Проблемы философии

Также как в любом познании в философии проблемы являются органической частью поисковой познавательной ситуации, которая направляет исследование. Разные философы пытались по-своему ответить на вопрос, какие проблемы решает философия. Аристотель, говоря о Сократе, утверждал: «Сократ занимался вопросами нравственности, природу же в целом не исследовал» . Для Зенона же объектом его философских рассуждений являлись вопросы субъективной диалектики. И. Кант по поводу философских проблем писал: «Сферу философии… можно подвести под следующие вопросы: 1) Что я могу знать? 2) Что я должен делать? 3) На что я смею надеяться? 4) Что такое человек?» . Для А. Швейцера философская проблематика формулировалась в вопросах о смысле жизни человека и его счастьи .

Однако, независимо от исторически изменяющихся представлений, личностных пристрастий, философия всегда так или иначе обращалась к определенному кругу наиболее общих и важных для любого мировоззрения вопросов. Основной вопрос мировоззрения, состоящий в понимании соотношения «Я» и внешнего мира, предопределяет поиски решений таких проблем: что такое окружающий мир, в чем его природа и сущность? Познаваем ли он? Един или множественен, конечен или бесконечен, дискретен или целостен, находится в непрерывном изменении или неподвижен? В каком направлении он развивается?

Что такое человек и каково его место в мире? В чем смысл его жизни и смерти? Свободен ли он и в чем его свобода? Что такое добро и зло, красота и уродство, истина и ложь, справедливость и несправедливость?

Что представляет собой человеческое общество? Почему оно возникает? Каково его строение? Как развивается и развивается ли вообще? Каков смысл истории? Существует ли общественный прогресс?

Разумеется, в разные исторические эпохи в многочисленных философских школах и направлениях эти проблемы формулировались по-своему, в них расставлялись разные акценты; философы делали предметом своего исследования именно эти проблемы, а не другие. Культурно-исторические, социально-классовые, внутринаучные, художественно-эстетические, индивидуально-экзистенциальные и прочие запросы актуализировали для философского рассмотрения те или иные аспекты названной проблематики, которые затем отражались в сознании конкретного философа, становясь предметом творческого исследования.

Но перечисленные вопросы обсуждаются не только в философии. Что же отличает их именно философское осмысление?

Прежде всего, это уровень решения названных проблем. Философия стремится дать их осмысление на уровне всеобщности, предельных оснований культуры. Предметом ее интереса не выступают конкретные отдельные или единичные события, явления, факты. За ними она усматривает некоторую всеобщность, предельность.

Следующая черта философской проблематики – ее известная устойчивость, вневременность. Перечисленные вопросы мировоззрения были, есть и будут возникать в любом обществе, где существует философская рефлексия. Их нельзя решить раз и навсегда. Некоторые исследователи, скептически относящиеся к философии, замечают, что она попала в порочный круг, поскольку за две с половиной тысячи лет своего существования решает одни и те же проблемы, но так и не может их решить. Однако такой упрек несправедлив. Философские проблемы «вечны» в том смысле, что они всегда сохраняют свое значение: в каждую эпоху постановка этих проблем означает не просто продолжение традиции, но и выявление новой перспективы.

Это отнюдь не значит, что в процессе развития философской мысли отсутствует прогресс в глубине и широте осмысления названных проблем. Сравните, к примеру, понимание материи в эпоху античности и в настоящее время, или трактовку пространства и времени, необходимости и случайности и ряда других проблем онтологии, гносеологии. А сколько новых нюансов, аспектов появилось в осмыслении проблемы смерти и бессмертия, ценностных ориентаций человека! Философия соотносит в своем содержании указанные проблемы с тем социокультурным контекстом, который ей современен и который предопределяет особенности их решения.

Вместе с тем философское знание содержит в себе круг проблем, которые можно назвать прикладными. Они возникают из необходимости решения задач, связанных с реальной практической деятельностью людей, с вопросами, поставленными частными науками (которые для своего осмысления требуют философской интерпретации). Их решение во многом ситуативно, предопределено конкретными целями. Однако они не формируют фундаментальный тип философского знания, направленный на выработку всеобщих мировоззренческих категорий, законов и принципов.

В настоящее время в отечественной философской литературе дискутируется проблема основного вопроса философии. Одни авторы придерживаются традиционного для марксистского понимания определения основного вопроса философии, другие дают иные его формулировки. Первая позиция выражена в следующем высказывании Ф. Энгельса: «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей философии, есть вопрос об отношении мышления к бытию». В более развернутых формулировках – это вопрос об отношении духовного и материального, субъективного и объективного, сознания и материи. При этом речь идет не только о приоритете материального или духовного, но и о том, что считать материальным, а что духовным. Соответственно, те философы, которые утверждают первичность материи, являются представителями материалистического направления в философии, а настаивающие на первичности идеи, духа – идеалистического.

Однако разница в трактовках самого материального или идеального давала возможность многочисленных модификаций постановки и решения основного вопроса, как в материализме, так и в идеализме. Например, в философской системе Гегеля первична Абсолютная идея, у Шопенгауэра – бессознательная космическая воля, у Маха – ощущения. Отсюда, в частности, различение объективного и субъективного идеализма. И если первый провозглашает независимость идеи, духа, божественного начала не только от материи, но и от сознания человека (эта позиция нашла отражение в философии Платона, Августина Блаженного, Гегеля и многих других философов), то второй отличается тем, что утверждает зависимость внешнего мира от сознания человека (таковы идеи Беркли, Юма).

