Межэтнические конфликты: психологические особенности

Приступая к изучению межэтнических конфликтов, стоит вспомнить так называемую «гипотезу фрустрации — агрессии». Гипотеза фрустрации-агрессии — это предположение, согласно которому агрессия является следствием фрустрации, а фрустрация неизбежно влечет агрессию. Под фрустрацией понимается препятствие в реализации поведения, направленного на достижение конкретной цели. В более поздних вариантах гипотезы была существенно смягчена и основанные на ней суждения стали не столь категоричными. Раннюю версию данной гипотезы высказал еще в начале XX века У. МакДугалл. Он утверждал, что агрессия является инстинктом, который вырабатывается для устранения препятствий на пути к удовлетворению биологических импульсов. В 1939 г. Дж. Доллард и его соратники опубликовали исследование, в котором связали понятия фрустрации и агрессии («Frustration and aggression», New Haven, CT: Yale University Press. — Dollard, Miller, Mowrer, Sears, 1939). Основные положения выдвинутой гипотезы выглядели так:

  1. всякий раз, видя, что кто-то ведет себя агрессивно, можно предположить, что этот человек ранее испытал фрустрацию;
  2. всякий раз, когда кто-то испытывает фрустрацию, непременно последует какой-нибудь акт агрессии.

Но исследователи не связывали состояние фрустрации исключительно с проявлениями открытой агрессии. Фрустрация, по их мнению, могла приводить и к латентному агрессивному состоянию, обозначенному термином «провоцирование». Страх наказания за проявление агрессии, в свою очередь, считался определяющим в механизме сдерживания агрессии и должен был приводить к смещению агрессии на альтернативные цели. Дж. Доллард и его коллеги настаивали на том, что в состоянии длительной фрустрации провоцирование, в конечном счете, возобладает над сдерживанием.

В 1941 г. гипотеза фрустрации-агрессии была пересмотрена одним из ее разработчиков Н.Миллером. Он отказался от жесткой детерминистской связи между агрессией и фрустрацией, предположив, что фрустрация создает побуждения к разного типа реакциям, одно из которых — побуждение к какой-либо форме агрессии. Исследования не подтвердили безусловной взаимосвязи фрустрации и агрессии. Как оказалось, фрустрация может приводить не только к агрессии, но и к двигательному возбуждению, апатии, стереотипиям, регрессии. Гипотеза была переформулирована Л.Берковицем в 1989 г. В этом варианте был учтен факт неоднозначной связи фрустрации с агрессией и важная роль ситуационных факторов. Были внесены три существенные поправки: 

  • фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним;
  • даже при состоянии готовности, агрессия не возникает без надлежащих внешних условий (например, эффект оружия); 
  • выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям.

Берковиц утверждал, что фрустрация — это один из множества аверсивных стимулов, способных спровоцировать агрессивные реакции, но не напрямую, а косвенно, т.е. создавая готовность к агрессивным действиям. Таким образом, фрустрация не обязательно влечет за собой агрессию, но вызывает негативные эмоции, такие как гнев и раздражение (эмоциональный компонент). Враждебное поведение возникает только тогда, когда присутствуют еще и посылы к агрессии — средовые стимулы, связанные с актуальными или предшествовавшими факторами, провоцирующими злость (ситуационный компонент, например, наличие оружия).

Согласно названной гипотезе и ее вариантам, конфликт между группами — проективный симптом внутренних психических состояний индивидов — результат накопления фрустрации, переходящей во внешнюю агрессию. Негативные этнические предрассудки выступают здесь как инструмент (на последней стадии развития агрессии — повод к ней), воплощаясь в конкретных этностереотипах.

Межэтнические конфликты — всегда групповые. А в толпе агрессивность возрастает многократно, как и коллективная внушаемость. Разжигание ненависти обусловливает продолжительность и трудность в предвидении и прогнозировании межэтнического конфликта. Ведь ненависть, в отличие от злобы, чувство более глубокое, длительное и направлено часто именно на уничтожение объекта.

Человек видит то, что хочет видеть, и не видит того, чего видеть не хочет, с трудом меняет установки и убеждения (как говорили на Востоке, «самая неприступная крепость — это человеческий череп»). Это в полной мере относится к этническим стереотипам.

Социологическое направление в исследованиях этнических конфликтов основано на постулате, что группы имеют несовместимые цели и конкурируют одна с другой за овладение ресурсами, которые не беспредельны. В основе непосредственных столкновений больших этнических групп лежит расхождение между достигнутым уровнем получения материальных и культурных благ и твердым убеждением, что доступ к ним блокирован противоположной стороной. И на уровень терпения населения, помимо экономических факторов, серьезное внимание оказывают:

  • степень доверия к правительственным структурам, прежде всего, и нравственная оценка;
  • степень распространенности в обществе социальной несправедливости, коррупции, обмана;
  • дифференциация населения по месту работы, отношения к собственности и другим критериям;
  • агрессия господствующей этнической группы по отношению к языку и культуре;
  • кадровое засилие «других», «иных»;
  • засилие в толковании истории, вопросы пересмотра истории, отношения к предкам;
  • контроль над ключевыми сферами жизнедеятельности и жизнеобеспечения «иными».

Отсюда:

  • межэтнические конфликты — одни из самых труднорегулируемых. Они, как правило, имеют многолетнюю историю, порождаются комплексом социальноэкономических, политических, социокультурных и этнопсихологических проблем;
  • основные особенности межэтнических конфликтов заключаются в том, что они имеют исторические корни, вытекают из элементов этнической культуры, нередко приобретают религиозный оттенок, наряду с социальными и политическими целями имеют национальный аспект, принимают резкий характер при резком и существенном изменении сложившейся этнической, экономической и социальной ситуации, носят чаще всего более острый, более непримиримый характер, чем другие социальные конфликты;
  • активное участие в разрешении конфликтов и в самом конфликте принимает государство, разрешение межэтнических конфликтов является более трудным и течет более медленно, чем многие другие социальные конфликты, последствия межэтнического конфликта проявляются длительное время и дольше, откладываясь в исторической, этнической, коллективной памяти и национальной психологии этноса, межэтнические конфликты особенно разгораются после достижения независимости государств, т.к. возникают споры о границах для угнетаемых ранее наций;
  • в основе непосредственных столкновений больших этнических групп лежит расхождение между достигнутым уровнем получения материальных и культурных благ и твердым убеждением, что доступ к ним сознательно закрыт противоположной стороной.

Один из важных аспектов исторического развития состоит в неуклонном расширении межэтнических, межнациональных контактов. Развитие коммуникаций, рост мобильности населения, совершенствование средств массовой информации — это все разрушает замкнутость этносов, расширяет сферу их взаимодействия и взаимозависимости. Однако наряду с этим наблюдается и противоположная тенденция. В настоящее время в мире насчитывается свыше 2 тысяч этносов, среди которых 96,2% населения составляют этносы численностью в один миллион и более человек (их в мире более 250). Происходит увеличение численности этносов и уменьшение малочисленных народов. Этнические общины стремятся сохранить себя, свой исторический опыт, культуру, самобытность (один из последних наглядных примеров — Каталония, где ряд городов уже в ноябре 2012 года объявил официально о своей независимости от Испании, но проведение референдума об отделении было запрещено парламентом Испании 13 апреля 2014 года.).

По мнению политиков, географов, социологов, существующие границы государств будут терять свое значение, если они не соответствуют языковым и территориальным границам проживающих там этносов. Результатом этой тенденции может стать увеличение числа независимых государств до 300 с лишним (через 25-30 лет). Нередко стремление к независимости и оказывается определяющей тенденцией в системе межэтнических отношений и часто приводит к межэтническим конфликтам.

Межэтнические конфликты представляют собой конфликты, происходящие между отдельными представителями, социальными группами различных этносов, и конфронтацию двух или нескольких этносов. В качестве типов межэтнических конфликтов можно выделить:    межличностные, этносоциальные и межэтнические конфликты в строгом смысле термина. С психологической точки зрения, это конфликты, выражающиеся в противоречии интересов, взаимной неприязни, эмоциональной вражде, противоречивом состоянии и действиях этносов по отношению один к другому. Печально, но межэтнические конфликты особенно разгораются после достижения независимости государств (выше мы уже упомянули о пограничных проблемах), а сама тенденция к демократии вступает в противоречие со стремлением этносов к самоутверждению и даже к самоизоляции (пример Уганды ничему не научил африканские страны, а «цветные революции» 2010-2014 годов только подтверждают сказанное).

