Эмоции, переживаемые при фрустрации и стрессе

Еще Дж. Доллард и его соавторы отметили, что сила эмоций, переживаемых человеком при фрустрации, и последствия этих эмоций, зависят как от интенсивности фрустрированного желания, так и от степени достижения цели. Эти эмоции располагаются в виде спектра, на одном полюсе которого переживается слабая досада, а на другом - острая душевная боль.

Однако для того, чтобы конкретизировать и углублять исследование эмоциональных состояний фрустрированной личности, следует, на наш взгляд, связать силу фрустрации и особенности последующих адаптивных реакций с уровнем притязаний личности. Для анализа каждой фрустрирующей ситуации следует выяснить, каким образом общий уровень притязаний (или частные притязания в отдельных областях деятельности и общения) связываются с теми целевыми объектами, к приобретению которых стремилась личность.

Но вернемся к основным чувствам и эмоциям, которые переживаются людьми при стрессах и фрустрациях. Здесь мы перечислим их с тем, чтобы более подробно обсудить в отдельных параграфах.

В ситуациях фрустрации люди переживают тревогу и страх, чувство стыда и вины, угрызения совести, агрессивность и ненависть и другие эмоциональные состояния, которые обычно (больше в народной психологии) характеризуются в качестве «отрицательных» чувств. Эти и другие чувства чаще всего комбинируются и выступают в виде сложных переживаний даже в том случае, когда человек только предвидит наступающую фрустрацию, являющуюся, например, результатом его собственных ошибочных действий. Американские исследователи Стэнли Шахтер и Ричард Лазарус специально рассматривают так называемые предвосхищающие эмоции (anticipitary emotions).

При исследовании эмоциональных реакций на фрустрацию и стресс следует помнить основные функции отрицательных эмоций в жизни человека:

  1. первая - это их сигнальная функция: такие эмоции сигнализируют мозг о появлении опасных и вредных раздражителей, врагов и т. п.; 
  2. они сигнализируют также о комфорте, о приятном, но эта их функция, по-видимому, имеет вторичное значение.

Как только у человека возникают отрицательные эмоции, его организм и психика мобилизуются, готовясь к самозащите, в том числе психологической.

В жизни людей всегда преобладают отрицательные чувства и эмоции. Недаром в сновидениях эта тенденция к переживанию преимущественно отрицательных чувств сохранилась в большей мере, чем в бодрствующей жизни. В связи с этим можно предложить гипотезу, согласно которой в сновидениях человека его защитные тенденции должны усиливаться. Поэтому мы считаем, что наиболее архаичные формы психологической защиты следует искать в сновидениях.

Тревога и другие психические явления

Переформулируя известное правило теории фрустрации-агрессии можно сказать, что фрустрация всегда вызывает у человека тревогу, а если человек находится в тревожном состоянии, то это значит, что он фрустрирован. Фрустрация - реальная и актуальная, ожидаемая или воображаемая - является главной причиной переживания людьми тревожного состояния.

1)    Вначале посмотрим, как определяется тревога в одной из самых серьезных современных трудов по психологии эмоций. К. Изард отмечает, что «в основе феноменологии тревоги лежит переживание страха». Причем страх в составе тревоги может иметь различную интенсивность, т. е. быть слабым, умеренным или сильным. Итак, согласно этой точке зрения, страх составляет сердцевину тревоги. Однако состояние тревоги включает и другие эмоции - стыд, печаль и т. д. Тревога - это комплексное переживание.

Но мы полагаем, что нельзя свести тревогу к страху (такая тенденция имеется у Изарда). Исходя из приведенных в трудах об эмоциях данных можно сказать, что сердцевину тревожного состояния составляет страх, а затем по порядку значимости идут такие ее компоненты, как печаль, вина и стыд.

Проблема тревоги и тревожности привлекло внимание многих психологов и философов. Так, Р. Кэттел, понимая тревожность как качество личности, выделил в ней такие компоненты, как слабое “Я” (человек легко расстраивается), застенчивость и робость, подозрительность, боязливость, слабый самоконтроль и фрустрированность (что выражается в постоянной напряженности).

Специальный труд проблеме тревоги посвятил экзистенциальный психолог и философ Ролло Мэй. Его основная идея, которая близка к нашей точке зрения, сводится к тому, что тревога - это первичное чувство, и только его конкретизация в виде связи с определенным объектом, приводит к возникновению у человека страха.

Возвращаясь к взглядам Изарда заметим, что состояние тревоги «у разных людей может быть вызвано разными эмоциями»165. Это утверждение показывает, что проблема состава и путей возникновения тревоги еще не до конца решена. Отметим также наличие серьезных индивидуальных различий по составу и переживанию тревоги.

Из сказанного видно, что для понимания тревоги (как комплексного переживания) следует в первую очередь раскрыть природу страха.

2)    Мы полагаем, что тревожное состояние у человека возникает тогда, когда: а) ожидаются неприятные события; это общеизвестно; б) когда какое-то событие уже произошло, но человек все еще не знает, что именно произошло и как произошло. Индивид (отец) может знать, что его сын в 15:00 должен сдавать экзамен, сейчас уже 17:00, но он пока ничего не знает о том, как сын сдал экзамен: у него имеются только ожидание и тревога, которые в его психике сочетаются.

Можно утверждать, что в таком перманентном психическом состоянии находятся те родители, дети которых не вернулись с войны и пока о них ничего не известно: в плену ли они, не погибли ли? и т. п.

Когда кто-либо из членов семьи опаздывает, остальные начинают переживать тревогу («беспокойство»): что с ним случилось, почему задерживается и т. п.? Относительно таких случаев возникает масса вопросов, например следующие:

  1. какие конкретные защитные механизмы используются людьми в ходе таких переживаний?
  2. чем отличаются слабо тревожащиеся люди от более тревожных?

(Данное личностное различие в ситуациях вышеописанного типа проявляются очень отчетливо). Отметим, что беспокойство является внешней, двигательной стороной тревоги человека.

3)    Мы уже сказали, что тревожное состояние человека - это признак предвосхищения неприятных или опасных событий, в то время как страх, как мы еще увидим, является реакцией на воспринимаемую, ощущаемую опасность. Но почему-то обращают мало внимания на еще одну возможность, на которую указали еще А. Бандура и Р. Уолтерс: тревога является признаком того, что прямая агрессия заторможена.

По поводу этой идеи в другой своей работе мы высказали ряд соображений, которые в дальнейшем следует применить также в теории фрустрации и психической защиты.

4)    Фантазия и тревожность. - Когда потребности человека не очень интенсивны, он может удовлетвориться замещающими образами фантазии. При дальнейшем усилении замещающие образы уже не удовлетворяют, и возникает тревога, а одновременно с ней - мотивация освобождения от нее. В таком случае фантазия осуществляет функцию планирования действий и предвосхищения результатов.

Таким образом, имеются теснейшие связи между неудовлетворенностью потребностей, фантазией и тревожностью, различные варианты которой подлежат отдельному исследованию.

5)    Тревога и ответственность. - Чувство ответственности обычно сочетается с тревогой. Можно даже утверждать, что «чувство» ответственности является таким ситуативно переживаемым комплексом, в эмоциональном блоке которого ведущее место занимает тревога. Переживающий ответственность человек знает ситуацию, предвидит какие-то неприятные последствия и события, и из-за этого переживает тревогу. Разумеется, опытный в преодолении различных проблемных ситуаций человек, обладающий соответствующими профессиональными и социальными навыками, переживает менее интенсивную тревогу, чем новичок. Но полное отсутствие тревоги в той ситуации, в которой человек отвечает (или предвидит, что должен отвечать) за какое-то дело. свидетельствует о слабом развитии в  его характере комплекса ответственности. Это говорит о недостаточной зрелости личности, даже о наличии у нее психопатологических изменений.

Исследования показывают, что, избегая ответственности и тревоги, человек может искать спасение в болезни. Если это реальная болезнь, то по мере приближения состояния здоровья, предвидя необходимость возвращения на работу и взятия на себя ответственности, человек вновь начинает переживать тревогу168.

Но сильная тревога, переходящая в страх и ужас, вызывает защитное поведение, активизацию защитных механизмов, и может дезорганизовать поведение личности. В частности, происходит следующее: вместо того, чтобы преодолеть ситуацию рациональными методами, человек может заниматься самооправданием.

В целом взаимосвязи ответственности, тревоги и психологической самозащиты нам представляются важными предметами исследования.

Источник: 
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы и их генезис / А. А. Налчаджян, 2013
Материалы по теме
Профилактика последствий эмоциональных стрессов
...
Наказание и контроль как стресс-фрустраторы
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Непосредственные агрессивные реакции на фрустрацию и стресс
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Стереотипия поведения в фрустрирующих и стрессовых ситуациях
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Отложенные реакции на стресс и фрустрацию
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Групповые непосредственные ответы на фрустрацию и стресс
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Непосредственные физиологические реакции на стресс и фрустрацию
Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 1. Защитные психологические механизмы...
Эмоциональный стресс
Исаев Д.Н. - Эмоциональный стресс, психосоматические и соматопсихические расстройства у...
Оставить комментарий