Но наличие этих двух форм не исчерпывает всего многообразия различных вариантов идеалистической философии. Духовное первоначало могло пониматься как мировой разум (панлогизм), мировая воля (волюнтаризм), единая духовная субстанция (идеалистический монизм), множество духовных первоэлементов (например, монадология Лейбница, выражающая суть идеалистического плюрализма) и т. д.

Материализм в истории философии также принимал различные формы (наивный материализм, метафизический материализм, механистический материализм, вульгарный материализм, диалектический материализм и пр.).
В зависимости от того, сколько начал принимается в основании бытия, все концепции можно подразделить на монистические (мир имеет одно начало), дуалистические (равноправие двух начал: материи и сознания, как, например, у Декарта) или плюралистические (мир предполагает множество исходных оснований).

Почему данный вопрос называется основным? Здесь существует несколько аргументов: в любой философской системе так или иначе он обязательно затрагивается; определяет характер мировоззрения, его основную направленность; от ответа на этот вопрос зависит и подход ко всем остальным проблемам и способам их решения. «Вопрос о соотношении материи и сознания является “основным” потому, что без него не может быть никакого философствования, никакой подлинной философии. Другие проблемы (например, эстетические, этические) только потому и становятся философскими, что их, оказывается, можно рассматривать через призму онтологического и гносеологического отношения человека к бытию. Этот вопрос является основным еще и потому, что в зависимости от ответа на его онтологическую часть формируются две главные, принципиально разные всеобщие ориентации в мире: материализм и идеализм». Мировоззренческая ориентация человека так или иначе связана с формулировкой основного вопроса философии.

Вопрос о соотношении материи и сознания, материального и духовного – лишь одна сторона основного вопроса философии. Но есть еще и другая, которая формулируется в вопросе: познаваем ли мир? Как соотносятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру? «В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности?»

Отрицательный ответ на этот вопрос характерен для представителей агностицизма (философского учения, согласно которому не может быть окончательно решен вопрос об истинности познания окружающей человека действительности; такова, например, позиция Юма) и скептицизма (философской концепции, подвергающей сомнению познание объективной действительности; этих взглядов придерживались Пиррон, Карнеад, Секст Эмпирик и др.). Нельзя однозначно связывать агностицизм или скептицизм с материализмом или идеализмом. Агностики и скептики встречались как среди материалистов, так и среди идеалистов.

Вместе с тем подобная формулировка основного вопроса признается не всеми философами. В истории философии известны и другие его трактовки. Для Ф. Бэкона основной вопрос философии – это проблема овладения стихийными силами природы, для Камю – вопрос о том, стоит ли жить. Да и некоторые современные отечественные авторы основным считают вопрос о смысле жизни и назначении человека, одной из сторон данного вопроса выступает вопрос о соотношении материи и сознания.

Доказать, что именно эта трактовка основного вопроса, а не иная, является истинной, в философии нельзя. Как, впрочем, нельзя доказать, что материалистическая позиция является единственно верной, а идеалистическая – ложной. Дело в том, что построение систем материализма или идеализма начинается с принятия определенных аксиоматических положений: о первичности материи или сознания. Но принятие подобных аксиом более связано не с их обоснованностью (хотя и это важно), а с решением для себя проблемы мировоззренческого выбора. Кстати, это положение не ставит философию принципиально вне научного знания. Философия лишь разделяет судьбу многих наук, которые основывают свои утверждения на аксиомах (это обычное дело в математике, теоретической физике и ряде других наук). В этом состоит лишь специфика организационного строения философии, не более.

История философии долгое время рассматривалась как борьба двух противоположных направлений – материализма и идеализма. Конечно, такая «борьба» на отдельных этапах развития философии действительно существовала и, более того, предопределяла это развитие. Но подобную конфронтацию нельзя абсолютизировать, полагая, что она всегда и везде имела место и детерминировала всю историю развития философии. Часто ту или иную философскую концепцию однозначно отнести к материализму или идеализму не представляется возможным: «Такая сложность состоит в том, что материализм и идеализм далеко не всегда составляли два взаимонепроницаемых лагеря, а в решении некоторых вопросов соприкасались и даже перекрещивались» .

Последнее обстоятельство нашло свое отражение, например, в деизме – учении, которое признавало существование Бога в качестве безличной первопричины мира, развивавшегося затем по своим законам. Деистами были как идеалисты (например, Лейбниц), так и материалисты, для которых деизм был скрытой формой атеизма.

На наш взгляд, традиционная формулировка для марксистской парадигмы основного вопроса философии более обоснована, поскольку вопросы о смысле жизни и многие другие все-таки требуют, прежде всего, ответа на вопрос о соотношении материального и духовного. Но как бы ни была велика роль основного вопроса философии, ее нельзя преувеличивать, а тем более сводить всю проблематику философии только к решению этого вопроса, выделяя таким образом учение о бытии или теорию познания (что характерно было до еще недавнего времени при изложении философии в марксизме, когда экзистенциальные проблемы, т. е. проблемы, связанные с размышлением о смысле жизни человека, его счастьи, свободе рассматривались как второстепенные или не входили в состав философских проблем вообще). Предмет философии намного шире, чем тематика, связанная с решением основного вопроса философии, что раскрывается в структуре философского знания.

Источник: 
С. А. Хмелевская Философия. Учебное пособие, 2002