Культура по З. Фрейду и К. Г. Юнгу

Австрийский психолог, невропатолог и психиатр, основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд (1856-1936) взял за основу своей трактовки культуры в качестве центрального понятия сублимацию, то есть переключение энергии аффективных влечений на цели социальной деятельности и культурного творчества. Он рассматривал сублимацию как результат неизбежного компромисса между проявлениями стихийных фундаментальных инстинктов, присущих человеку как биологическому существу, и требованиями реальности. Довольно много людей так или иначе и по разным поводам испытывают фрустрацию — психическое состояние, вызванное невозможностью удовлетворения своих желаний. Разочарование или даже психическая травма из-за не нашедшего выхода запроса и влечения может привести к беспокойству тревоге или насилию, но в большинстве случаев поддается контролю и компенсируется механизмом сублимации. По Фрейду, природное начало властно заявляет о себе, поставив человека как бы между Эросом и Танатосом — богами любви и смерти. Стремление к безраздельному обладанию, господству, подавлению заложены в нем как данность. Влечение к смерти, с точки зрения знаменитого психоаналитика, не что иное, как оппозиция сексуального влечения. Бессознательный страх людей перед конечностью бытия трансформируется, с одной стороны, в жестокость и агрессию, с другой — находит выход в плотской любви.

Было бы слишком прямолинейно и упрощенно сводить толкование 3. Фрейдом культуры исключительно к соответствующим образом целенаправленно преобразованному libido secsualis (лат.) — зову пола.

«Мотивирующая сила человеческого общества, — отмечал он, — в основе своей — экономическая».

Культура выполняет в обществе функцию регулятора, сдерживающего и смягчающего наиболее низменные, грубые физиологические импульсы и порывы, «переводя стрелку» страстей, преобразуя и направляя их в иное русло. По Фрейду, основа счастья человека — удовлетворение природных влечений. Культура — преграда на этом пути, ибо вытесняет их на подсознательный уровень или предлагает вместо них качественный суррогат — набор апробированных заменителей из обширного фонда литературы и искусства. При этом, конечно, в значительной мере снижается острота удовольствия. Однако, если, фигурально выражаясь, снять ограничения и открыть шлюзы человеку естественному, это немедленно ввергнет общество в состояние хаоса. Культура, пишет Фрейд, располагает испытанными средствами для того, чтобы задержать противостоящую ей агрессию, обезвредить или даже устранить ее.

Критику культуры, начатую еще Руссо, Фрейд порой доводит до полного ее отрицания. Отталкиваясь от Ницше, он выдвигает идею «природной антикультурности» человека и трактует любую культуру как средство его подавления и порабощения. И тем не менее Фрейд не призывал к возмущению культурой, к крестовому походу на нее, как иногда ему приписывают. Одна из главных тем его работ, посвященных культурной проблематике, — неудобство цивилизации, «культурные лишения», которые доминируют во всей сфере социальных отношений между человеческими существами, препятствуя удовлетворению естественных инстинктов. Ему совершенно ясно, что люди не могут не быть детерминированы культурой, то есть теми идеями, чувствами, орудиями, методами и моделями поведения, которые зависят от использования символов и передаются из поколения в поколение посредством той же самой культуры.

«Как бы мало ни были способны люди к изолированному существованию, — пишет Фрейд, — они, тем не менее, ощущают жертвы, требуемые от них культурой ради возможности совместной жизни, как гнетущий груз».

Он рассматривает культуру как «сумму достижений и учреждений, отличающих нашу жизнь от жизни наших животных предков и служащих двум целям: защите людей от природы и урегулированию отношений между людьми...»

Главные сочинения 3. Фрейда, легшие в основу его концепции культуры, — «Одно детское воспоминание Леонардо да Винчи» (1910), «Тотем и табу» (1913), «Психология масс и анализ человеческого я» (1921), «Неудовлетворенность культурой» (1930), «Человек Моисей и монотеистическая религия» (1939).

Дальнейшее исследование культурологических проблем в психоанализе было продолжено в работах ближайшего сотрудника и последователя Фрейда швейцарского ученого Карла Густава Юнга (1875-1961) «Архетип и символ», «Метаморфозы символа либидо», «Об образах коллективного бессознательного» и др. Он же выступил и критиком З. Фрейда. Разумеется, в обширном (24 тома) наследии автора «Тотема и табу» немало отклонений от объективного отражения действительности. Достаточно сказать, что Фрейд основывался, во-первых, на клинических наблюдениях над специфическим контингентом психически проблемных пациентов, во-вторых, он ограничивался гендерно односторонним материалом — реакциями страдавших неврозами и дегенеративными изменениями сознания женщин.

Собственно говоря, учение о бессознательности (психологизация понятия «бессознательное»), которое обессмертило имя Юнга, восходит не столько к Фрейду, с которым он серьезно разошелся во взглядах (не менее важное место в качестве защитной реакции психики, чем сублимация, отвел компенсации), сколько к Шопенгауэру.

Юнг утверждал, что наряду с индивидуальным подсознательным существует коллективное бессознательное отражение опыта предыдущих поколений, передающееся в архетипах — первообразах, несущих основы представлений о мире, но недоступных живому созерцанию. «Чем бы бессознательное ни было, — пишет Юнг, — оно является естественным природным явлением, воспроизводящим осмысленные символы. Нельзя ожидать, что тот, кто ни разу не заглянул в микроскоп, будет специалистом по микробам, но также и тот, кто всерьез не изучал натуральные символы, не может считаться компетентным судьей в этом деле. Но общая недооценка человеческой души столь велика, что ни великие религии, ни философии, ни научный рационализм не изъявили желания взглянуть на нее дважды». Бессознательное, по Юнгу, не цельно. Оно «состоит из множества временно затемненных мыслей, впечатлений, образов, которые, невзирая на утрату, продолжают влиять на наше сознание»72. В концепции архетипа Юнг находил и ключ к пониманию культуры. Через цепь ассоциаций, игру воображения, смутные и непонятные, переходящие за грань реального в область магии, мистики и эзотерики картины и построения постепенно проступают так называемые архетипические представления, питающие мифологию, религию, искусство, которые затем выкристаллизовываются в фундаментальные символы современной культуры — суждения, оценки, религию, искусство, социальные установления, нормы, предписания, запреты. Юнг базировался на обширнейшем культурно историческом материале, привлекал фольклор, произведения художественной литературы и т. п. На основе этого он стремился доказать, что вся культура, как и сам процесс творчества, коренится в бессознательном, вытекает из архетипической символики, имеет архетипический прообраз, на который как бы наслоились позднейшие, отвечающие новейшим эстетическим запросам и потребностям форма и содержание. Скепсис Юнга проявляется в критически-недоверчивом отношении к науке.

«Всеобщей иллюзией, — отмечает он, — является вера в то, что наше сегодняшнее знание — это все, что мы можем знать вообще. Нет ничего уязвимого более, чем научная теория; последняя — всего лишь эфемерная попытка объяснить факты, а не вечную истину». «С ростом научного понимания, — предупреждает Юнг, — наш мир все более дегуманизируется. Человек чувствует себя изолированным в космосе, потому что теперь он отделен от природы, не включен в нее органически и утратил свою эмоциональную “бессознательную идентичность” с природными явлениями. Постепенно они теряют свою символическую причастность. Теперь уже гром — не голос рассерженного Бога, а молния — не его карающая стрела. В реке не живет дух, в дереве больше не пребывает жизненная основа человека, змея не воплощает мудрость, а горная пещера больше не жилище великого демона. Уже не слышит человек голос камней, растений, животных и не беседует с ними, веря, что они слышат. Его контакт с природой исчез, а с ним ушла и глубокая эмоциональная энергия, которую давала эта символическая связь».

Однако при всем своем агностицизме Юнг готов с уважением и приязнью отзываться о научных изысканиях и свершениях, но при этом, во-первых, решительно отделяет подлинную науку от наукообразия — имитации науки, использования без понимания сути внешних атрибутов научного исследования и научной терминологии, во-вторых, нетерпим к отрицанию опыта переживания присутствия Бога:

«Пустое дело пользоваться словами, если не знаешь, что за ними стоит... Слова будут пустыми и обесцененными. Они оживут и приобретут смысл лишь в том случае, если вы попытаетесь принять во внимание их божественность (нуминозность), т. е. их связь с живущими. Только тогда вы начнете понимать, что имена мало что значат, в то время как самым главным оказывается способ, которым они связаны с вами».

Юнг был одним из тех мыслителей, которые задолго до постиндустриального общества прозрели вызовы и угрозы, связанные с научно-техническим прогрессом:

«Наш интеллект, — пророчествовал он, — создал новый мир, господствующий в природе, и населил его чудовищными машинами. Эти машины, без сомнения, оказались полезными, и настолько, что мы не видим возможности избавиться от них и своего раболепия перед ними. Человек вынужден следовать рискованным наущениям своего научного и изобретательского разума и восхищаться собой за свои великолепные достижения. В то же время его гений демонстрирует опасную тенденцию к изобретению вещей, которые становятся все более и более угрожающими, так как представляют все более лучшие способы коллективного самоубийства».

Источник: 
Культурология: учебник для вузов / В. М. Соловьев. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва ; Берлин : Директ-Медиа, 2019
Материалы по теме
Психоаналитическая интерпретация родства, семьи и культуры
Психоанализ: учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Культура и этика по Фрейду
Психоанализ: учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Психоаналитическая школа в культурологии
Культурология : учебник / Т. Ю. Быстрова [и др.] ; под общ. ред. канд. ист. наук, доц. О. И...
Основные принципы психоанализа З. Фрейда
Психоанализ: учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Культура европейского Возрождения
Монина Н.П., Культурология
Культура божественного
...
Управление организационной культурой
Веснин В. Р. Менеджмент: учеб. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект,...
Культурная экспансия
Культурология: учебник для вузов / В. М. Соловьев. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва ;...
Оставить комментарий