Национальные средства защиты прав и свобод человека

Человеческие общества, вырабатывая определенные нормы и правила жизни, формируя соответствующие институты власти и управления, наделяя их теми или иными правами и полномочиями, строго следят за тем, чтобы соблюдался баланс интересов общего и отдельного, целого и его частей, государства и его граждан, гражданского и политического обществ. Гражданское общество стремится к тому, чтобы власть государства сводилась к необходимому минимуму («ночной сторож», «комитет по управлению делами граждан», «блюститель порядка и законности в обществе», «выразитель воли и защитник интересов граждан»). Не делегированные государству права сохраняются за индивидами, и защита их становится задачей всего общества.

Наиболее близкими к индивиду, массовыми и доступными ему являются национальные средства защиты прав человека — институты как гражданского, так и политического обществ. Права и свободы человека — это тот аспект человеческой жизни, главным источником угрозы для которой является часто само государство. Всем институтам власти, и, прежде всего, государству, олицетворяющему собой политическую власть, свойственно стремление к абсолютизации собственной власти, что возможно только путем ограничения прав и свобод живущих в нем людей. Обуздать «Левиафана» может только гражданское общество. И самыми эффективными в деле защиты человека от него оказываются средства, механизмы и институты гражданского общества. Это — образовательные институты, ассоциации, объединения и организации групп и слоев населения (женщин, инвалидов, ветеранов, наемных работников, военнослужащих, ученых, врачей и т.д.), общественные комиссии и центры по защите прав человека.

Главным национальным средством защиты прав и свобод человека является Основной закон (Конституция) государства, которая определяет форму политического управления и соотношение прав и обязанностей граждан и учреждаемого ими государства. Она распределяет власть и властные полномочия между субъектами и институтами политического общества, устанавливает процедуры их формирования и способы их взаимодействия с тем, чтобы ни один из них не выходил за рамки своих, определенных законом, полномочий. Четко фиксируется цель деятельности каждого института и обязательства каждого субъекта сложной системы политических отношений. Если Конституция является действительным выражением всенародной воли, в которой закреплена наилучшая для общества форма политической организации и максимально полно учтен баланс интересов всех образующих политическое общество элементов, она соблюдается всеми элементами политической системы, а нарушение ее воспринимается как тяжкое преступление. Иначе складывается ситуация, когда так называемая Конституция составлена неизвестно кем и навязывается обществу. В таком случае она не будет соблюдаться никем.

Конечно же, одного лишь провозглашения прав и свобод человека в Конституции и в других правовых актах недостаточно. Формально многие абсолютистские страны в плане «словесного обеспечения» защиты прав и свобод человека намного опережают буржуазно-демократические страны мира. Так, английский билль о правах состоит из 13 пунктов, американский билль о правах — из 10 поправок, а российский билль, содержащийся в Конституции РФ 1993 г. — из 48 пунктов. В Конституции Турции 1982 г. их насчитывается более 70. К тому же США ратифицировали менее 10 из более 100 универсальных и континентальных соглашений о правах человека, а Россия — более 30. Но в Англии, США и в других странах есть эффективные средства защиты провозглашенных, пусть даже меньше количеством прав, а в России и в Турции их пока что нет или почти нет. А как говорили еще древнеримские правоведы, ubi remedium ibi jus (только там, где есть средство защиты, есть право). И, напротив: ubi jus ibi remedium (право есть только там, где есть средства защиты).

Следовательно, нужно усиленно работать над созданием эффективных средств защиты прав и свобод человека. Самым действенным и надежным средством, как уже говорилось, является само гражданское общество, члены которого хорошо знают о всех своих правах и свободах, дорожат своим человеческим достоинством, способны и готовы защищать их. Отсюда первый вывод, к которому уже давно пришло международное сообщество: учить людей науке прав и свобод человека. Высказанные еще Платоном мысли о том, что «кто знает, тот и властвует», сведущий человек мудр или мудр тот, кто сведущ, в данном случае подтверждаются полностью. Знающий человек не позволит попирать свои права, будет знать, что и как защищать. Говоря образно, чем светильник горит ярче, тем меньше тьмы вокруг него. Так и человек, просвещенный знанием о том, какую неповторимую ценность он собой представляет, что обеспечивает его достоинство и гордость, какими правами и свободами он обладает. Такой человек никому не позволит ущемлять свои естественные права, манипулировать собой.

Один из основополагающих постулатов почти всех международных соглашений о правах человека состоит в том, что признание каждым человеком достоинства, равных и неотделимых прав всех остальных членов человеческого сообщества является общей основой свободы, справедливости и мира на земле, что все права человека универсальны, неразделимы и взаимозависимы друг от друга. Поэтому самым действенным способом защиты прав человека и человеческого достоинства являются соответствующее «программирование» человека, усвоение каждым индивидом вместе с молоком матери правил социального поведения. Необходимо превратить сознание каждого члена сообщества в носителя высоких гуманистических ценностей и самоуважения, обязательно включающего в себя также уважение личности другого человека, прав и свобод других людей. Этому человек учится всю свою жизнь, осмысливая опыт предшествующих поколений людей и усваивая нормы поведения своего собственного социума, но начинается этот процесс, как правило, в семье и в школе. Весь образовательный процесс должен быть ориентирован на это. И люди все более осознают это.

В ноябре 1974 г. 18-я сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО приняла рекомендацию включить права человека и фундаментальные свободы в число предметов школьного и вузовского образования. Согласно рекомендациям ЮНЕСКО, образование должно подчеркивать истинные интересы народов. Оно должно быть направлено на уничтожение условий, которые увековечивают и ухудшают главные проблемы, воздействующие на выживание человечества и его благосостояние — неравенство, несправедливость, международные отношения, основанные на использовании силы, — и содействию международному сотрудничеству, необходимому для совместного решения общечеловеческих проблем. Обучающиеся должны изучать такие проблемы как: равенство прав народов и право народов на самоопределение; поддержание мира; характер и влияние экономических, культурных и политических отношений между странами; содействие соблюдению прав человека; сохранение культурного наследия человечества; включение прав человека в обучение государственных служащих, полицейских сил и военных и др. [Recommendation, 1974, 15, 18].

Институты гражданского общества предупреждают нарушение прав человека, создают определенные гарантии для их соблюдения и воздвигают барьеры на пути нарушителей. Важную роль в защите социальных и экономических прав наемных работников играют профессиональные союзы и их объединения на разных уровнях. Общественные комиссии, советы и центры по защите прав человека собирают и обобщают конкретные факты нарушения прав человека различными институтами государства, факты их бездействия, предают их гласности и делают достоянием общественности. Это — своего рода сторожевые башни и естественные рубежи защиты человека, и в то же время колокола, в которые передовые и прогрессивные люди звонят в каждом случае нарушения прав человека, и которые не прекратят звонить, пока ошибка не будет исправлена. Количество таких объединений населения постоянно растет, а круг их деятельности расширяется.

Во многих странах не осталось сколько-нибудь крупного населенного пункта, где не было бы своих комиссий, групп или центров по защите прав человека. Например, в условиях нарастания социальной напряженности в России в 1990-х годах здесь формировались и продемонстрировали свою высокую эффективность многие новые объединения граждан. Это: «комитеты солдатских матерей», движение «нет провозу отработанных радиоактивных материалов», объединения по защите людей без места проживания, детей, оставшихся без помощи со стороны родителей и государства, а также по поиску бесследно исчезнувших людей, инициативные группы граждан по защите рек, озер, лесов, заповедников и другие.

По примеру общественных учреждаются и государственные комиссии по различным аспектам прав и свобод человека. Это:

  • комиссии по правам человека (Австралия, Канада, новая Зеландия);
  • корпорации или комиссии по развитию коренных народов (Чили, Колумбия);
  • советы, управления или посредники по вопросам национальных меньшинств и межрасовых отношений (Китай, Новая Зеландия, Румыния).

Исключительно важную роль в защите прав и свобод человека играют такие институты гражданского общества, как национальные комитеты «Амнести интернейшнл» (Международная амнистия), хельсинкские группы правозащитников, национальные общества международного права и др.

Международная амнистия, как сказано в ее статусе, — это организация, основанная на всемирном добровольном членстве, целью которой является продвижение прав человека, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека и в других международных инструментах. В начале XXI в. Международная амнистия объединяла в своих рядах более 1 млн. человек из 140 стран мира, организованных в секции и группы. Это — беспристрастная и независимая от любых правительств, политических убеждений и религиозных верований организация, финансируемая исключительно за счет пожертвований ее членов. Особое внимание эта правозащитная организация уделяет международным кампаниям за освобождение заложников совести, за проведение скорых и справедливых расследований дел политических заключенных, за отмену смертной казни, пыток и других жестоких форм обращения с заключенными, за прекращение практики политических убийств и исчезновения людей. Она выступает и против таких действий оппозиционных групп, как захват заложников, пытки и убийства заключенных, помогает беженцам, опасающимся возвращаться в страны, где их фундаментальные человеческие права могут оказаться в опасности, сотрудничает с ООН, с международными и региональными межправительственными организациями по защите прав человека. Международная амнистия стремится убедить государства ратифицировать международные соглашения о правах человека, осуществлять их и обучать им своих граждан.

