, нации, народу на основе изучения «коллективного бессознательного» (К. Юнг) и «социального бессознательного» (Э.Фромм). Сюда же относятся исследования структуры душевной жизни социума («психологии народной жизни», «души народа», «души России»). Социальный психоанализ можетныть использован в основном в качестве метода интерпретации социально-психологических явлений.

Картина мира представляет собой сложное многоуровневое обшвание, в которое наряду с научным, понятийным знанием входят и религиозный опыт, и виртуальные построения искусства, иидеологии, и глубинные пласты мифологического и коллективного бесссознательного в духе К. Юнга [27].

В психологии исследование картины мира, в том числе и ее политического аспекта, интенсивно развивается в рамках психосемантического подхода [15, 16, 21, 26]. В психосемантике реализуется парадигма конструктивизма, где картина мира трактуется некак зеркальное отражение действительности, а как одна из возможных «пристрастных» культурно-исторических моделей мира, которые создает единичный или коллективный субъект. В этомплане психосемантика стоит на позиции признания множественности возможных моделей мира, плюрализма истины и, как
следствие, множественности путей развития отдельного индивида, общества, страны, всего человечества.

Дж.Келли ввел понятие личностного (персонального) конструкта как элемента этой конструктивной системы на уровне индивида. Этот термин может быть расширен и применительно к общественному сознанию, впитавшему в себя личностные конструкты, которые стали достоянием культуры.

Феноменология должна включать как общую, так и частную теорию социально-психологических явлений, а именно: теорию социально-психологических явлений на микро-, среднем и макроуровне. Что же касается взаимоотношений социальной психологии с ложно понимаемой идеологией, то первой следует оставаться нейтральной, последней же уступить место профессиональной этике социальных психологов.

Вопрос об идеологизации не праздный. Можно спорить о содержании идеологии, но наивно полагать, что какое-либо общество и гуманитарная наука могут обойтись без нее. Еще недавно исторический материализм безапелляционно выступал в роли истинной теории. Именно это обстоятельство низводило социально-психологическую теорию до «полуфабриката», и всем социально-психологическим явлениям требовалось материалистическое обоснование.

В США в 1990 г. Национальная ассоциация социальных работников приняла этический кодекс, в котором изложены основные принципы деятельности социального работника, в частности:безупречное поведение и компетентность, моральная ответственность перед клиентом, коллегами, работодателем, своей профессией и обществом [22].

В отечественной психологии также разработан и принят этический кодекс. Суть его состоит в том, что основополагающим принципом отечественной социальной психологии должен стать принцип гуманизма: обеспечение личностного роста, самоактуализации «Я», приумножение общечеловеческих ценностей, т.е. критерием оценки теории и социально-психологической практики обязан быть тезис: «Человек - мерило всех вещей». Однако при
этом нельзя отрицать и сбрасывать со счетов роль политических, идеологических и экономических условий. Не стоит игнорировать и целый ряд положений, сформулированных К.Марксом и его последователями относительно детерминант, определяющих сущность социально-психологических явлений. Вместе с тем необходимо сказать о том, что в качестве методологии отечественной социально-психологической теории более семидесяти лет выступала идеология, превратившаяся из когда-то живого учения в совокупность догм. Следствием псевдометодологии явилось искажение содержания и структуры социально-психологической теории. Так, вместо анализа реальной дифференциации общества изучалась только его классовая структура - рабочий класс, крестьянство и интеллигенция, а
вместо исследования широчайшего спектра общностей - коллективы. В конечном счете, это привело к тому, что общество, в котором мы живем, оказалось неизученным.

Воинствующая и односторонне разрабатывавшаяся методология привела к абсурдному разделению социальной психологии на буржуазную и марксистскую, в то время как следовало говорить о зарубежной и отечественной социальной психологии. Идеологическое разъединение социальной психологии повлекло за собой ограничения в области теории, создание деформированного и одновременно рафинированного, профильтрованного психологического тезауруса, содержание которого свелось к формуле: «У них все плохо - у нас все хорошо».

В настоящее время набирает силу критическая социальная психология, пытающаяся подвергнуть коррекции идеологизированный понятийный аппарат, превратить описательную социальную психологию в объяснительную, имеющую пусть развивающийся,но достаточно строгий понятийный аппарат, четко сформулированные задачи, которые она призвана решить, свою систему методов, продуманный порядок планирования и координации научных исследований.

