Мотивы: от первых представлений до сегодняшнего дня

Почему человек всегда куда-то устремлен, ради чего суетится, какой механизм приводит его в постоянное движение? Что побуждает его к тому или иному поведению?

При ответах на эти вопросы используют понятие «лотгаш» (лат. movere - приводить в движение, толкать). В житейском плане этот термин не нарушает взаимопонимания между людьми, ибо воспринимается в самом широком смысле. Единой научной трактовки не существует до сих пор.

Еще в древние времена начался поиск причин определенного поведения человека, или, выражаясь научным языком, изучения детерминации его активности. Долгое время проблема решалась простым переносом на человека поведенческих тенденций животных. Аристотель, Гераклит, Демокрит, Платон, Сократ считали, что поведение человека обусловлено нуждой, влечением, стремлением, желанием, страстью, условиями жизни. Первым значимым откликом на эту проблему в XV в. стала теория гедонизма (греч. hedorie - наслаждение). Главный ее тезис: основным движущим началом человека, определяющим его поведение и поступки, является наслаждение, стремление к удовольствиям, которые даны ему от природы. Противоположное ему течение - аскетизм - в качестве таких сил видело жесткие ограничения (подавление) чувств, желаний, потребность в перенесении боли и различного рода страданий.

Нынешнее состояние проблемы мотивов отражает общее состояние психологии в целом: десятки направлений, каждое из которых, вложив в этот термин свое содержание, разрабатывает собственные теоретические подходы к структуре, формированию и развитию мотивов. Такое положение, естественно, породило противоречивые взгляды на роль мотивов в жизнедеятельности человека, на возможность управления его поведением и деятельностью через мотивационную сферу. Под мотивами психологи понимают установки, различного рода потребности, инстинкты, эчоции, условия жизни, склонности, желания, привычки, предметы внешней среды, интеллектуальный продукт.

Разногласия проявляются в понимании феномена потребности как внутреннего источника активности человека, связанного непосредственно с мотивами. Такая неоднозначность переносится и на понимание самого мотива. Потребность отождествляется с нуждой в чем-нибудь, предметом удовлетворения нужды, состоянием отсутствия благополучия, необходимостью, с психическим состоянием и др. Чтобы уяснить сущность мотивов, необходимо познакомиться с представлениями о потребностях.

Потребность как нужда (К. Платонов, Д. Узнадзе, А. Маслоу) понимается в смысле нехватки чего-то, надобности или потребности в чем-то органическом или социальном. Возражая против такого отождествления, К. Платонов справедливо замечает, что потребность есть психический образ нужды, но не сама нужда.

Потребность как предмет удовлетворения нужды (А. Леонтьев) отождествляется с отражением в сознании человека того реального предмета (а то и сам предмет), который может устранить эту нужду.

При таком «опредмечивании» потребность меняет роль причины и становится следствием нужды, что не соответствует здравому смыслу.

Потребность как состояние отсутствия блага (В. Магун) предлагается на основе таких рассуждений. Если предмет, характеризующий благосостояние человека, у него отсутствует, это говорит о наличии потребности. В этом случае человек стремится овладеть этим предметом, активизируется и таким образом саморазвивается. Если же предмет имеется, то потребность отсутствует, саморазвитие тормозится. Спорность такого взгляда очевидна: человек, имеющий «что-то», обычно стремится к чему-то большему (материальному или духовному), т.е. потребности реального нормального человека ненасыщаемы.

Потребность как объективная необходимость (Б. Ломов, Б. Додонов) вызывает возражения по той причине, что потребность проявляется и в виде субъективной необходимости. Объективной необходимости в акте самоубийства (суициде) нет, она возникает как субъективная, внутренняя ситуативная необходимость индивида в состоянии психического расстройства или заболевания.

Потребность как психическое состояние (В. Мясищев) переживания нужды {потребностное состояние) подвергается критике за то, что состояние как преходящее явление отражает лишь сиюминутную потребность. Переживания голода после сытного обеда исчезают, но у человека не исчезает потребность в еде.

Попытки объединить рациональные моменты в представлениях о потребностях оформились в следующее определение (по Е. П. Ильину). Потребности это отражение в сознании надобности п чем н>, субъективно переживаемое как внутреннее напряжение (потребностное состояние) и побуждающее психическую активность человека.

В этом понимании потребность может вызывать и негативные, и позитивные переживания. Автор подчеркивает еще одну важную особенность данного определения: потребность побуждает психическую активность, но необязательно поступки, действия и деятельность (как это принято считать в деятельностном подходе). Этим самым он допускает существование пассивных потребностей. Пассивная потребность в том, чтобы выиграла любимая команда, также порождает психическую активность человека в виде переживания, которое не имеет продолжения в форме деятельности.

В психологии дискутируется вопрос о статусе самостоятельности мотива как психологического феномена. Имеются предложения вообще отказаться от термина «мотив» ввиду его столь большой структурной и содержательной неопределенности. Проблема усугубляется и тем, что изучение мотивов ведется методами, не обеспечивающими достаточно высокую достоверность конечных результатов. Главный их недостаток состоит в том, что они позволяют получить информацию, характеризующую мотивы человека лишь с какой-либо одной стороны, которая заложена исследователем в понятие мотива.

Разнообразие теоретических позиций, научной терминологии, исследовательского инструментария создали барьеры для объединения усилий психологов по изучению истинной природы мотивов. Вместе с тем интерес к данной проблеме не снижается, так как знание мотивов индивида позволяет решать ряд практических задач по активизации человеческого фактора в различных сферах жизнедеятельности: обучения и воспитания учащейся молодежи, отбора людей для ответственных профессий, формирования управленческих «команд» и т.д.

Источник: 
Козубовский В. М. Общая психология: личность. Мн., 2008.
Темы: