Модель морального развития К. Гиллиган

К. Гиллиган (Gilligan, 1982) заимствовала у Колберга трехуровневую структуру морального развития, изменив содержание второго и третьего уровней. Если в основе концепции Колберга лежит ориентация на исполнение правил, то, согласно Гиллиган, конечная цель морального развития женщин — умение совмещать принятие ответственности за других людей и собственные потребности. По мнению автора этой модели, различие в направлении морального развития мужчин и женщин основано на различии полоролевых стереотипов, согласно которым основной ролью женщины является поддержание хороших отношений между людьми и оказание им помощи. Это приводит к тому, что, переходя на новый уровень морального развития, женщина осуществляет выбор не между разными системами норм, а между объектами ответственности. В ходе моральной социализации женщины начинают чувствовать ответственность за других людей и учатся совмещать ее принятие с достижением собственных целей.

Для проверки своего предположения Гиллиган проинтервьюировала 29 женщин, которые принимали решение о том, делать ли им аборт. Некоторые из респонденток были незамужними и учились в школе, другие — замужем, но по тем или иным причинам не были уверены в том, что хотят ребенка. На основе глубинных интервью, которые были проведены с интервалом в год, было сделано заключение о наличии трех уровней морального развития у женщин.

1. Первый уровень — ориентация на индивидуальное выживание. Когда женщину спрашивают, что она должна делать, она отвечает, что она может сделать для себя. Таким образом, женщина, находящаяся на этом уровне, принимает ответственность за себя. Переход на следующий уровень морального развития осуществляется, когда женщина сталкивается с конфликтом ценностей: независимостью, с одной стороны, и желанием жить вместе с другим человеком — с другой.

2. Второй уровень морального развития связан с осознанием женщиной блага принесения себя в жертву. Выбирая стратегию поведения, женщина, находящаяся на этом уровне, решает вопрос о том, кому она может нанести ущерб: «Кто падет жертвой того, что я не сделаю аборт? — рассуждает такая женщина. — Ребенок, который будет плохо питаться, родители и мой парень». Таким образом, второй уровень морального развития женщины связан с принятием ею ответственности за других.

3. На третьем уровне женщина осуществляет выбор между ответственностью перед собой и ответственностью перед окружающими. Находясь на этом уровне, она одинаково хорошо представляет себе как свои потребности, так и потребности других людей.

Уровень морального развития по Гиллиган так же, как и уровень морального развития по Колбергу, связан с рядом индивидуальных особенностей человека. Например, чем выше уровень морального развития, тем ниже степень авторитаризма, тем выше когнитивная сложность и способность встать на место другого человека (Jaffee, Hyde, 2000).

Несмотря на обоснованность модели Гиллиган и наличие эмпирических свидетельств, говорящих в ее пользу, результаты исследований, проведенных другими авторами, противоречат ей. Например, в одном из таких исследований (Ernst, 1990) мужчин и женщин спрашивали, что бы они подумали о человеке, который нарушил правило «не обмани» для того, чтобы помочь себе или другу на экзамене. Результаты показали, что мужчины оправдывали нарушение правил, когда речь шла о помощи другу, но не себе, то есть основывались на необходимости заботы о других. Женщины нашли нарушение правил предосудительным в любом случае, то есть основывались на выполнении обезличенных моральных правил. Однако эти различия зависели как от темы (отношения к аборту и помощь на экзамене), так и от метода исследования (интервью или анкетирование).

Возникшие сомнения породили активное изучение половых различий в направлении морального развития (моральной ориентации). Проведенные исследования показали, что:
- при разрешении моральных дилемм люди действительно ориентируются либо на заботу и ответственность (по Гиллиган), либо на самостоятельное следование моральным нормам (по Колбергу). Однако в целом ряде случаев они используют обе моральные ориентации (Jaffee, Hyde, 2000);
- женщины немного больше и более последовательно, чем мужчины ориентированы на заботу и ответственность, а мужчины — на независимое следование моральным нормам (Bjorklund, 2003; Ford, Lowery, 1986; Wark, Krebs, 1996; White, Manolis, 1997). Кроме того, описывая события, которые оказали большое влияние на их жизнь, научили их чему-либо женщины чаще, чем мужчины припоминают случаи, связанные с заботой, помощью, принятием ответственности за кого-либо и оценивают их как более важные (Barnett, Quackenbush, Sinisi, 1995). Аналогичные результаты были получены и в российских исследованиях, которые показали, что при решении моральных дилемм мужчины чаще, чем женщины сравнивали поступок главного героя с существующими нормами, чаще отмечали право героя на самостоятельность, чаще рассматривали нарушение моральных норм с точки зрения потери репутации. Вместе с тем женщины чаще, чем мужчины, стремились сохранить отношения между героями, оценивали происходящее с точки зрения сохранения самоуважения и того, как оно может отразиться на остальных героях дилеммы (Знаков, 2004). Однако, по мнению некоторых психологов, эти различия настолько непостоянны, что не могут служить серьезным доказательством существования половых различий в направлении морального развития (Jaffee, Hyde, 2000);
- традиционные половые различия проявляются только в том случае, если люди задумываются о своей половой принадлежности (Ryan, David, Reynolds, 2004);
- важную роль в выборе моральной ориентации играет не биологический пол, а феминность/маскулинность человека: чем более феминен мужчина, тем чаще он ориентируется на заботу и принятие ответственности за других (Ford, Lowery, 1986);
- женщины более последовательны при ответах на дилеммы Колберга, то есть чаще дают ответы, соответствующие одному и тому же уровню/стадии, чем мужчины. Однако мужчины более последовательны в моральной ориентации, то есть чаще ориентируются либо только на следование моральным нормам, либо только на заботу и ответственность (Wark, Krebs, 1996).

