Динамичность как компонент психологической устойчивости

+1
0
-1

Динамичность можно анализировать на разных уровнях ее представленности в системе «организм - среда». Сюда относят энергетические компоненты, т.е. те физиологические реакции, которые обеспечивают энергетические характеристики деятельности, конституциональные особенности, возрастные и половые различия, личностные особенности.

В многочисленных исследованиях динамических проявлений психологической устойчивости красной нитью проводится мысль о прямой связи симпатико-адреналовой системы в механизмах устойчивости. Однако, например, анализ психофизиологических проявлений устойчивости летчиков с различной профессиональной подготовкой и разных возрастов показал, что выраженность показателей, например, вегетативных реакций, подтверждающих наличие или отсутствие устойчивости, прямо не может характеризовать психологическую устойчивость. Даже такой энергетический показатель, как выброс гормонов и активных веществ, стимулирующих симпатическую нервную систему, в кровь, не коррелировал с показателем устойчивости.

В первом параграфе данной главы уже говорилось о связи темперамента и надежности. Как было установлено экспериментально, основными факторами, влияющими на надежность выполнения задания в условиях реальной опасности, были не сам по себе тип темперамента, а субъективная интерпретация сигнала опасности и личностные особенности, такие как воля, мотивация и пр. В результате был сделан вывод о том, что устойчивость объединяет в себе как природные, типологические показатели, в первую очередь тип темперамента, так и приобретенные механизмы, которые и запускают реагирование на стимул. Продуктивность этих факторов в том, что их сочетание позволяет, во-первых, активизировать силы организма, автоматизированные навыки и, во-вторых, сложные интеллектуальные процессы, формирующие стратегию поведения и деятельности в сложных условиях.

Практически все исследования отечественной инженерной психологии были посвящены поиску связи типологических особенностей человека и надежности его в профессиональной деятельности. Но в работе О.А. Конопкина и Л.С. Нерсесяна [50], изучавших профессиональную надежность машинистов локомотивов, установлено, что ни сила, ни лабильность нервной системы не проявила себя в качестве факторов, имеющих определяющее значение в достижении машинистами высокого профессионального мастерства. Данные авторы высказали предположение, что профессиональный успех может быть достигнут при разнообразии индивидуальных вариантов «типологической» компенсации тех или иных «неблагоприятных» проявлений свойств нервной системы, а точнее - о наличии одинаково эффективных и надежных («профессионально равноправных») индивидуальных вариантов стиля деятельности.

Анализ многочисленных работ по инженерной психологии позволяет повторить вслед за Б.М. Тепловым: «При любом типе нервной системы человек может иметь высокие индивидуальные достижения».

Возникает вопрос: какие физиологические показатели определяют психологическую устойчивость к экстремальным условиям?

Закономерности индивидуального реагирования на чрезвычайную ситуацию не могут быть рассмотрены только как сохраняемость определенных состояний. Устойчивость, в отличие от сохранения, носит активный характер, т.е. выражает момент сопротивления, который проявляет человек как система к внешним воздействиям. Если воздействие кратковременно, единично, тогда устойчивость проявляется в том, насколько быстро система вернется к прежнему состоянию. Если воздействие продолжительно по времени или многократно повторяется, то устойчивость проявляется в том, что система переходит из одного состояния в другое, при этом сохраняя основные внутренние взаимосвязи.

Полноценное выполнение профессиональной деятельности в экстремальных условиях предполагает установление оптимального состояния системы «человек - среда», которое со стороны человека характеризуется как надежность. Под надежностью обычно понимают вероятность выполнения поставленной задачи в течение определенного времени с допустимой точностью при сохранении в заданных пределах параметров функционирования человека. Критериями надежности выступают безотказность, безошибочность и своевременность выполнения задания. Таким образом, мы можем рассматривать динамические характеристики устойчивости человека с позиции надежности или ненадежности, вводя понятие «цена деятельности». При этом имеется в виду величина физиологических и психологических затрат, обеспечивающих выполнение работы на заданном уровне.

Другим фактором, определяющим динамический компонент устойчивости, является нагрузка. Характер влияния нагрузки на функциональное состояние человека определяется ее величиной. Понятно, что в экстремальных ситуациях физические, а главное -психологические нагрузки велики. Продолжительность воздействия нагрузки - одна из основных причин утомления. Главная причина утомления - недостаточность процессов восстановления физиологических, психических и нейросенсорных затрат, вызванных работой или ее сочетанием с влиянием факторов внешней среды. Утомляемость или подверженность быстрому утомлению связаны с такими индивидуальными особенностями человека, как физическое развитие и состояние здоровья, возраст, интерес к работе, мотивация, волевые черты характера. От такого рода индивидуальных особенностей зависит то, как человек переживает утомление и справляется с ним на различных его стадиях.

Выделяют 3 степени утомления. Рассмотрим рис. Первая степень характеризуется незначительными сдвигами физиологических функций. Более выраженное утомление, вторая стадия, вызывает существенные сдвиги следующих субъективно оцениваемых показателей:
1) физические жалобы - чувство тяжести в голове; головные боли; ощущение усталости во всем теле; ощущение усталости в какой-то части тела; боли и/или напряжение в каких-то частях тела; одеревенение; удушье; сухость во рту; зевота; холодный пот;
2) психологические жалобы - дезориентация в пространстве и / или времени; невозможность собраться с мыслями; невозможность сконцентрироваться; возбуждение; чрезмерная сонливость; легкая отвлекаемость; непоследовательность; неспособность припомнить (затруднения с памятью); недостаточная уверенность, частые ошибки; приступы тревоги;
3) нейросенсорные симптомы - утомление глаз и невозможность фокусирования; сухость в глазах; вялость, неточность движений; неверная походка; головокружение; подергивание век; звон в ушах и снижение слуха; дрожь в мышцах рук и ног; невозможность сидеть прямо.

Как показано на рис. 2, данная степень утомления диагностируется при наличии в сумме максимум шести показателей по психологическим и нейросенсорным жалобам и трех - по физическим жалобам.

Третья степень утомления приводит к стойкому снижению работоспособности, которое не проходит в условиях послерабо-чего отдыха. Эту ступень принято называть переутомлением, которое диагностируется по наличию более шести жалоб по всем показателям. К.Х. Кекчеев выделяет другие критерии переутомления. В сенсорной сфере под влиянием переутомления отмечается падение чувствительности различных анализаторов (снижается ночное зрение, электрочувствительность глаза, слуховая, обонятельная и мышечная чувствительность). Резко ухудшается устойчивость ясного видения не только при выполнении работ, требующих напряжения зрения, но и тех работ, где зрение напрягать не надо. В двигательной сфере отмечаются уменьшение мышечной силы, ухудшение координации движений, появляются лишние движения, скорость простой и сложных реакций и точность сложных уменьшается; при ходьбе длина шага становится короче (на 5-25%). Умственная деятельность и интенсивность внимания также снижаются, появляются выпадение памяти и затруднения запоминания, усложняются распределение и переключение внимания, наблюдается тенденция к персеверациям. Очень характерным проявлением переутомления являются расстройства сна: медленное засыпание, чуткость и беспокойство сна, отсутствие сновидений, частые просыпания, иногда в связи с кошмарами, медленное просыпание, отсутствие чувства отдыха и т.д.

Велика роль в возникновении переутомления организационных факторов. Так, в исследовании полицейских Великобритании было обнаружено, что среди основных причин утомляемости и профзаболеваний первые четыре места занимают:
- стиль руководства службой, авторитарность, чрезмерная придирчивость, отсутствие учета индивидуальных особенностей, уровня подготовленности и опыта работы;

- плохо организованная система управления, отсутствие адекватной воспитательной работы и системы повышения профессионализма;
- неблагоприятная рабочая атмосфера в коллективах, слабая поддержка сотрудников со стороны руководства в решении служебных и бытовых проблем, связанных с заработной платой и заболеваемостью;
- профессиональный травматизм.

Системное описание утомления представлено: при утомлении в деятельности и поведении человека могут появиться и показатели активности. Поэтому стоит оговориться, что утомление не всегда выступает как негативный показатель. Утомление не наносит вреда здоровью, в противном случае это будет переутомление. В научной литературе подробно анализируется вопрос об утомлении как стимуляторе восстановительных процессов и тренировки.

Таким образом, цена деятельности может быть выявлена с помощью «симптомов риска», к которым относятся нарушения со стороны различных систем организма, в первую очередь - системы кровообращения и переутомления.

Утомление выступает одним из важных факторов, приводящих к ошибочным действиям. Значение совершаемой человеком ошибки зависит от ее последствий. Забытая почтовая марка может задержать доставку важного письма, а невыполненные меры предосторожности могут повлечь за собой катастрофу. Число аварий в опасных сферах деятельности по причине ошибок человека за последние 30 лет возросло в 4 раза, а именно с 20 до 80% всех причин. Конечно, такие высокие цифры, очевидно, связаны не только с деятельностью человека при эксплуатации техники, но и при ее проектировании, изготовлении, обслуживании. Повышенная автоматизация технологических процессов создает возможности для накопления скрытых для человека отказов (или условий их возникновения) в самой системе управления. Сложные и опасные технологии стали более скрытыми для человека, который управляет и обслуживает их, что создает предпосылки к необычным и часто катастрофическим происшествиям. Но когда человек попадает в экстремальную ситуацию из-за отказа техники, ему безразлично, на каком этапе произошла ошибка. Кроме того, из-за недостаточного учета психологических, психофизиологических, антропометрических и других возможностей человека происходит примерно 30-40% всех ошибок человека в авиации, более 60% тяжелых транспортных происшествий, более 50% аварий в энергосистемах, 60-80% всех аварий и несчастных случаев в промышленности.

Ошибочное действие формируется примерно по следующей схеме:
- выбранный способ выполнения, который не соответствует задаче, т.е. непригоден; другими словами, достичь цели нельзя независимо от существующего намерения;
- в момент исполнения деятельности человек не осознает, что выбранный способ непригоден;
- у человека имеется недостаток адекватной информации, поэтому неправильный способ деятельности закрепляется.

В качестве основных причин ошибок принято выделять:
1) информационные, которые могут проявляться как объективное отсутствие информации (подпороговый характер подачи информации, недостатки обратной связи для регуляции процессов управления, слабая дифференциация между параметрами различных сигналов и пр.); неиспользование объективно предложенной информации (при отвлечении внимания на другие раздражители, превышение значений пропускной способности приема информации, непреднамеренный пропуск информации, «вытеснение» релевантной информации); забывание предшествующей информации; потеря информации вследствие афферентной и реафферентационной избыточности, когда, например, при неожиданном изменении условий ошибка возникает из-за того, что имеющаяся информация не используется, а непроверенная информация сохраняется; ложная идентификация (часто обусловлена установкой, когда статистическая регулярность в предыдущих воздействиях заставляет ожидать появления события определенного класса) и иллюзия припоминания (как неадекватная актуализация определенных обстоятельств);
2) организационные, связанные: с условиями деятельности (неправильный подбор команды, неадекватные программы подготовки, низкая эффективность медицинского и психологического контроля, нерациональное распределение технических средств и пр.); неоптимальными способами выполнения действий; отсутствием единоначалия с поступлением разных команд из разных пунктов управления; неудовлетворительными условиями проживания; ритмом работы и отдыха;
3) личностные, к которым относятся неблагоприятные функциональные состояния (укачивание, высокий уровень реактивности, недостатки в развитии силы, низкая тренированность и пр.); психологические (низкий уровень профессионализма, неадекватная мотивация профессиональной деятельности, наличие профессиональных деформаций, неблагоприятные психические состояния, личностные особенности, такие как вспыльчивость, лживость, агрессивность и пр.); профессиональные (низкий уровень сформированности профессиональных навыков и умений, некомпетентность и пр.).

Довольно часто ошибки совершаются намеренно. Главными причинами таких ошибок выступают наличие внутреннего конфликта либо наличие творческого мышления у специалиста. Наиболее типичным внутриличностным конфликтом, вызывающим ошибку, выступает противоречие между выгодой или удобством и безопасностью труда. Так, В.А. Бодров и В.Я. Орлов установили, что существуют побудители, которые толкают человека жертвовать своей безопасностью ради получения сиюминутной выгоды. В практике происходят случаи, когда высокопрофессиональный специалист утрачивает интерес к труду из-за необходимости решать однотипные и относительно простые для него задачи: в поисках интереса, в целях самоутверждения он может преднамеренно усложнить задачу, следствием чего могут быть серьезные ошибки, даже приводящие к аварийным ситуациям. К числу преднамеренных ошибок можно отнести последствия работы в состоянии повышенной возбужденности, снижения чувства осторожности и самосохранения, целесообразного риска и пр. Другими словами, мы знаем немало техногенных катастроф, причинами которых был «человеческий фактор».

Ошибки, специально допускаемые в целях поиска непредусмотренных способов действия, характеризующие наличие творческого мышления у профессионала, чаще приводят к положительному исходу. Так, известный испытатель самолетов Н.Е. Петров писал: «Машина легко поднялась, делаю правый поворот -хорошо, высота 500 метров. Делаю левый поворот, и машина с небольшим креном сваливается на крыло, начинается скольжение. Значит, будет штопор. Что делать? В школе инструкторы учили, что если попадешь в штопор, то бери ручку на себя, троекратно крестись и жди... Я же поставил ручку в нейтральное положение... Машина перешла в пике, то есть носом вниз, потом я ее перевел в горизонтальный полет».

Значимым показателем цены деятельности в экстремальных ситуациях выступает возможность человека регулировать свою деятельность с учетом изменяющихся условий, что повышает надежность. Основным компонентом саморегуляции выступает самоконтроль как, в самом общем виде, «установление степени совпадения между эталоном и контролирующей составляющей». Исследователи самоконтроля у летчиков [54, с. 70] ввели понятие «предстартовое состояние» - понятие, которое характеризует мобилизационную готовность человека на старте перед выполнением различных заданий. Поведение человека в этом случае носит черты ориентировочной реакции и в зависимости от индивидуально-психологических особенностей личности сопровождается более или менее выраженной эмоциональной напряженностью. Предстартовое состояние связано с активизацией внутренних адаптационных механизмов и проявляется в широком диапазоне от нейро-гормональных изменений до невозможности старта.

Оказалось, что люди с высокой степенью самоконтроля при предстартовом состоянии демонстрируют симптомокомплекс, проявляющийся в стремлении испытуемого уточнить инструкции и задания, в проверке и опробовании аппаратуры и оборудования, а также в анализе своего состояния. В их действиях чувствовалась целенаправленная установка на успешное и быстрое выполнение задачи. У испытуемых отсутствовала скованность или, напротив, повышенная ориентировочная реакция на обстановку. Качество выполнения некоторых психологических проб и заданий (объем внимания, корректурная проба) не снижалось. Вегетативные показатели (ЭКГ, пульс, дыхание, кожно-гальваническая реакция) не выходили за пределы физиологической нормы. У этих лиц предстартовое состояние носило стенический характер и способствовало лучшему выполнению задания и сохранению оптимальной работоспособности.

Симптомокомплекс предстартового состояния у лиц с пониженной степенью самоконтроля определялся компонентами эмоциональной напряженности, что проявлялось внешне в психическом возбуждении или, напротив, депрессивных проявлениях со стремлением «свернуть» подготовку, обойти трудности. Они не могли сосредоточиться на заданной деятельности, в том числе и при выполнении психологических проб, а если и выполняли ее, то делали большое количество ошибок, что сопровождалось вегетативными сдвигами, проявляющимися в тахикардии (пульс до 110 ударов в минуту), гипергидрозе, спонтанных колебаниях электрического сопротивления кожи. У лиц, эмоциональное напряжение которых в предстартовый период было наиболее выраженным и носило характер «предстартовой лихорадки», отмечались нарушения сна вплоть до расстройства суточного цикла сон - бодрствование. В этом случае предстартовое состояние носило выраженный астенический характер, что не способствовало высокому уровню работоспособности.

Можно утверждать, что самоконтроль пронизывает все психические явления, присущие человеку. Самоконтроль включен во все познавательные процессы. Так, применительно к различным сенсорным модальностям самоконтроль оказывается включенным в процесс формирования перцептивного образа. Известны различные формы нарушения образов, называемые обманами чувств в виде иллюзий и галлюцинаций. Приведем в качестве примера механизм возникновения образов НЛО, данный К.Г. Юнгом. Как известно, об увиденных НЛО периодически сообщают средства массовой информации. В этом случае человек, как указывает К. Г. Юнг, «имеет дело с действительно видимыми физическими объектами. но не имеющими никакого отношения к внеземным цивилизациям. Образ этих загадочных явлений зародился в глубинах человеческого подсознания под влиянием чувства страха» [118, с. 380]. Оказывается, страх может выступать первопричиной иллюзий восприятия, так как ослабляет механизмы самоконтроля. Причем, как подчеркивает Юнг, большинство наблюдавших необычайные явления оказываются людьми с трезвым практическим складом ума, которые прежде не верили в существование НЛО. Причем среди наблюдавших загадочные небесные миражи значительное число составляют летчики. В основе подобных иллюзий лежит известный механизм проекции, т.е. переноса внутреннего состояния человека на какой-то внешний объект. Летчик находится в состоянии напряжения в связи с управлением сложной аппаратурой и высокой ответственностью. Его сознание концентрируется на приборах, требующих тщательного наблюдения, но при этом оно нуждается в заполнении окружающей пустоты. Профессиональная дисциплина и здравый смысл не позволяют летчику отвлечься на что-то, что позволило бы ему компенсировать эту небесную пустоту. Подобная ситуация - идеальное условие для спонтанного развития механизмов проекции. Подсознание как бы мстит человеку за чрезмерно развитый рационализм и банальность ясной сферы сознания.

Оптимальный самоконтроль, следовательно, может включить другой познавательный процесс - мышление. Еще К. Бернар, основатель экспериментальной медицины, писал: «Разум должен сохранять свободу сомневаться и поэтому налагает на себя обязанность постоянно подвергать идею проверке опыта. Человек всегда должен в отношении к самому себе играть роль строгого критика. Всякий раз, когда он высказывает какую-нибудь теорию, он первый должен постараться контролировать ее критикой и основывать ее на фактах, хорошо наблюдаемых и точно определенных».

Г.С. Никифоров провел эксперимент, в результате которого выделил пять групп людей, отличающихся друг от друга стилем решения нестереотипных задач. В первую группу вошли люди, осторожно выдвигавшие гипотезы и осторожно принимавшие решение. Даже в том случае, когда вся предварительная информация была ими собрана, они все-таки колебались в принятии решения и нередко начинали изучать второстепенные детали, что-бы обезопасить себя от возможной ошибки. Вторую группу составляли лица с крайне замедленным темпом принятия решения. Они делали многочисленные сопоставления между разными условиями задачи, но с трудом останавливались на каком-то одном плане решения. Гипотезы конструировались очень медленно. Совершив малейшую ошибку, они отказывались от общей установки и начинали решать задачу сначала. Представители первой и второй групп были названы Г. С. Никифоровым людьми с «осторожным характером решений». Эти люди обладали высокой чувствительностью и высоким уровнем тревожности.

В третью и четвертую группы вошли люди с «импульсивным характером решений». Они решали задачу быстро, были склонны к риску, а функция самоконтроля была минимизирована. Основными психологическими особенностями этих групп были низкий уровень тревожности и низкий порог чувствительности.

Наиболее эффективно процесс принятия решения осуществлялся представителями пятой группы. Они строили гипотезу путем строгого логического анализа и взвешивания возможностей ее реализации. Получив необходимую информацию, испытуемые сразу же приступали к поиску решения.

Однако, как указывает Никифоров, эксперимент не выявил значимых различий между группами по вероятности безошибочного решения задачи. Представители первой и второй групп тратили больше времени на решение, но по качественным показателям не отличались от других групп.

Самоконтроль влияет и на другие психические процессы, в том числе и на эмоциональную сферу личности.

Источник: 
Рогачева Т.В., Залевский Г.В., Левицкая Т.Е., Психология экстремальных ситуаций и состояний : учеб. пособие. - Томск: Издательский Дом ТГУ, 2015. - 276 с.
Отправить комментарий