Евангельская моральная доктрина

Как отмечают А.А. Гусейнов и А. Иррлитц, христианство уво-цит людей из внешнего мира во внутренний, оно убегает от суровой действительности, отражает бессилие по отношению к чудовищному прессу эксплуатации. Но не только. Вместе с тем оно обозначило новые моральные горизонты общества. Христианская мораль выявляет претензии на абсолютность, на роль той единственной силы, которая способна придать человеческим отношениям гармонический, достойный характер. Это была форма, в которой угнетенные массы выразили свое право на историческое суждение, отношение к коренным вопросам общественного устройства. Провозглашаемые Иисусом Христом простые истины, которые каждый может -вычитать» в собственном сердце, и, следовательно, каждый индивид, сколь бы ничтожным, никудышным с официальной точки зрения он ни был, может и должен брать на себя ответственность за «правду» и «кривду». С этой точки зрения моральный абсолютизм, безусловность моральных критериев оценки социальной действительности поста, то, что можно назвать моральным мировоззрением, при всех исторически обусловленных и идеологически усиленных преувеличениях есть определенная и достаточно важная ступень общественной свободы (А.А. Гусейнов и А. Иррлитц).

Отчужденным формам общественной связи первые христиане противопоставили любовь, призванную не просто дополнить, обогатить существующие нравы и привычки, а заменить их. Любовь, которая изначальную спаянность индивидов противопоставляет всем возможным различиям между ними, которая заставляет человека отдать ближнему последний кусок хлеба, стала животворной основой общинной организации. И именно в этом качестве она возвышалась до универсальной нравственной связи. Она подчиняет себе все другие - имущественные, интеллектуальные и прочие - человеческие ценности. Здесь следует различать два момента. Во-первых, провозглашение любви в качестве ключевого нравственного принципа. Во-вторых, идею первичности, основанной на любви морали по отношению к бытию (А.А. Гусейнов, Г. Иррлитц).

Исследователи выделили следующие положения христианской этической концепции:
1. Бог создал мир и является его животворной сущностью. Весь мир развивается из него, и он же остается его непосредственным управителем. Бог - абсолютное творческое начало. Идея Бога является вместе с тем обоснованием благодушного оптимизма в оценке действительности: поскольку мир создан Богом, управляется им и направляется к нему, то он благ, по сути своей глубоко гармоничен, и эта конечная добрая основа бытия оправдывает отдельные проявления зла или по крайней мере примиряет с ними.

2. Человек, будучи одним из творений Бога, является вместе с тем существом привилегированным. Он подобен Богу. Это выражается в том, что человек создан свободным и высшая цель -служить Богу - выступает для него как долженствование. Именно в той мере, в какой человек сам может выбрать Бога, он уподобляется Богу как абсолютной личности. Но эта способность добровольного следования заповедям Бога есть всего лишь возможность; она существует лишь в принципе. Она характеризует сущность, назначение человека, но не его актуальное состояние.

Человек подобен Богу, но не одинаков с ним, ибо является чувственным, земным, смертным существом. Его эмпирическое, природно-социальное существование выступает как грех. Вся жизнь человека, ищущего своего собственного земного счастья, ПЛяется подлежащей отрицанию греховностью. Человек, таким Образом, в своем реальном, эмпирическом существовании не таков, каким он должен быть, согласно своему назначению. Преодоление этого несоответствия, возвращение к своей якобы подлинной сущности и составляет содержание моральных усилий человека.

3. Может ли человек силой собственной активности реализовать свое сущностное предназначение? Оказывается, нет. Причина в том, что человек греховен, и греховен безнадежно. Как социально-природное существо он отделен от Бога пропастью, которую ему не дано перейти. Человек может спастись только благодаря  богу. Выражением такого божественного вмешательства считается явление Иисуса Христа. Образ Христа - свидетельство единении человека с Богом и одновременно признание того, что такое единение возможно только благодаря Богу. Это - важный момент, ибо он показывает, что религиозная мораль выходит за рамки возможностей человека, оказывается областью принципиального должествования. Христос - это зримый образец моральности в христианском понимании, воплощенный идеал.