Позже были обнаружены не только половые, но межкулътурные различия в ориентации на следование моральным нормам или на оказание помощи. Оказалось, что:
- для представителей коллективистских культур оказание помощи ближнему является большей ценностью, чем для представителей индивидуалистских культур. Так, например, американцы считают человека морально обязанным помочь своим детям при решении очень серьезной или умеренно серьезной проблемы, а также незнакомцу, если ситуация, в которую он попал, очень тяжелая. Но они не считают обязательным оказывать помощь как незнакомцу, так и своим собственным детям, если их проблема несерьезная. С другой стороны, индийцы полагают, что человек должен помогать окружающим в любых ситуациях (Miller, Bersoff, Harwood, 1990);
- представители коллективистских культур считают возможным нарушать моральные нормы, если это позволит помочь другому человеку. В частности, 80% индийцев, прочитав описание ситуации, где для выполнения данного другу обещания главный герой должен был украсть билет у пассажира самолета, считали необходимым совершить кражу, тогда как среди американцев таких людей было только 40% (Miller, Bersof 1998). Таким образом, для них более характерна ориентация на оказание помощи («не помочь человеку — это бесчувственно»), соблюдение обязанностей («я обязан помочь другу»), а не на соблюдение норм («это незаконно») и нанесенный ущерб (Miller, Bersoff, 1992);
- представители коллективистких культур (корейцы) чаще, чем представители индивидуалистских (американцы), ориентируются не только на физические последствия своих действий, стремясь избежать наказания, но и на эмоциональные последствия для партнера по общению (Baek, 2002);
- представители коллективистских культур чаще, чем индивидуалистских освобождают от ответственности за нарушение обязательств тех людей, которые действовали под влиянием эмоций или маленьких детей (Bersoff, Miller, 1993).

И наконец, были выделены и другие индивидуальные особенности, оказывающие влияние на выбор моральной ориентации, например:
- те, кто ориентируются на следование моральным нормам, обладают более индивидуализированным образом Я (независимым от оценок других людей), чем те, кто ориентируется на заботу и ответственность (Jaffee, Hyde, 2000);
- люди, легко усваивающие знания на абстрактном уровне, чаще ориентируются на заботу, чем люди с конкретным стилем обучения (White, Manolis, 1997);
- по мере взросления моральная ориентация людей меняется (Jaffee, Hyde, 2000), в частности, растет выраженность ориентации на заботу и оказание помощи (Quackenbush,
Barnett, 2001);

Кроме того, было выявлено, что моральная ориентация человека изменяется в зависимости от характеристик ситуации:
- партнера по взаимодействию: ориентация на заботу чаще проявляется по отношению к знакомому человеку, чем к незнакомому, а также по отношению к члену своей социальной группы (ингруппы), чем чужой (аутгруппы) (Ryan, David, Reynolds, 2004);
- противречивости требований: люди чаще ориентируются на заботу при разрешении дилемм, в которых к человеку предъявляются противоречивые требования (просоциальные дилеммы), а на соблюдение моральных норм — при разрешении дилемм, связанных с нарушением социальных норм (антисоциальные дилеммы) (Haviv, Leman, 2002);
- серьезность ситуации: люди чаще ориентируются на соблюдение моральных норм, когда оценивают несерьезную ситуацию, а на заботу — при оценке серьезной (Bjorklund, 2003);
- временные ограничения: в условиях лимита времени люди чаще ориентируются на соблюдение моральных норм, чем при его отсутствии (Bjorklund, 2003).

Таким образом, для описания морального развития человека в настоящее время используют два показателя — уровень морального развития и моральную ориентацию (на следование моральным нормам или заботу). Это означает, что модель морального развития Гиллиган получила признание. Однако в области правовой социализации эта модель не получила такого широко распространения, как модель ее оппонента Кол-берга, чьи представления о моральном развитии легли в основу когнитивной модели правового развития.

Источник: 
Психологические основы юриспруденции: учебное пособие / О.А. Гулевич — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт, 2009. — 512 с.
Темы: