Основные позиции психоаналитической традиции 3. Фрейда в отношении религии

Фрейд не был удовлетворен только изгнанием религиозных обрядов из его семьи. Он провел также анализ религии в контексте его общей теории.

Одним из первых его заявлений по этому вопросу было то, что в основе религии не находится ничего, кроме психических явлений, проецируемых во внешний мир. Таким образом, З.Фрейд объясняет мифы о рае и падении человека, о Боге, добре, бессмертии и т.д.

Эволюцию религии от примитивного анимизма к современным формам З.Фрейд видит в онтогенезе человека.

Анимистический этап, по его мнению, соответствует периоду нарциссизма младенца. В этот период человеческие существа приписывают всемогущество себе. На религиозном этапе, соответствующем детскому возрасту, либидо перемещается на внешние объекты, в первую очередь на родителей, чье всемогущество в дальнейшем у взрослого человека распространяется на богов. На научном этапе, соответствующем стадии зрелости, личность отказывается от принципа удовольствия и постигает реальность. Зрелый человек, по мнению 3. Фрейда, в значительной степени отказывается от позиции всемогущества, за исключением сохраняющейся веры в силу человеческого разума в понимании законов действительности.

В своей работе «Будущее одной иллюзии» он пишет: «Когда взрослеющий человек замечает, что ему суждено навсегда остаться ребенком, что он никогда не перестанет нуждаться в защите от мощных чуждых сил, он наделяет эти последние чертами отцовского образа, создает себе богов, которых боится, которых пытается склонить на свою сторону и которым как защитникам, тем не менее, вручает себя. Таким образом, мотив тоски по отцу идентичен потребности в защите от последствий человеческой немощи, способ, каким ребенок преодолевал свою детскую беспомощность, наделяет характерными чертами реакцию взрослого на свою, поневоле признаваемую им, беспомощность, а такой реакцией и является формирование религии».

В работе «Тотем и табу» 3. Фрейд отмечает, что каждый создает Бога по образу своего отца, что личное отношение к богу зависит от отношения к телесному отцу и вместе с ним претерпевает колебания и превращения, и что Бог в сущности является не чем иным, как превознесенным отцом.

«Пугающее ощущение детской беспомощности пробудило потребность в защите - любящей защите, - и эту потребность помог удовлетворить отец; сознание, что та же беспомощность продолжается в течение всей жизни, вызывает веру в существование какого-то, теперь уже более могущественного отца. Добрая власть божественного провидения смягчает страх перед жизненными опасностями, постулирование нравственного миропорядка обеспечивает торжество справедливости, чьи требования так часто остаются внутри человеческой культуры неисполненными, продолжение существования в будущей жизни предлагает пространственные и временные рамки, внутри которых надо ожидать исполнения этих желаний. Исходя из предпосылок этой системы, вырабатываются ответы на загадочные для человеческой любознательности вопросы, например возникновении мира и об отношении между телом и душой; все вместе сулит гигантское облегчение для индивидуальной психики; никогда до конца не преодоленные конфликты детского возраста, коренящиеся в отцовском комплексе, снимаются с нее и получают свое разрешение в принимаемом всеми смысле. Когда я говорю, что все это иллюзии, то должен уточнить значение употребляемого слова. Иллюзия не то же самое, что заблуждение, она даже не обязательно совпадает с заблуждением... Характерной чертой иллюзии является ее происхождение из человеческого желания... иллюзия не обязательно должна быть ложной, т.е. нереализуемой или противоречащей реальности» (с. 41).

Такие же недвусмысленные заявления 3. Фрейд делает в своей работе «Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве». Интерес к личности Леонардо обусловлен тем, что тот был рожден вне брака, был сиротой в течение первых нескольких лет своей жизни, а также тем, что позже он был обвинен в религиозном вероотступничестве.

3. Фрейд утверждал, что смелость и независимость научных исследований Леонардо предполагает не задержанное отцом инфантильное сексуальное исследование. Леонардо учил пренебрегать авторитетом, отбрасывать подражание «старикам» и указывал на изучение природы как на источник всякой истины.

Избежав подавляющего присутствия отца в период самого раннего детства, Леонардо оказался исключительно свободным от «оков власти», в том числе религиозной. В связи с этим Леонардо иллюстрирует основное положение психологии Фрейда о религии и о религиозности.

3. Фрейд пишет, что если бы кто-нибудь, как и Леонардо, избежал в своем детстве запугиваний отца и в своем исследовании сбросил цепи авторитета, то было бы невероятно ожидать от этого человека, чтобы он остался верующим и не мог отказаться от догматической религии.

Психоанализ 3. Фрейда учит видеть интимную связь между отцовским комплексом и верой в Бога. Он показывает, что психологически личный Бог - не что иное, как идеализированный возвеличенный отец, и можно видеть, что молодые люди теряют религиозную веру, как только рушится для них авторитет отца. Таким образом, в комплексе родителей мы открываем корни религиозной потребности; всемогущий праведный Бог и благодетельная природа представляются нам величественным сублимированием отца и Матери, более того, обновлением и восстановлением ранних дет' ских представлений об обоих.

Биологически религиозность объясняется долго держащейся беспомощностью и потребностью в покровительстве человеческого детеныша. Когда впоследствии он узнает свою истинную беспомощность и бессилие против могущественных факторов жизни, он реагирует на них как в детстве и старается скрыть их безотрадность возобновлением инфантильных защитных сил.

Об искусстве Леонардо говорили, что в его фигурах святых исчез церковный догматизм, что он приблизил их к человеческому, чтобы воплотить в них великие и прекрасные человеческие чувства. Он вернул человечеству право иметь страсти и радостно пользоваться жизнью.

При этом в записках, где Леонардо углубляется в разрешение великих загадок природы, не присутствует восхищения перед Творцом как последней причиной всех чудесных тайн и ничто не указывает на желание закрепить свою личную связь с этим могущественным божеством. Афоризмы, в которые он вложил глубокую мудрость последних лет своей жизни, дышат смирением человека, который подчиняется необходимым законам природы и не ждет никакого облегчения от благости или милости Бога.

Каждая форма религии, по его мнению, имеет свои глубокие корни в комплексе Эдипа. Различия религий отражают лишь отличия в структуре и судьбе этого комплекса.

В другой своей работе «Тотем и табу» 3. Фрейд писал, что «тоска по отцу», который «представляет собой корень любой формы религии», неизбежно открывает заграждения Эдипова комплекса, в том числе чувство страха и вины. Послушание перед всемогущим отцом в младенчестве в дальнейшем интроецировано как идеализация Бога. В религиозных чувствах, по мнению 3. Фрейда, восстанавливаются давно утраченные отношения с отцом, несмотря на наличие амбивалентности, которая скорее всего сохранится в религиозности.

Таким образом, 3. Фрейд делает вывод: когда не налажены отношения с отцом, как в случае с Леонардо, то у индивида вероятнее всего религиозная жизнь не сформируется.