Эмоциональность как компонент психологической устойчивости

Как уже указывалось в данной главе, под эмоциональной устойчивостью в отечественной литературе рассматривают личностное качество, связанное с социально обусловленными ценностными ориентациями (направленностью), определяющими мотивы к преодолению последствий психогенных воздействий, стремлением противостоять напряженности.

Однако задача данного параграфа - анализ эмоциональности как компонента психологической устойчивости. Как указывал Л. М. Веккер, «не вызывает никакого сомнения тот факт, что эмоции ближе всего связаны с отношениями субъекта к объектам, которые его окружают и входят в контекст основных жизненных событий». Отсюда следует, что любая эмоция двухкомпонентна. С одной стороны, эмоциональное переживание - это психическое отражение объекта эмоции, с другой - эмоция есть отражение состояний ее субъекта-носителя. Человек, попадая в экстремальные условия, практически никогда не отвечает на оказываемое воздействие простой и однозначной эмоцией. Скорее наоборот, происходящее событие и восприятие его человеком пробуждают сложный комплекс эмоций. Он может пережить страх, гнев, затем снова страх, вину и пр. Знание собственных эмоций дает человеку преимущество - оно позволяет четко отследить свои эмоциональные переживания, их компоненты и, следовательно, стать более устойчивыми к различным экстремальным факторам.

Как проявляются эмоциональные переживания? Многие исследователи указывают на неоднозначный характер реагирования человека на экстремальный фактор. Это зависит от субъективной значимости фактора для личности и личностных особенностей. Сильные проявления эмоций можно отследить через физиологические реакции.

Возможные физиологические реакции при сильном эмоциональном переживании:
1. Изменения в мимике. Сильное покраснение (побледнение) кожных покровов, в отдельных случаях цианоз (синий цвет губ и кожи вокруг губ) из-за чрезмерного волнения. По степени выраженности изменения в мимике подразделяются:
- на выражение уверенности, легкого стенического возбуждения;
- выражение некоторой тревожности, озабоченности (несколько приподняты брови, сморщен лоб, слегка раскрыт рот или слегка сжаты зубы);

- выражение сильного напряжения (зубы сжаты, желваки на щеках, оскал зубов, губы закушены, асимметрия мимики, неестественно широко раскрыты или сужены глаза);
- выражение очень сильного напряжения, чрезмерной тревожности, вплоть до симптома орального автоматизма (губы вытянуты трубкой, подергивание нижней губы слева или справа, сосательные движения губами, закушивание губ до синяков и т.п.).
2. Заметное расширение (сужение) зрачков при стабильном освещении.
3. Изменения в позе и пантомимике, появление скованности, тремор: дрожание рук, ног, щек, век. Излишнее общее напряжение мышц, предопределяющее развитие скованности (асимметрия позы; движения рук сопровождаются движениями всего тела, когда в этом нет необходимости; плечи неестественно приподняты, локти, «как крылья»; понижены координация и точность движений).
4. Изменения в двигательной активности: чрезмерное напряжение, напряженность (общая заторможенность или, напротив, импульсивная хаотическая двигательная активность; резкое понижение координации и точности движений; нарушение навыков).
5. Пиломоторные реакции («гусиная кожа», волосы «дыбом») при стабильных внешних температурных условиях.
6. Выраженные изменения в ритмике дыхания (особенно информативное сокращение фазы выдоха и паузы относительно вдоха как показатель роста напряжения).
7. Резкое повышение (без физической нагрузки) частоты пульса и понижение ритмичности сердечных сокращений (при подсчете трех 10-секундных отрезков различия в частоте - более 2-3 сокращений).
8. Изменение реакции кровяного давления по гипертоническому или гипотоническому типу (вплоть до появления феномена бесконечного тона) при условии, что на дозированную физическую нагрузку был нормотонический ответ (систолическое давление несколько повышалось, а диастолическое - слегка понижалось).
9. Выраженные изменения в кожно-гальванической реакции (повышение электрокожной проводимости), обильное потоотделение (у здорового человека без физической нагрузки), особенно обильный профузный пот на шее, за ушами.
10. Частые позывы на диурез, повышение перистальтики кишечника, вплоть до неэтичного исхода.
11. Изменение дермографизма: сосудистой реакции, выражающейся в появлении красной или белой полоски на месте механического раздражения кожи (по размеру и цвету).
12. Рост различий между температурой на левом и правом висках, на лбу и на тыльной стороне ладони.
13. Различные (на время эмоциональной реакции) изменения в электрокардиограмме (ЭККГ), например удлинение интервала РО, снижение вольтажа зубца Т, ST ниже изолинии (при обычном ЭКГ в спокойном состоянии).
14. Различные (на время эмоциональной реакции) изменения в электроэнцефалограмме (ЭЭГ) - выраженная депрессия а-ритма, появление медленных волн (при обычной ЭЭК в спокойном состоянии).

Кроме того, выделяют и особенности в поведении:
1) изменения в фонации и артикуляции речи: несвойственные данному человеку тембр речи, тон («дает петуха» или, напротив, переходит на бас); хрипота из-за волнения; «заглатывание» слов; растягивание пауз между словами; неадекватные ударения на отдельных слогах; заикание и пр.;
2) поведенческие реакции: повышенная суетливость; «бегающие» зрачки или, наоборот, «окостенелый» взгляд в одну точку; резкость в обращении, неоправданная грубость; неадекватная активность или, наоборот, астенизация, подавленность; вопросы и ответы с чрезмерной эмоциональной окраской, часто не по существу.

Понятно, что отследить все вышеперечисленные проявления эмоционального переживания достаточно сложно, хотя желательно научиться методу интроспекции, т.е. самонаблюдения в целях сохранности при воздействии экстремальных факторов. В современной психологии даже выделили специфическую форму нарушения функционирования эмоциональности - алексетимию как неспособность к эмоциональному резонансу, т.е. невозможность в первую очередь вербально выразить собственные переживания, эмоции и ощущения, неспособность человека быть в контакте с собственным внутренним миром.

В экстремальных условиях даже профессиональные спасатели сталкиваются с психотравмирующими факторами, к воздействию которых они порой не подготовлены. Выполнение поставленных задач, например при ликвидации последствий террористических актов, связанных со взрывами жилых домов, а также по восстановлению конституционного порядка на территории Чеченской республики, имело следующие специфические особенности:
1) ярко выраженную экстремальность реальных ситуаций;
2) значительность, масштаб и длительность ведения спасательных работ;
3) проявление негативных психических состояний, переживаемых спасателями в условиях постоянной угрозы для жизни.

В зависимости от особенностей конкретных задач и условий, в которых они решаются, профессионалы, участвующие в ликвидации последствий экстремальных и чрезвычайных ситуаций, испытывают влияние различных психологических факторов ситуаций. К факторам, оказывающим непосредственное эмоциональное воздействие, относят опасность, внезапность, неопределенность, новизну обстановки, негативные эмоциональные реакции.

В зависимости от доминирования тех или иных психогенных факторов профессиональную деятельность дифференцируют на следующие формы:
1. Профессиональная деятельность, характеризующаяся острой психотравматизацией, специфическими факторами интенсивного кратковременного (одномоментного) воздействия. К этому типу относится деятельность профессионалов, характеризующаяся относительно непродолжительным воздействием психогенных факторов аварийно-спасательной обстановки, но имеющих высокую интенсивность психотравмирующего воздействия (взрывы жилых домов, другие террористические акты, землетрясения, в основе процесса ликвидации которых лежат активные действия).

В первую очередь имеют выраженное доминирование такие интенсивные факторы, которые непосредственно присутствуют при воздействии самой сложившейся ситуации - реальная угроза смерти, вид трупов, обезображенных тел, пожаров, рушащихся на глазах зданий и строений и т. п. Такой психогенный фактор, как угроза для жизни, имеет непосредственный реальный характер, т.е. он выражен в максимальной степени.

2. Деятельность, которая характеризуется перманентной психотравматизацией общеэкстремальными факторами. К этому типу относится профессиональная деятельность, имеющая пролонгированное по времени психотравмирующее воздействие общеэкстремальных психогенных факторов различной интенсивности (оказание помощи беженцам, лицам, оставшимся без жилья и места проживания, несение службы на пунктах управления, оказание гуманитарной помощи и т.п.).
Данный вид профессиональной деятельности характеризуется достаточно продолжительным воздействием на личность психогенных факторов общеэкстремального характера (измененная афферентация, измененная пространственная и информационная структуры, ограниченная личностно-значимая информация, групповая изоляция, измененная временная структура, относительная угроза для жизни). Достаточно примеров профессиональной деятельности данного типа дает опыт действий по оказанию помощи беженцам из Чеченской республики.

3. Смешанный тип - комплексная психотравматизация общеэкстремальными и специфическими факторами различной интенсивности с пролонгацией их воздействия. Данный тип профессиональной деятельности может иметь место при выполнении задач в условиях чрезвычайного положения в связи с изменением оперативно-тактической обстановки на месте аварии, катастрофы, стихийного бедствия.

Следовательно, профессиональная деятельность при ликвидации последствий экстремальных и чрезвычайных ситуаций характеризуется высоким уровнем напряженности, которая может выступать фактором, снижающим психологическую устойчивость личности к экстремальным условиям ситуации. Принято выделять следующие формы напряженности:
- тормозная (замедленное выполнение когнитивных функций, затруднение формирования новых навыков и переструктурализации старых, ухудшение способности выполнения старых навыков в новых условиях);
- импульсивная (увеличение количества ошибочных действий при сохранении или даже увеличении темпа деятельности, суетливость, склонность к малоосмысленным импульсивным действиям, забывание, спешка);
- генерализованная (сильное возбуждение, ухудшение результатов деятельности, чувство безразличия, обреченности).

В отечественной психологии проблему напряженности активно разрабатывали в 60-70-е гг. ХХ в. Н.И. Наенко, М.И. Дьяченко, Е.Ю. Сосновикова и др. Данные психологи указывали, что напряженность есть целостное личностное психическое состояние. Психическая напряженность по своим основным психологическим признакам целостна, структурна и многокомпонентна. В индивидуально опосредованных разновидностях психической напряженности в определенные моменты времени могут преобладать и мотивационные, и познавательные, и эмоциональные, и волевые, и психомоторные компоненты. Т.А. Немчин указывает, что удельный вес эмоционального компонента в состояниях психической напряженности неодинаков. Представления Т.А. Немчина о напряженности даны в табл.. Рассмотрим табл. Как видно из таблицы, при различных степенях напряжения человек по-разному переживает пребывание в экстремальной ситуации. Так, находясь на первой стадии, человек, вне зависимости от пола, практически не предъявляет жалоб. Можно предполагать, что в данном случае не происходит «включения» в экстремальную ситуацию или она не расценивается таковой, требующей мобилизации усилий на преодоление и достижение конкретных целей. По сути дела, для спасателя это обычное состояние.

На второй стадии происходит активизация психической деятельности, человек переживает высокую заинтересованность в достижении цели. Для здоровых людей, находящихся в состоянии умеренной напряженности, свойственно наличие отчетливых сдвигов в функционировании соматических систем в сторону повышения их активности.

При рассмотрении третьей стадии напряжения обращает внимание то, что для данной стадии типичны дезорганизация в психической деятельности, существенные отклонения в соматических и нейродинамических показателях. Третья стадия напряжения характеризуется выраженным дискомфортом, причем женщины склонны к психическому, а мужчины - к физическому дискомфорту. Различаются мужчины и женщины по показателям и соматического и психического состояний. Так, мужчинам свойственны расстройства соматического и психического плана на фоне менее выраженных эмоциональных нарушений. Наиболее частыми жалобами при этом были жалобы на нарушения со стороны системы кровообращения, органов дыхания и выделительной системы, за ними идут жалобы на снижение способностей к продуктивной умственной деятельности.

Чувство физического дискомфорта сопровождается отрицательным эмоциональным фоном, падением настроения, ощущением тревоги, беспокойства, острым ожиданием неудачи, провала и других неприятных последствий сложившейся экстремальной ситуации. Женщины более склонны эмоционально реагировать на высокий уровень напряжения с менее выраженными соматическими и физическими проявлениями дискомфорта.

Тревога, беспокойство при воздействии экстремальных факторов в ситуациях напряжения являются нормальной реакцией. У здорового, психологически устойчивого человека чувство тревоги быстро проходит. Однако распространенность тревожных расстройств растет и составляет примерно 30% среди населения мира. Понятие «тревожность» в психологии имеет два основных значения: как психическое состояние и как личностная черта. В первом случае термин «тревога» используется для описания неприятного эмоционального состояния, которое характеризуется человеком как ощущение напряженности, ожидание неблагоприятных событий, возникающее в ситуациях неопределенной опасности, угрозы. Поэтому исходной функцией тревоги как эмоционального состояния выступает предвосхищение определенного вида опасности. Другой важной функцией тревоги является феномен, названный «надситуативной активностью», когда субъект по собственной инициативе выходит за рамки определенной деятельности, сам организует процесс постановки новых целей и способов их достижения, нередко вступая в противоречие с ведущими целями и мотивами осуществляемой деятельности.

Основными соматическими симптомами тревоги могут быть учащенное сердцебиение, приливы жара или холода, потливость, холодные и влажные ладони, ощущение «кома» в горле, чувство нехватки воздуха, боли в груди, тошнота, боли в животе, сухость во рту, головокружение и предобморочное состояние, тремор, мышечные подергивания, напряжение и боли в мышцах, учащенное мочеиспускание, снижение либидо. Среди психологических проявлений тревоги чаще встречаются беспокойство по мелочам, ощущение скованности, неспособность расслабиться, раздражительность, нетерпеливость, ощущение взвинченности и пребывание на грани срыва, невозможность сконцентрироваться, ухудшение памяти, трудности засыпания и нарушения ночного сна, быстрая утомляемость, необоснованные страхи.

Тревога может протекать в двух формах - пассивной и активной. В обоих случаях существенным является утрата самоконтроля над поведением и деятельностью. При пассивной форме наступает своеобразная оцепенелость, прекращение активности. Причем сформированные движения могут продолжаться, но теряют осмысленный характер. Человек почти не воспринимает сенсорные сигналы, в том числе и обращенную к нему речь. Как указывают Б.А. Смирнов и Е.В. Долгополова, «при ретроспективном анализе обычно обнаруживается полная или частичная амнезия. В памяти фиксируются незначительные, несущественные детали обстановки, а наиболее важные детали выпадают из сознания».

Для активной формы на поведенческом уровне наиболее характерным является мотив ухода, реализующийся либо как бегство, либо как бесцельная ажитированная деятельность, которая отличается отсутствием логики поведения и высоким уровнем напряжения.

Существенным эмоциональным фактором, влияющим на снижение чрезмерного напряжения, выступает механизм социальной поддержки. В США были проведены исследования в горном районе Аппалачи, жители которого были изолированы от цивилизации на протяжении 150 лет. В начале 1900-х гг. здесь была построена фабрика, и в течение последующих 50-60 лет она пополнялась рабочими из окружающих сообществ. В 1960 г. фабрика объединяла около 3 000 рабочих, которые жили в построенном компанией городе, ели одинаковую еду, делали одинаковую работу за одинаковую плату. В ходе исследования были выявлены две различные категории рабочих. Одна из них включала тех рабочих, которые первыми в своей семье оставили жизнь в традиционном сообществе ради новой и странной жизни в фабричном городке. Здесь взаимосвязи, права и обязанности более не зависели от семейного родства, а индивидуальность и ценность личности не определялись семейными связями. Вторая включала тех, чьи отцы работали на этой же фабрике до них. Компания не делала никаких различий между этими двумя группами, они распознавались только тогда, когда надо было выявить у конкретного рабочего родственника, записанного под таким же именем.

Исследователи предположили, что благодаря эффективности предшествующего семейного опыта вторая группа будет лучше подготовлена к ожиданиям и требованиям индустриальной жизни, чем первая, и что это положительно скажется на их здоровье. Гипотеза подтвердилась. Семья, а главное - эмоциональная поддержка семьи, выступает в качестве буфера против стрессогенных переживаний при больших субкультурных сдвигах.

Последующие исследования подтвердили положительное влияние социальной поддержки на минимизацию воздействия профессиональных стрессоров. В недавнем обследовании (2001) трудовых ресурсов США были специально проанализированы данные по лицам, получившим неадекватную оценку на работе. Было обнаружено, что там, где работники сообщали о неадекватной оценке со стороны руководителей и коллег, наблюдались низкий уровень самоуважения и плохое настроение.

Данные исследования ставят проблему выявления источника социальной поддержки. В различных исследованиях данного вопроса установлено, что «для стресса, связанного с работой, поддержка жены является более значимой, чем поддержка родственников или начальства».

В.А. Ананьев  вводит основные характеристики эмоционального благополучия. К ним относятся:
1) самоуважение. Адекватное восприятие себя как признание своих недостатков частью своих достоинств;
2) способность адаптироваться к меняющимся условиям, иметь гибкую систему ожиданий;
3) способность эффективно удовлетворять свои потребности и умение компенсировать те, которые невозможно удовлетворить на данный момент или вообще;
4) уверенность в том, что человек сам в значительной степени управляет своей жизнью;
5) независимость, умение самостоятельно принимать решения, планировать свою жизнь и следовать собственным планам;
6) умение «найти подходящий способ» справляться с разочарованиями и проигрышами;
7) способность заботиться о других;
8) качественные, т.е. глубокие, искренние взаимоотношения с другими людьми;
9) способность к творчеству, эффективность в деятельности, получение удовлетворения от проделанной работы.

Источник: 
Рогачева Т.В., Залевский Г.В., Левицкая Т.Е., Психология экстремальных ситуаций и состояний : учеб. пособие. - Томск: Издательский Дом ТГУ, 2015. - 276 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.