После Совещания глав государств и правительств в Хельсинки в июле 1975 г. и принятия им Заключительного акта, в котором договаривались соблюдать коллективно выработанные нормы взаимоотношений между странами и народами и гарантировать своим гражданам предусмотренный международными соглашениями прав и свобод, появились хельсинкские группы правозащитников. Эти группы следят за тем, как их государства выполняют взятые ими на себя обязательства, предают гласности каждый, ставший известным им, случай нарушения прав человека. Эта работа имеет огромное значение, так как государства, вынужденные считаться с мировым общественным мнением, как правило, пытаются устранить ставшие известными факты и, по возможности, не допустить их повторения.

Выработать политические средства защиты конституционных прав и свобод человека, накладывать на их нарушителей санкции, вынести решения об исправлении допущенных ошибок, выплачивать жертве правонарушения соответствующую компенсацию и создавать правовые заслоны на пути нарушения прав человека могут только институты государства. И то только при том условии, если оно само функционирует в полном соответствии с интересами гражданского общества и выработанными последним нормами. Ими являются легитимность и устойчивость права, демократичность общественного строя, действенность и всеобщность закона (закон един для всех членов общества), четкое фиксирование как прав и свобод членов политического общества, так и механизма их реализации, неотвратимость наказания за отклонение от установленных норм права, независимо от должности и социально-политического статуса нарушителя. Социальный мир и порядок в обществе, единство гражданского и политического обществ как своеобразных партнеров, демократическая природа государства, его соответствие своему прямому назначению — цели обеспечения безопасности жизни, свободы и равенства граждан, содействия их стремлению к счастью — важнейшие условия и гарантии прав и свобод человека.

Первым и наиважнейшим условием гарантии прав и свобод человека является строгое соблюдение Конституции страны всеми субъектами социально-политических процессов, прежде всего самим государством. Объективно в этом заинтересованы все участники этих процессов, а государственность, кроме много другого, означает еще и единое правовое поле. Непосредственное управление процессом реализации прав человека, обеспечением правопорядка и законности в стране осуществляет множество политических институтов: прокуратура, суд, правоохранительные органы, омбудсмены и уполномоченные по правам человека и др. (см.: Участие власти в защите прав человека: Комиссии и уполномоченные, 2001).

Прокуратура является институтом по контролю над соблюдением в государстве его правовых норм, в том числе и в плане недопущения нарушения законности и ущемления прав и свобод граждан. Но во многих обществах прокуратура продолжает рассматриваться с позиций времен абсолютизма как «государево око», защитник (стражник) интересов государства. Можно, конечно, сказать, что государство — это граждане и, защищая его, прокуратура защищает и их. Это верно лишь в том случае, если действительно существует полная гармония интересов государства и его граждан. Но часто государство ассоциируется только с его институтами власти и должностными лицами, от которых исходит главная угроза правам человека. В этом случае стражник интересов государства никак не может превратиться в защитника прав гражданина, ибо никому не дано служить одновременно и добру и злу. Этим и объясняется, почему миллионы людей в России не получали и не получают своевременно заработной платы, в том числе и от государства, жили и живут впроголодь, им нечем платить за коммунальные и прочие услуги, а прокуратура молчит. Люди исправно платили за топливо и освещение в квартирах, но из-за конфликтов с местными властями монополисты света и топлива отключали целые кварталы и населенные пункты, невзирая на время года. Мерзли, заболевали и умирали тысячи и десятки тысяч людей, а прокуратура бездействовала, и тем самым сама присоединялась к нарушителям прав человека. Чтобы этого не было, прокуратура должна стать институтом, независимым от исполнительной, но подконтрольным законодательной власти, объективно заинтересованной в том, чтобы принимаемые ею законы исполнялись. Контрольным органом в этом плане и должна стать прокуратура.

Считается, что функции по защите прав человека выполняет суд. Так полагали и теоретики политико-правовых наук, обосновывая необходимость разделения властей и существования независимой судебной власти, где стороны конфликта могли бы на равноправной основе защищать свои права. Полагают, что вопрос о том, кто вправе решить спор между королевской властью (прерогативой) и представительным органом народа (статусом), остро встал в начале XVII в. в Англии. Глава юстиции королевства Кок ответил на этот вопрос, заявив, что его должен решить не король и не парламент, а суд. Король обрадовался подобному суждению, ибо был уверен, что судьи должны будут решать такие споры всегда в пользу короля. В этом его убедил лорд ф. Бэкон — «амбициозный», как его именует Черчилль, правовед, полагавший, что судьи должны стать «львами перед троном». Будучи назначаемы королем, считал Бэкон, они должны будут вести себя так же, как и все остальные его слуги [Churchill W.S., 1964, 155].

Как видно, сомнения относительно направленности симпатий и антипатий судей, их объективности и непредвзятости существовали даже тогда, когда спор шел о взаимоотношениях между двумя ветвями государственной власти. Они становятся еще более острыми и трудно разрешимыми, когда речь идет о конфликтах между государством и отдельным человеком или группой людей. Тем более при решении спора между государством, являющимся главным нарушителем прав и свобод человека, и отдельным гражданином, индивидом — жертвой произвола со стороны всесильного Левиафана. Постулат «суд независим и подчиняется только закону» весьма далек от реальной действительности, пока что это всего лишь идеал. Суд — институт государственной власти, политический институт. Его работники, — служащие государства, являющегося не только работодателем, но и, говоря образно, программистом их действий. Суд является институтом государственной власти, руководствуется в своей деятельности законами государства, и он объективно будет защищать государство, выражать его волю. Это априори вложено в закон, которым суд обязан руководствоваться.

Нередко суды действительно помогают восстанавливать законность, в том числе и попранные права и свободы индивидов. Часто в качестве цены уже нарушенного права человека, суд устанавливает компенсацию, в том числе и за моральный ущерб. Больше справедливости и беспристрастности в решениях судов можно наблюдать в случаях, когда сторонами тяжбы являются индивиды или равно весовые институты гражданского общества — предприятия, учреждения, объединения граждан. Справедливости и беспристрастности становится значительно меньше, или совсем не остается, когда сторонами конфликта выступают гражданин и государство, институт гражданского общества и то же самое политического общества. Здесь действует «принцип Ф. Бэкона»: судьи, как слуги правителя, становятся «львами перед троном», то есть «защищают» его. Многоопытный Т. Джефферсон никогда не верил ни в демократичность, ни в гуманизм, ни в независимость суда.

«Суды любят людей всегда, как волки любят овец», — писал он Д. Джею в 1789 г. Джефферсон считал власть суда опасной для общества и его членов, так как «судьи находятся в должности пожизненно и не ответственны, как другие органы, перед избирателями» [Th. Jefferson to William C. Jarvis, 1820, 277].

Во всех случаях, когда возникает конфликт между государством и гражданами, арбитром должен стать не чисто политический, а как минимум, социально-политический институт в лице избираемого гражданами, а не назначаемого властями, суда. Соответственно, и арбитром при решении вопроса о правах человека может стать либо общественный суд, состоящий из знатоков международного кодекса прав человека и руководствующийся исключительно его нормами, либо же международный суд такой же компетенции. Во всяком случае, этот орган должен находиться в равном отдалении от всех ветвей государственной власти и быть выборным. Близкий к этому вариант был найден в начале XIX в. в лице так называемого омбудсмана (от шведского слова umbud + man — сила, авторитет, лицо, являющееся переводчиком или представителем других людей). В современном языке утвердилось английское произношение этого слова (омбудсмен). Это — лицо, уполномоченное представительным органом охранять права и свободы человека и осуществлять контроль над должностными лицами государства для соблюдения ими государственных и международных актов без права изменения принятых последними решений. Омбудсмен назначается парламентом на четыре года, но сам парламент не имеет права вмешиваться в его деятельность.

Учреждая такой же пост спустя 110 лет, Финляндия значительно расширила полномочия омбудсмена. Здесь под надзором омбудсмена находятся все должностные лица государства, за исключением президента страны и министра юстиции. С согласия парламента он может контролировать деятельность всех министров правительства, деятельность судебной системы, и в случае нарушения судьями законов, он обладает правом привлечь их к ответственности [см.: Aalto J.S., 1984]. Сейчас омбудсмен как конституционный институт существует во многих странах мира. Согласно ст. 86 Конституции Аргентины, «омбудсмен — независимый орган, созданный в рамках Национального Конгресса и работающий целиком автономно и без получения указаний от любой власти. Миссия омбудсмена — защита и охрана прав человека и других прав, гарантируемых и защищаемых Конституцией и законами страны. Он может выступать стороной в судебном процессе, обладает иммунитетом и привилегиями законодателей, избирается и освобождается Конгрессом двумя третями голосов присутствующих членов каждой палаты». Функции современного омбудсмена, как с учетом своего личного опыта работы в качестве омбудсмена Испании определял А. Хиль-Роблес, состоят в защите и охране человека «от государства, от действий органов государственной администрации».

В России аналог этого института появился только в 1990-х годах в лице уполномоченного выборного органа (Государственной думы, Законодательного собрания и т. д.) по правам человека.

Темы: Нация, Права человека
Источник: Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть I. Концепции и проблемы государственной политики и управления / Под ред. Л.В.Сморгунова. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. — 384 с.
Материалы по теме
Взаимодействие национальных и международных систем защиты прав человека
Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть I. Концепции и проблемы...
Демократическая модель «прав человека»
Сморгунов Л. В., Сравнительная политология: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения...
Основные подходы в трактовке наций
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Характеристика прав человека и прав гражданина
Исаев Б., Баранов Н., Современная российская политика: Учебное пособие. Для бакалавров. —...
Конструктивистское понимание нации
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Примордиалистские трактовки нации
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Понятие национальных интересов
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Принцип национального самоопределения
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Оставить комментарий