Конечно, не стоит забывать, что межэтнические конфликты играют как конструктивную, так и деструктивную роль. Конструктивная роль межэтнического конфликта:

  • он может привести к решению серьезной этнической проблемы;
  • усиливает адаптационные возможности этноса.

Деструктивная роль межэтнического конфликта заключается в том, что он может привести и нередко приводит к разрушению государства.

Общий компонент национальных интересов в конфликтной ситуации — этнопсихологический фактор. Угроза разрушения, уничтожения привычного образа жизни, материальной и духовной культуры, эрозия системы ценностей и традиционных норм — все это по-разному воспринимается социальными группами и индивидами в этносе: они вызывают защитные реакции, ибо отказ от привычных ценностей предполагает признание превосходства ценностей доминирующего этноса, порождает чувство неполноценности, представления о своем национальном неравенстве. Межэтнические конфликты возникают и вследствие форсированной, принудительной языковой ассимиляции, разрушения культуры и норм религиозного или цивилизационного свойства — в этом усматривается угроза дезинтеграции этноса как социокультурной общности — отсюда защитные реакции.

Есть еще вполне определенные причины межэтнических конфликтов, причины, находящиеся на границе социального, историко-политического и психологического аспектов исследования нашего вопроса:

  • глубокие исторические корни, многолетняя история обострения и затухания (арабо-израильский конфликт);
  • они затрагивают бессознательное в человеке;
  • серьезное и сильное влияние религии.

Выход из межэтнического конфликта может быть различным: от компромисса до применения силы. Естественно, при разблокировании межэтнических конфликтов лучше избегать как внешнего военного участия в них, так и всякого другого постороннего вмешательства, то есть необходимо обеспечить свободу выбора каждой противоборствующей стороне, прекратить боевые действия, попытаться достигнуть политического компромисса между участниками конфликта. Вообще система урегулирования межнациональных конфликтов может быть создана на основе сочетания институционального и инструментального подходов:

  • институциональный подход подразумевает создание сети организаций, своего рода инфраструктуры предотвращения и урегулирования внутренних конфликтов. Она должна включать институты национального, регионального и глобального уровней (различные структуры ООН, комитеты Совета безопасности и пр.);
  • сочетание конкретных мер регулирующего воздействия на межэтнический конфликт: тактические, оперативные и стратегические решения (вышеназванных комитетов и комиссий), где тактические решения направлены на регулирование конфликтов путем силового, в том числе, и экономического давления на его участников или посредством налаживания переговорного процесса. Оперативные решения связаны с разовыми действиями, направленными на ограничение разрастания конфликтов (разоружение боевиков, разъединение воюющих сторон, усиление охраны жизненно важных объектов) или на устранение последствий конфликтов — обустройство беженцев, восстановление коммуникаций, наказание организаторов погромов и т.п. Стратегические решения ориентированы на предупреждение кризисов в межнациональных отношениях на основе заблаговременного создания правовых, политических, экономических и социальнопсихологических условий безболезненного решения проблемы. В бывшем СССР при регулировании межэтнических конфликтов на территории исходили из принципов:
  • неизменность территориальных границ национальных образований — республик, областей, районов даже при возможной их спорности;
  • решение всех спорных вопросов исключительно неконфликтными методами на основе действующих в данный момент законов;
  • соблюдение принципа демократического федерализма, по которому каждая республика, вошедшая на добровольных началах в состав Российской Федерации, образует вместе с другими республиками единое многонациональное государство;
  • экономическое равноправие, выражающееся в самостоятельности входящих в РФ национальных образований;
  • комплексное развитие национальных и территориальных административных образований;
  • децентрализация территориального управления, предусматривающая делегирование полномочий сверху вниз и четкое их разграничение;
  • эквивалентность межрегионального обмена, заключающаяся в том, чтобы на смену централизованному управлению ценообразованием пришли объективные стоимостные пропорции, основанные на ценах мирового рынка и федеральном разделении труда.

Итак, этнос всегда характеризовался существованием действительно жестких культурных и социальных механизмов интеграции, которые обусловливают стремление любой личности видеть право на существование, особую ценность в своем растворении в этническом национальном сообществе. Глубокие психологические корни этого в том, что в основе отношений древних сообществ лежит представление о том, что все чужие общности несут в себе абсолютную, реальную и потенциальную враждебность людям, т.е. членам данного этноса. На первых ступенях развития человечества определяющим отношением между этносами был геноцид, т.е. потенциальная и реальная угроза взаимного истребления.

В древности столкновения между этносами принимались в качестве естественных и неизбежных, требующих мобилизации всех воинских сил этноса. Модель «война против всех» имеет своим историческим прототипом именно такую ситуацию. И бесконечное количество этносов, племен больших и малых исчезло в этой взаимной борьбе, к счастью, человечество уцелел, ибо всегда была и возможность сосуществования этносов, слияния, объединения, ассимиляции — действительно, всегда в той или иной форме существовал механизм культурного взаимопроникновения.

Проблема этнических конфликтов в течение последних десятилетий является одной из наиболее актуальных тем для ученых, политологов, культурологов, военных, журналистов. Косовский, баскский, ольстерский, карабахский, грузиноабхазский кризисы и другие... Огромное количество этнических конфликтов продолжает дестабилизировать ситуацию в странах Африки и Латинской Америки.

Для Российской Федерации — чеченская война, в основе которой лежит, в числе прочего, этническая причина. И здесь — крайняя острота конфликта, повышенный интерес мировой общественности к событиям на территории Чечни, волна религиозных и национальных выступлений во всем северокавказском регионе, которую подхлестывает война в Чеченской Республике, переброс событий и откликов в Дагестан и Кабардино-Балкарию.

И сегодня — события в Украине.

События последних лет показали, что этнические конфликты выходят за рамки внутригосударственных и региональных. К сожалению, «зоны» этнической нестабильности все чаще ассоциируются с потенциальными субъектами международного терроризма.

Итак, сегодня определяются несколько форм этнических конфликтов:

  • межэтническая напряженность;
  • политическая борьба;
  • спорадическое насилие и погромы;
  • этнические чистки;
  • открытая вооруженная борьба.

Почву таких конфликтов могут составлять прошлые межэтнические распри, войны, совершенное когда-то в прошлом в отношении этнической группы насилие со стороны других групп или государств, религиозная нетерпимость и культурно-исторические споры. Их участниками могут быть представители одной и более этнических групп, он может носить межгрупповой характер или происходить между группой и государством.

К этническим можно отнести конфликты любых форм (организованные политические действия, массовые беспорядки, сепаратистские выступления, гражданские войны и пр.), в которых противостояние проходит по линии этнической общности. Их основные особенности:

  • все межэтнические конфликты носят комплексный, психологически сложносоставной характер. Поскольку суть определяется стремлением этноса к собственной государственности (даже если в момент самого конфликта такая цель и не ставится ввиду отсутствия реальной возможности ее достичь), то эти конфликты неизбежно становятся политическими;
  • этнические конфликты отличаются высоким накалом эмоций, страстей, сосредоточением воли, проявлением иррациональных сторон человеческой природы;
  • этнические конфликты характеризуются мобилизацией всех возможных сил: этнические особенности (язык, быт, вера) составляют повседневную жизнь каждого члена этноса, что и обеспечивает массовый характер движения в их защиту;
  • межэтнические конфликты носят хронический характер — они часто не имеют окончательного разрешения (арабо-израильский конфликт и пр.).

В развитии конфликтов большую роль играет субъективный фактор, т.е. всегда существуют люди, заинтересованные в конфликте и сознательно его провоцирующие, поддерживающие. Действие этих людей, сил обычно непросто обнаружить: свои интересы они вуалируют броскими лозунгами, доступными простому человеку призывами, или просто находятся в тени, за кулисами конфликтов. Кроме того, стоит отметить, что в этнических конфликтах много иррационального, не укладывающегося в рамки элементарной логики и здравого смысла, обычной человеческой психологии: конфликтующие стороны, как правило, многократно игнорируют открывающие возможности для предотвращения или урегулирования конфликтов. Создается впечатление, что люди намеренно идут на обострение конфликтов, обрекая себя и семьи на многочисленные страдания! Часто конфликт выходит из-под контроля противоборствующих сил, развивается по своей собственной логике, продолжая углубляться, когда обе стороны уже заинтересованы в его прекращении.

С точки зрения психологии, с учетом динамики конфликта, противоречие между этническими группами, имеющими несовместимые цели в борьбе за ограниченные ресурсы (территорию, власть, престиж), оказывается лишь одной из стадий — той, которую называют объективной конфликтной ситуацией. Собственно говоря, на Земле почти повсюду существуют противоречия между этническими общностями — назовем ее межэтнической напряженностью в широком смысле слова. Без нее, к сожалению, не обходится ни одно полиэтническое общество. Чаще всего напряженность существует между доминантной этнической общностью и этническим меньшинством, но она может быть и открытой, проявляющейся в форме конфликтных действий, и скрытой, но вечно тлеющей. В последнем случае напряженность выражается в социальной конкуренции, достигаемой этноцентристским оценочным сравнением своей и чужой групп в пользу собственной. Имеющиеся противоречия, хотя и играют решающую роль среди причин конфликтных действий, часто и не связаны с ними напрямую. С одной стороны, чтобы возникли конфликтные действия, противоречия между группами должны быть воспринимаемыми, но вовсе не обязательно реальными. Ложный конфликт, когда есть «осознание» несуществующих противоречий, может иметь самые тяжелые последствия. С другой стороны, далеко не всякое противоречие интересов разрастается в конфликтные действия. Иными словами, с точки зрения нашей науки, очень важна стадия осознания и эмоционального вызревания конфликта. Пережитые исторические несправедливости вызывают у низкостатусных этнических меньшинств желание восстановить справедливость, но это не обязательно вызывает мгновенную реакцию. Чаще до начала конфликтного взаимодействия проходят многие годы, на протяжении которых этническая общность сплачивается вокруг идеи отмщения. Прошли многие столетия со времени изгнания евреев из земли обетованной, но именно этот факт явился обоснованием их многолетней борьбы за возвращение. Если объективная конфликтная ситуация осознана, даже случайные события из-за присущей межэтническим отношениям эмоциональности, а порой и иррациональности, могут привести к конфликтному взаимодействию как наиболее острой стадии конфликта. В ситуации нестабильности, вызванной развалом советской империи, настал самый удобный момент для «мщения» за «травмы», нанесенные на протяжении столетий практически всем народам бывшего СССР.

Таким образом, этнический конфликт — это любая конкуренция между группами — от реального противоборства за обладание ограниченными ресурсами до предполагаемого расхождения интересов — во всех тех случаях, когда в восприятии хотя бы одной из сторон противостоящая сторона определяется с точки зрения этнической принадлежности ее членов. Кончено, здесь выделяется расхождение интересов, что, с точки зрения, например, социолога или политолога, является отступлением от понимания этнического конфликта в социальных науках. Но при включении психологической составляющей в понятие конфликта его объяснение становится более комплексным, так как анализируются когнитивные и мотивационные процессы, которые могут предшествовать непосредственным столкновениям, влиять на их эскалацию и продолжаться после их завершения.

Источник: 
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат, магистратура) / Б. Р. Мандель. — М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. — 412 с.
Материалы по теме
Психология участников межэтнических конфликтов
Этнопсихология: иллюстрированный учебник для студентов высших учебных заведений (бакалавриат...
Этническое взаимодействие и этнические конфликты
Столяренко Л.Д., Основы психологии
Сущность этнополитического конфликта
Тишков В.А., Шабаев Ю.П. - Этнополитология - политические функции этничности. Учебник для...
Различие культур и этнические конфликты
Налчаджян А.А., Этнопсихологическая самозащита и агрессия
Типы этнополитических конфликтов
Тишков В.А., Шабаев Ю.П. - Этнополитология - политические функции этничности. Учебник для...
Национальные конфликты
Соколов С.В., Социальная конфликтология
Основные стратегии управления конфликтами
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Методы разрешения конфликтной ситуации
Челдышова Н.Б., Шпаргалка по социальной психологии
Оставить комментарий