Как ни парадоксально, но несмотря на обилие в недалеком прошлом публикаций по методологическим проблемам, отечественная социально-психологическая теория оказалась на своеобразном голодном пайке. Длительное соревнование за идеологическуючистоту в исследованиях породило в отечественной социальной психологии монополизм отдельных
школ и направлений, выразившийся в однобоком взгляде на социально-психологические явлениям факторы, определявшие их основные характеристики.

Подобные академические теории оказались мертворожденными.Ни одна из них так и не «заработала» на практике. Однако немалопредставителей этих псевдотеорий бросились в социальную практику и, забыв о принципах своих школ, занялись бизнесом. Понятно, что такая эклектика, основанная на механическом соеди-нении различных теорий и практических приемов, дискредитирует социальную психологию как науку.

Таким образом, положение сейчас таково, что говорить обобщей социально-
психологической теории пока преждевременно.

Она не имеет единой парадигмы. Ни одна из существующих социально-психологических теорий, если исходить из данного параметра, не может претендовать на этот статус

Теории социальных институтов, организаций, групповой динамики, нейролингвистического программирования, психоаналитические, когнитивистские, бихевиористские, психосинтетические, интеракционистские, теория гештальтпсихологии и другие не являются универсальной объяснительной моделью. Они носят частный характер и теоретически обслуживают только определенный круг социально -психологических явлений. Одни объясняют закономерности возникновения и протекания социально-психологических явлений, другие делают упор на раскрытие механизмов их взаимодействия, третьи обслуживают прикладные направленияпсихологии: диагностику, консультирование и технику воздействия. Такое разделение сфер приложения этих теорий правомерно. Однако, к сожалению, факт специализации теории далеко не всегда учитывается, что приводит к курьезным последствиям..

Попытки придать какой-либо теории ранг общей, универсальной теории имели место как в отечественной, так и в зарубежной социальной психологии. В данном случае имеются в виду деятельностный, стратометрический подходы, а также психоанализ и другие теории. Указанные теории имеют свой конкретный объект: приложения. Вне этих границ они превращаются в квазитеории,надуманные, искусственные конструкции, которые их создателипытаются наложить на все без исключения социально-психологические явления и объяснить их. С разрушением идеологических догм рухнули и парадигмы, опиравшиеся на них. Образовался вакуум, ничем не заполненная методологическая ниша. Сразу же увеличился поток переводной литературы. В результате теоретическая социальная психология по своему содержанию стала представлять конгломерат знаний. Глубоко продуманная интеграция всего ценного, которое, несомненно, есть в каждой из названных теорий, пока не проведена.

Если говорить о том ценном, что было накоплено благодаря своеобразной теоретической моде, то это происходило в основном путем выявления и научного освещения феноменологии на микроуровне. Почти не развивались теории социальных конфликтов,межэтнических отношений, психологии власти. Причем эмпирическая база для социально-психологической теории создавалась главным образом в стенах научных учреждений и учебных заведений, в частности, в результате изучения студентов.

По мере развертывания социально-психологической службы на предприятиях и в других сферах крепла прикладная социальная психология. В последнее время в области прикладных социально-психологических исследований наблюдается своеобразный бум.В России возникли многочисленные центры прикладных социально-психологических исследований: общественного
мнения, межнациональных конфликтов и т.д. Однако дефицит теории обесценивает их практическое значение. Прикладную функцию социальной психологии нельзя рассматривать в отрыве от теории. Проводимые многочисленные опросы общественного мнения, не объединенные какой-либо теоретической конструкцией, малопродуктивны.

С образованием Ассоциации практической психологии раздел между теоретиками и практикующими психологами (а позже и внутри последних) увеличился. В связи с этим следует заметить, что отрицать значение эмпирических исследований, оказания психологической помощи нельзя. Однако без разработки хорошей теории ценность всего этого в значительной степени снижается. Здесь важную роль играют научные традиции, ориентации, культура.

Существенным образом возросло значение и теоретического обоснования праксиологии. Отсутствие солидной теоретической базы не только снижает эффективность социально-психологических диагностики, консультирования и воздействия, но нередко идискредитирует их. Интерпретация данных не должна проводиться без учета теорий, которые лежат в основе исполь-
зуемых методик. В противном случае, а это бывает еще довольно часто, происходитподрыв авторитета социальной психологии.

Что же касается практики воздействия, то здесь наблюдается такая же пестрая картина, как и в социально-психологической теории. Стремясь наверстать упущенное время и возможности,социальные психологи спешно обучаются на курсах по овладению технологиями эриксонианского гипноза, нейролингвистического программирования, трансактного анализа, медитации, зомбирования и пр.

В основе повального увлечения прикладными направлениямилежит стремление быть на уровне мировых стандартов, а нередкои склонность ко всему сенсационному, экстраординарному. Поэтому не случайно большинство социальных психологов у нас не являются профессионалами и не работают в рамках какой-либофундаментальной научной школы.

Малая продуктивность многих прикладных социально-психологических направлений, в частности групповой психотерапии, совершенно очевидна. Тем не менее психологические шоу пользуются успехом и приносят большой доход в отличие от занятий социально-психологической теорией. Но «болезнь роста» не должна дискредитировать прикладную социальную психологию. Бум, наблюдаемый сегодня, пройдет. Вместе с ним канет в Лету непрофессиональный и поверхностный подход, используемый в сугубокоммерческих целях. Гуманная сущность прикладной социальной психологии должна остаться. Гарантом этого могут выступить только профессиональная идеология и высокая общая культура специалистов-психологов.

Потребность в социально-психологической теории в последнее время возрастает и в связи с переменами, происходящими в обществе, в сферах экономики, национальных отношениях, экологии и др. Все это сопровождается социально-психологическими изменениями: переоценкой
ценностей, ломкой стереотипов, социальными стрессами, утратой смысла жизни, дегуманизацией отношений, сменой ролевого поведения, статуса, резкой дифференциацией общества, этнополитическими конфликтами. Несущая черты экстремальности ситуация в обществе, непривычное содержание и динамика идущих в нем процессов, глобальные перемены в жизнилюдей оказывают всестороннее влияние на их психику. Коренной ломке подвергаются взаимоотношения в семье, малых и больших группах. Реальной стала проблема психического нездоровья общества.

Происходит экспансия государства и общества, их различных институтов в область интимного, личного посредством средств массовой информации. Когнитивный диссонанс стал атрибутом многих слоев общества. Переход от социальных гарантий и программ в области трудовой занятости, образования, здравоохранения к личной ответственности сопровождается напряженностью. Далеко не каждый может адаптироваться к рыночным отношениям. Все это выдвигает перед социально-психологической теорией совершенно новые задачи, основные из которых следующие:
1. Теоретическое осмысление места и роли человека в изменяющемся мире; выявление социально-психологических характеристик личности, наиболее распространенных ее типов в современных условиях в целях разработки приемлемой ее модели.
2. Исследование всего многообразия отношений и общения, в том числе их деформации в связи с утверждением в нашем социуме новой системы ценностей и изменениями в формах собственности.
3. Выработка социально-психологического взгляда на природу государства, политики, экономики и общества на основе объективного анализа социальных институтов и общностей, их реального значения для личности.
4. Разработка теорий социальных конфликтов (политических, межгосударственных, этнических, криминальных и пр.).
5. Выработка теоретических основ социально-политических диагностики, консультирования и оказания помощи (психогигиена, социальная реабилитация, психопрофилактика, групповая психотерапия, тренинги, обучение, психологическое просвещение, ролевые игры). Наряду с необходимостью теоретического освещения названных проблем социально психологическая наука не должна оставаться безучастной к решению проблем организованной преступности. Разработка признаков и организация борьбы с преступностью невозможны без обращения к социально-психологической теории. Последняя помогает разобраться в механизмах индивидуального, группового и массового преступного поведения, анализировать конфликты и забастовки, а также устанавливать психологические контакты, доверительные отношения с различными категориями населения, вести переговоры по освобождению заложников, оказывать воздействие в целях пресечения массовых эксцессов. Социально-психологическая теория позволяет также совершенно по-иному взглянуть на природу института наказания и выявитьего потенциальные социореабилитационные возможности.

Источник: 
Деркача А.А., Социальная психология