Следование Богу выступает как следование Христу. Как с Адама началось грехопадение, так с Иисуса Христа начинается возрождение, ибо он указывает путь к спасению.

4. Высший и единственный смысл своего существования Иисус пи рлт в Боге-отце. Собственно, тот перелом, то «чудесное» превращение, означавшее смерть ветхого человека и рождение нового, п состояли в полном осознании того, что человек живет не для себя, а для Бога. Христос призывает своих учеников оставить мать и отца, дочерей и сыновей, ибо в сердце того, кто стал на путь обновления, спасения, не должно быть места ничему и никому, кроме Бога. На вопрос, какова наибольшая, наиважнейшая заповедь,
Иисус отвечает: «...возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Матф. 22, 36-40).

Любовь к ближнему является отражением любви к Богу.

М.Р. Грановская при этом выделяет следующие основные моральные принципы христианства:
1. Ядром христианского учения является идея спасения через преданность. Достижение личной жизненной задачи сводится здесь к самоотверженной, безответной преданности Создателю и высшей для всех цели - осуществлению Божьей воли. Наиболее значимой добродетелью после любви является смирение, подчинение воле Всевышнего. Смирению противопоставляется гордость, т.к. она отчуждает человека от других людей и лишает его любви, т.е. Бога. Поскольку человек не может жить без любви, без духовного общения с другими, гордость, замыкая его в себе, неизбежно убивает. Таким образом, отвергаются эгоизм, когда помышляют лишь о своей выгоде ради временных благ, забывая высшее назначение человека. Всепрощение, непротивление и дисциплина мысли (никого и ни за что не осуждать как особая форма гуманизма,, стали центральными положениями христианской этики. Она настойчиво утверждает, в первую очередь, необходимость милосердия, сострадания, прощения, человечности. Эти качества предполагают любовь к униженному, угнетенному ближнему, «последнему» по своему положению в обществе (М.Р. Грановская).

2. Христианство утверждает равноправие, равноценность всех людей. Речь идет не о механическом уравнивании всех в правах и обязанностях, т.е. не о мнимом равенстве людей, которые по своим естественным данным необходимо различаются, но о признании в каждом человеческом существе полноправной нравственной личности, имеющей известные обязанности. Поскольку в любой общности большинство людей бедны и унижены, то для них-то и важно новое понимание равенства как беспредельной жалости Господа. В соответствии с такими представлениями, любой человек имеет нечто, что не может принадлежать никакому господину - это его бессмертная душа. Ценность личности в этом смысле становится независимой от ее общественного положения. Поэтому смирение, обусловленное конкретной социальной действительностью, сочетается здесь с возможностью духовного возрождения человеческой личности. Иисус запрещает делать то, чем умножается в мире зло, нападать на другого или обижать его, разжигать в другом чувство ненависти. Это совсем новое отношение к нравственности.

3. Христианин духовно освобождался от власти над собой других людей тем, что признавал только власть Бога и подчинялся ему. Однако такое освобождение не просто требовало духовного «усилия», но подкреплялось спасением, как полной свободой «на том свете», в царствии Божьем. Таким образом, признавая испорченность этого мира, христианство обещало человеку, способному к духовным усилиям, преодоление для себя этой всеобщей испорченности в другом мире. При этом задачи окончательного исправления мерзостей земной жизни возлагались не на верующего, а на самого Бога. Страх трансформировался. Страх перед властителем заменился страхом перед Богом, а страх перед страданием преобразовался в необходимость праведной жизни. Люди болеют, считает христианство, не столько по естественным причинам, сколько из-за грехов. Страдая за свои грехи, совершенные при жизни, человек получает шанс их побороть, измениться и попасть в Царство Небесное. Однако человек может болеть не только из-за совершенных грехов, но и по милости Бога, чтобы болезнь заставила его задуматься и отвратила от еще худших грехов. Нарушая нравственные законы, люди заболевают, а их физическое исцеление является указанием на исцеление нравственное.

4. В христианстве возник приоритет не поступков, а помыслов и чувств. На первый план выходил духовной мир человека, его переживания. Верующему предлагали цель более высокую, чем КИЗненное благополучие в этом мире. Такая позиция христианства существенно отличалась от прежних, когда не с помощью внешних правил, а через внутренний процесс осознавались возможности достижения совершенства, радикально меняющего и текущую, и будущую жизнь человека.

5. Христианство склонно рассматривать не только каждую болезнь, но и любую беду как меру моральной чистоты; поэтому нравственное очищение помогало в несчастье обрести чувство удовлетворения. Способность достойно выдержать «Божье испытание», даже в несчастье видеть положительные стороны компенсировали социальную неполноценность. Через отпущение грехов человек примирялся с самим собой, восстанавливал самооценку, обретал надежду на справедливое возмещение житейских страданий в потустороннем мире.

6. В христианстве снижено значение всех социальных и семейных связей. В его учении отрицается многое из того, что почиталось нравственным в иудаизме. Все узы, кроме общей веры, могут быть расторгнуты. Христос не призывал ненавидеть родителей, но утверждал, что человек, чтобы стать свободным, должен преодолеть зависимость и от этих связей. Иначе он способен к чувству общности только с тем, кто ему близок, но не способен тесно связать себя с «незнакомцем», т.е. другим человеком как таковым. Здесь вводится новая шкала ценностей, где высшая после Бога ценность — человек как личность, а не родственник. В шкале ценностей затем идут родственные связи, а уж потом — исполнение обрядов. Семья рассматривается как норма, но в отличие от иудаизма, столь же закономерным считается и безбрачие, если оно подходит человеку. Отношение к семье двойственно. С одной стороны, осуждая блуд и прелюбодеяние, брачные половые отношения Библия считает безгрешными, а рождение детей - наградой от Господа.

7. Восприятие плотского как греховного и высочайшая оценка в человеке начала духовного, божеского лежит в основе христианского аскетизма. Поскольку человечество со времен Адама в целом греховно, то спасение всецело находится в руках Всевышнего. При этом человеческое тело - источник соблазна и темница для души. Как следствие подобных утверждений подавляется сексуальность. Безбрачие допустимо.

8. В христианстве грехи подлежат искуплению. В христианстве первородный грех Адама наследуется всеми его потомками.

9. Одной из центральных идей христианства является ненасилие. В христианстве человек - не одна из частиц мира, а один из столпов, регулирующих процессы во Вселенной. Поэтому понимание ненасилия не распространяется на всю природу, а только на людей, наделенных «искрой Божьей».

P.M. Грановская провела сравнительный анализ идеи «искупления». Она отметила, что в иудаизме - это лишь первый грех людей, не распространяющийся на потомков. В иудаизме не считалось, что милость Бога преобладает над справедливостью, и от него не ждали помощи грешникам. В индуизме и буддизме преобладала идея искупления грехов собственными силами, что радикально отличается от соответствующего положения христианства, где вечное блаженство зависит исключительно от милосердия Бога. Поэтому здесь преобладает вера, опирающаяся на доверие к Богу, его милости, в отличие от буддизма, где доминирует вера, кик уверенность, базирующаяся не столько на религиозном авторитете, сколько на данных логических выводов. Если в христианстве человек может достигнуть рая по милости Бога, то в буддизме погрузиться в нирвану он может, полагаясь только на самого себя. По христианским представлениям, грехопадение человека привело к расстройству всего вселенского миропорядка - зло вторглось в мир, а сам человек, созданный бессмертным, утратил это качество и подпал под действие смерти и тления. Его главной целью стало спасение. В индуизме и буддизме бессмертие души связано с тем, что живое существо обречено снова и снова переносить ее из одного тела в другое. В индуизме и буддизме ненасилие распространяется на все живое, т.к. по закону кармы при трансмутации существ люди могут возрождаться в виде любого живого существа. Это приводит к такому отношению к природе, когда человек не отделяет себя от нее, и это не дает развиться идее господства над ней (P.M. Грановская).