Понятие об эмоциональном стрессе

Эмоциональная сфера деятельности является одной из «тайн» природы. Все отрицательные воздействия среды оказывают влияние на организм в комплексе, но все же основная причина «болезней цивилизации» – это различные эмоциональные сдвиги, которые возникают в результате нервных перенапряжений, длительного воздействия стрессов. Они способны нарушить не только психическую сферу деятельности человека, но и работу его внутренних органов.

Впервые термин «стресс», означающий не что иное, как напряжение, упоминается в 1303 г. в стихотворении Роберта Маннинга Handlying Synne:
«И эта мука была манной небесной, которую Господь послал людям, пребывающим в пустыне сорок зим и находящимся в большом стрессе».

Г. Селье (1982) полагал, что слово «стресс» пришло в английский язык из старофранцузского и средневекового английского и вначале произносилось как «дистресс». Затем первый слог исчез из-за смазывания или «проглатывания». Имеется и точка зрения, что слово «стресс» произошло от латинского stringere – затягивать. Как бы то ни было, в самом слове не содержится ничего нового для обозначения состояний человека. Новым был смысл, который в него вложил Селье.

Учение о стрессе как об общем адаптационном синдроме при действии повреждающих агентов было сформировано Г. Селье, хотя и до него сходные явления наблюдали некоторые физиологи и клиницисты.

Считается, что у истоков исследования проблемы стресса стоял знаменитый французский физиолог Клод Бернар. Во второй половине XIX в. он высказал и обосновал идею о внутренней среде организма, о ее постоянстве как необходимом условии жизни. Основная мысль Бернара заключалась в том, что благодаря постоянству внутренней среды (вода, температура, воздух, давление, химический состав и др.) организм обретал определенную независимость от воздействия внешних факторов. Бернар считал, что на сохранение внутренней среды, ее биологических констант (кислород, сахар, соль и т.д.) направлена деятельность определенных витальных механизмов, но он не раскрыл содержание этих механизмов.

Ответ на этот вопрос дал американский физиолог Уолтер Кэннон в 1914 г. Он вошел в историю как автор учения о гомеостазе. Под гомеостазом понимается состояние поддержания относительного динамического постоянства (равновесия) внутренней среды организма в физиологически допустимых пределах (обеспечение постоянства температуры тела, кровяного давления, концентрации сахара в крови и т.д.). Механизм гомеостаза действует на уровне целостного организма, отдельного органа, клеточном и молекулярном уровнях.

Кэннон подходил к трактовке гомеостаза с дарвиновских позиций, рассматривая его как продукт естественного отбора. Он подчеркивал, что механизмы гомеостаза не даны изначально, они оформлены в процессе развития живого и имеют фило- и онтологический аспекты рассмотрения.

В общем механизме гомеостаза Кэннон различал два основных компонента:
1) сигнальные устройства (периферические сенсорные окончания), чувствительные к изменениям, ставящим под угрозу стабильность организма. Иначе говоря, это контрольные по своей сущности элементы, вырабатывающие сигнал рассогласования между тем, что должно быть, и тем, что есть в действительности;
2) устройства коррекции, действие которых направлено на восстановление нарушенного равновесия и нейтрализацию угрозы. Такое понимание гомеостаза можно рассматривать как формулировку общего принципа саморегуляции, содержащего в себе идею обратной связи. Кэннон рассматривал гомеостаз как один из защитных механизмов организма.

Таким образом, у Селье были предшественники и его учение о стрессе как общем адаптационном синдроме создавалось не на пустом месте.

Эволюция взглядов Селье на стресс хорошо показана в работе В.П. Апчела и В.Н. Цыгана (1999). Авторы отмечают, что Г. Селье трактует понятие «стресс» по-разному. Если в его первых работах под стрессом понималась совокупность всех неспецифических изменений, возникающих в организме под влиянием любых сильных воздействий и сопровождавшихся перестройкой защитных систем организма, то в более поздних работах под стрессом стала пониматься неспецифическая реакция организма на любое предъявленное к нему требование, т.е. произошло упрощение этого феномена и соответствующего ему понятия.

Первоначально Селье и его сотрудники уделяли внимание лишь биологическим и физиологическим аспектам проблемы стресса. Поэтому традиционным стало понимание стресса как физиологической реакции организма на действие отрицательного фактора, представляющего угрозу для организма. Стресс выражается общим адаптационным синдромом, проявляющимся независимо от качества патогенного фактора (химический, термический, физический).

Ведущую роль в развитии общего адаптационного синдрома, по мнению Селье, играет эндокринная система, в частности гипофиз.

На первых этапах создания учения о стрессе Селье подчеркивал, что возникают не только функциональные изменения во внутренних органах, являющиеся обратимыми, но и морфологические необратимые изменения, т.е. серьезные заболевания. И этому еще есть много доказательств, когда в результате психической травмы у человека возникает патология внутренних органов вплоть до онкологических заболеваний.

Эти примеры показывают слабые места в первоначальной позиции Селье – отрицание ведущей роли центральной нервной системы в генезисе стресса, на чем настаивали отечественные ученые, проповедовавшие идею центризма.

Постепенно по мере изучения стресса Селье пришел к пониманию в его развитии роли психологического фактора. Этому во многом способствовали работы ученых, обобщающих опыт Второй мировой войны. В публикациях все чаще стали появляться такие понятия, как «психический стресс», «эмоциональный стресс». Это привело к размыванию понятия «стресс», так как в их содержание стали включать и первичные эмоциональные реакции, возникающие при критических психологических воздействиях, и эмоционально-психические синдромы, порожденные телесными повреждениями, и аффективные реакции с сопутствующими им физиологическими механизмами (Китаев – Смык, 1983).

Первым попытался разграничить физиологическое и психологическое понимание стресса Р. Лазарус (1970). Он выдвинул когнитивную теорию стресса, согласно которой разграничивается физиологический стресс, связанный с воздействием реального физического раздражителя, и психический (эмоциональный) стресс, связанный с оценкой человеком предстоящей ситуации как угрожающей, трудной.

Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов. «Вредоносные» свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, а также ресурсов индивида по определению такого воздействия.

Психологический стресс отличается от всех других его видов наличием в структуре развития этого состояния опосредующей переменной – угрозы, т.е. сведений символов, предвосхищающих будущее столкновение человека с какой-то опасной для него ситуацией. Процессы оценки угрозы, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, осуществляются на основе преобразования текущей и прошлой информации об особенностях неблагоприятного события, предвосхищения характера его развития и проявления.

Из когнитивной теории стресса делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не являться стрессогенными для разных людей, личные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессогенного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут в одном случае воспринимать одно и то же событие как стрессорное, а в другом – как обычное, нормальное, – такие различия связаны с изменениями в физиологическом состоянии и психическом статусе субъекта.

Однако разделение на физиологический и психический стресс довольно условно, так как в физиологическом стрессе всегда есть элементы психического (эмоционального), а в психическом стрессе не может не быть физиологических изменений. Речь, следовательно, должна идти скорее о причинах, вызывающих стресс (физических и психологических), а не о различиях в наблюдающихся изменениях в организме. В этом отношении более правомерна позиция В.Л. Марищука (1984, 1995), считающего, что любой стресс является и физическим, и психическим (эмоциональным).

Естественным становится стремление исследователей найти какие-то границы стресса как психического (эмоционального) напряжения. По мнению Л. Леви (1970), эмоциональный стресс можно рассматривать как участок своеобразного континуума эмоциональных состояний, нижней точкой которого являются небольшие сдвиги физиологического гомеостаза в условиях полного безразличия. Приятные и неприятные эмоции сопровождаются изменениями в уровнях физиологического гомеостаза.

В стрессовом состоянии, как отмечает С. Майер и М. Ланденслагер (1985), в организме вырабатывается кортизол, который способствует появлению дополнительной энергии (за счет расщепления белков) и поддерживает уровень артериального давления. Однако он ослабляет иммунитет, т.е. невосприимчивость к инфекционным заболеваниям. Отсюда в состоянии стресса или после него люди часто болеют простудой, гриппом и т.д.

В связи с этим говорить о том, что стресс полезен для организма, вряд ли правомерно, если иметь в виду действительно угрожающий уровень эмоционального напряжения, а не уровень, находящийся в пределах нормы и не представляющей никакой опасности. Однако стресс не следует ограничивать и рамками патологии, на что обращают внимание В.А. Апчел и В.Н. Цыган.

В общем виде причиной стресса, по А. Уэлфорду (1973), является несоответствие возможностей организма предъявленным к нему требованиям, например при высокой насыщенности деятельности, т.е. большом количестве эмоциональных ситуаций (Витт, 1986). По Фрессу (1975), стресс также могут вызывать личные и социальные конфликты, не находящие своего разрешения.

В.Л. Марищук полагает, что стрессом можно назвать лишь такое состояние, которое характеризуется значимым выбросом стероидных гормонов (не менее чем на величину вероятного отклонения от исходных показателей). Следует признать, что любая установленная исследователями граница будет условна, так как нельзя забывать, что стресс – это напряжение, а последнее имеет только степень выраженности. Ученые же пытаются придать стрессу как эмоциональному состоянию определенную модальность, качественное специфичное содержание, что с точки зрения Е.П. Ильина не корректно.

Такие переживания, как гнев, ужас, горе, экстаз, хотя и различны по качеству переживания, но все приводят к появлению общего адаптационного синдрома, так как сильное эмоциональное возбуждение приводит к угрозе для организма и личности. Понимание стресса как чрезвычайного, угрожающего состояния, как общей защитной реакции присуще большинству отечественных авторов (Абрамов, 1973; Апчел, Цыган, 1999; Бодров, 1995, 2000; Вальдман и др., 1979; Суворова, 1975; Уколова и др., 1973; Чирков, 1988 и др.).

Являясь одновременно самостоятельным физиологическим, психическим и социальным явлением, стресс по своей сути представляет собой еще один вид эмоционального состояния. Это состояние характеризуется повышенной физиологической и психической активностью. При этом одной из главных характеристик стресса является его крайняя неустойчивость. При благоприятных условиях это состояние может трансформироваться в оптимальное состояние, а при неблагоприятных условиях – в состояние нервно-эмоциональной напряженности, для которого характерно снижение работоспособности и эффективности функционирования систем и органов, истощение энергетических ресурсов.

Что же такое стресс? Под стрессом понимают неспецифический ответ организма на предъявляемые ему внешние или внутренние требования. Данное понятие было предложено Г. Селье. Ему удалось установить, что на неблагоприятные воздействия разного рода, например холод, усталость, страх, унижение, боль и многое другое, организм отвечает не только конкретной для каждого воздействия защитной реакцией, но и общим, однотипным комплексным реагированием вне зависимости от того, какой раздражитель действует на организм. При этом в промежутке между воздействием и ответом организма развертываются определенные процессы, которые были описаны в классических исследованиях Г. Селье, доказывающих, что стадии стресса характерны для любого адаптационного процесса. В частности, они включают непосредственную реакцию на воздействие, требующее адаптационной перестройки (так называемая фаза тревоги и мобилизации), период максимально эффективной адаптации (фаза резистенции) и нарушение адаптационного процесса в случае неблагоприятного исхода (срыв адаптации).

В первой фазе – фазе тревоги – осуществляется мобилизация защитных сил организма, повышающая его устойчивость. При этом организм функционирует с большим напряжением. Однако на данном этапе он еще справляется с нагрузкой с помощью поверхностной, или функциональной, мобилизации резервов, без глубинных структурных перестроек. Физиологически первичная мобилизация проявляется, как правило, в следующем: кровь сгущается, содержание ионов хлора в ней падает, происходит повышенное выделение азота, фосфатов, калия, отмечается увеличение печени или селезенки и т.д. У большинства людей к концу первой фазы отмечается некоторое повышение работоспособности.

Вслед за первой фазой наступает вторая. Ее обычно называют фазой резистенции (стабилизации), или максимально эффективной адаптации. На данном этапе отмечается сбалансированность расходования адаптационных резервов организма. Все параметры, выведенные из равновесия в первой фазе, закрепляются на новом уровне. При этом обеспечивается мало отличающееся от нормы реагирование организма на воздействующие факторы среды. Но если стресс продолжается долго или воздействующие стрессоры чрезвычайно интенсивны, то неизбежно наступает третья фаза – фаза истощения. Поскольку функциональные резервы исчерпаны на первой и второй фазах, в организме происходят структурные перестройки, но когда для нормального функционирования не хватает и их, дальнейшее приспособление к изменившимся условиям среды и деятельности осуществляется за счет невосполнимых энергетических ресурсов организма, что рано или поздно заканчивается истощением.

Следует отметить, что не всякое воздействие вызывает стресс. Слабые воздействия не приводят к стрессу, он возникает лишь тогда, когда влияние стрессора (непривычного для человека объекта, явления или каких-либо других факторов внешней среды) превосходит обычные приспособительные возможности индивида. При стрессовых воздействиях в кровь начинают выделяться определенные гормоны. Под их влиянием изменяется режим работы органов и систем организма. Например, учащается ритм сердца, повышается свертываемость крови, изменяются защитные свойства организма.

Таким образом, стресс возникает тогда, когда организм вынужден адаптироваться к новым условиям, т.е. стресс неотделим от процесса адаптации.

Сущность стрессовой реакции заключается в «подготовительном» возбуждении и активации организма, необходимых для готовности к физическому напряжению. Следовательно, можно полагать, что стресс всегда предшествует значительной трате энергетических ресурсов организма, а затем и сопровождается ею, что само по себе может приводить к истощению функциональных резервов. При этом стресс ни в коей мере не может рассматриваться как отрицательное явление, поскольку лишь благодаря ему возможна адаптация.

Кроме этого, умеренно выраженный стресс оказывает положительное влияние как на общее состояние организма, так и на психические характеристики личности. Например, при умеренном стрессе отмечается позитивное изменение таких психических характеристик, как показатели внимания, памяти, мышления и др. Таким образом, стресс как целостное явление должен рассматриваться в качестве позитивной адаптивной реакции, вызывающей мобилизацию организма.

По данным Всемирной организации здравоохранения 45% всех заболеваний связано со стрессом (причем некоторые специалисты считают, что эта цифра в два раза больше).

По материалам американского журнала «Психология сегодня» от стрессов страдают примерно 40% японских учителей, пятая часть рабочих Великобритании, 45% наемных рабочих США. Частые жалобы при этом – депрессия и тревога, головные боли. Ганс Селье называет стресс «острой приправой к повседневной пище жизни».

На примере стресса ярко высвечивается верность трех старых, как мир, но заново осознаваемых каждым поколением истин.
I. Здоровье – физическое и психическое – связано с мироощущением, «настроением» и образом жизни. То, как мы думаем, чувствуем и поступаем, к чему стремимся, определяет наше здоровье не меньше, чем здоровье определяет нашу жизнь.
II. Человек ответственен за свою жизнь и свое здоровье не меньше, чем за жизнь, здоровье и благополучие своих близких. Понимание и принятие этой ответственности может многое изменить в жизни. Оздоравливаясь, вы дарите радость жизни и окружающим.
«Стяжи мир в душе своей и тысячи вокруг тебя спасутся» (св. Серафим Саровский).
III. Сохранение или обретение здоровья неосуществимо без соразмерности возможностей и притязаний.
«Поднимайся над собой, но не теряй себя из виду» (Ежи Лец).

(Еще будучи студентом, Селье обратил внимание на очевидный факт, что различные инфекционные заболевания имеют сходное начало: общее недомогание, потеря аппетита, температура, озноб, ломота и боли в суставах. Эксперименты показали, что не только инфекции, но и другие вредоносные воздействия (охлаждения, ожоги, ранения, отравления и т.д.) вызывают комплекс однотипных биохимических, физиологических и поведенческих реакций. Селье предположил, что существует общая неспецифическая реакция организма на любую «вредность», направленная на мобилизацию защитных сил организма. Эту реакцию он назвал стрессом.)

Селье выделил три стадии развития стресса: 1) реакция тревоги, выражающаяся в мобилизации всех ресурсов организма; 2) за ней наступает стадия сопротивления, когда организму удается (за счет предшествующей мобилизации) успешно справиться с вредными воздействиями. В этот период может наблюдаться повышенная стрессоустойчивость; 3) если же действие вредоносных факторов долго не удается устранить и преодолеть, наступает третья стадия – истощения, когда приспособительные возможности организма снижаются. В этот период он хуже сопротивляется новым вредностям, увеличивается опасность заболеваний. Наступление третьей стадии не обязательно.

Позднее Селье предложил различать стресс (эустресс) и дистресс (англ. distress – истощение, несчастье). Сам по себе стресс он стал рассматривать как положительный фактор, источник повышения активности, радости от усилия и успешного преодоления. Дистресс же наступает при очень частых и продолжительных стрессах, при таких сочетаниях неблагоприятных факторов, когда наступает не радость преодоления, а чувство беспомощности, безнадежности, обидной несправедливости требуемых усилий и т.п.

(Работу внутренних органов, процессы обмена, кровообращения, пищеварения, дыхания, выделения регулирует вегетативная нервная система. Ее деятельность направлена на сохранение постоянства внутренней среды – гомеостаза. В ней есть две подсистемы: симпатическая и парасимпатическая.

Повышение активности симпатической системы направлено на мобилизацию ресурсов организма, на увеличение готовности к действию: учащаются и усиливаются сокращения мышцы сердца, глюкоза выделяется в кровь, где служит готовым топливом для мышечной активности. Кровоснабжение кожи и внутренних органов уменьшается, а мышц и мозга – увеличивается. Возрастает способность организма к заживлению ран, восстановлению тканей, борьбе с инфекциями.

Активность же парасимпатической нервной системы, наоборот, обеспечивает снижение энергетического обмена и восстановление «запасов энергии». Она способствует замедлению и нормализации функций, расслаблению организма.)

Стресс вызывает активацию симпатической нервной системы. Она возникает рефлекторно при любом эмоциональном возбуждении. (Например, вы поскользнулись на льду, и прежде чем успели осознать опасность падения, одновременно с автоматическими реакциями сохранения равновесия, вас «бросило в жар». Это мгновенно выделяются так называемые «аварийные гормоны», или гормоны тревоги (адреналин, норадреналин). Другие примеры: учащение пульса при волнении, мгновенная бледность от страха и т.д.).

Однако такое – кратковременное – возбуждение симпатической системы еще не оказывает болезнетворного действия. При этом происходит рефлекторная активация коры надпочечников, которые дают «вторичный» мощный выброс в кровь аварийных гормонов, а это приводит, в свою очередь, к новому повышению активности симпатической нервной системы. Но этим действие стресса не исчерпывается. При достаточно сильных и частых стрессах в реакцию дополнительно вовлекаются эндокринные системы, действие которых является еще более длительным и может влиять отрицательно на внутренние органы. Их активация повышает риск инфаркта миокарда и т.п.

Если бы за каждым стрессом сразу же следовала физическая активность, выделившийся избыток аварийных гормонов истратился бы на ее обеспечение и стресс не имел бы вредных последствий. Напряжение мышц, связанное со стрессом, приводит к различным патологическим симптомам: болям в пояснице, мышцах головы и шеи. Типичной мишенью стресса является кожа.

Хронические стрессы могут, не проявляясь в каком-либо конкретном заболевании, приводить к постоянно пониженному настроению. Плохая работоспособность, вялость, пассивность, бессонница или неглубокий, беспокойный сон, не дающий чувства отдыха – все это может быть результатом стресса. Это состояние Авиценна характеризовал как не «здоровье», но и не болезнь. На этом фоне возникают преходящие сердечные недомогания, частые головные боли, чувство неодолимой усталости («как выжатый лимон»), особенно сильное по утрам, трудное засыпание и еще более мучительное пробуждение. Нередко – чувство от «тупо щемящей тоски, которая нападает на человека в предчувствии загадочной и ничем не мотивируемой угрозы».

Возможен и другой вариант развития дистресса. Постоянное ощущение угрозы, присутствие «соперника за спиной», ощущение недоброжелательности мира до поры до времени может воплощаться в чрезмерно повышенной деловой активности. Такая активность выглядит как гонка за успехом, за материальными достижениями, а на самом деле – это бегство от страха перед мнимым поражением в борьбе за «место под солнцем». Она-то и оборачивается рано или поздно психосоматическими заболеваниями: гипертонией, инфарктом, язвой желудка и др. Обдумывая связь разных типов поведения с течением патологических процессов, В.С. Ротенбург и В.В. Аршавский пришли к выводу, что основной фактор положительного воздействия при оборонительно-активном поведении – это поисковая активность. Отрицательное же влияние пассивных вариантов связано с отказом от поиска.

Поисковой активностью называют деятельность, направленную на изменение неприемлемой ситуации или на изменение сохранения благоприятной ситуации вопреки действию угрожающих ей факторов и обстоятельств.

Деятельность, связанная со стрессом, бывает приятной или неприятной. Любое событие, факт или сообщение способны его вызвать, т.е. стать стрессором. Произойдет ли это, обусловлено не только самой ситуацией, но и личностью, ее опытом, ожиданиями, уверенностью в себе и т.д. Особенно большое значение имеет оценка угрозы, ожидание опасных последствий.

Таким образом, возникновение и переживание стресса зависит не только от объективных, но и от субъективных факторов, от особенностей самого человека: оценки им ситуации, сопоставление своих сил и способностей с тем, что от него требуется, и т.д.

К понятию стресса близко и понятие фрустрации. Сам термин в переводе с латинского означает обман, тщетное ожидание. Фрустрация переживается как напряжение, тревога, отчаяние, гнев, которые охватывают человека, когда на пути к достижению цели он встречается с неожиданными помехами, которые мешают удовлетворению потребности.

Самой распространенной реакцией на нее является возникновение генерализованной агрессивности, направленной чаще всего на препятствия. Адекватная реакция состоит в том, чтобы преодолеть или обойти помеху, если это возможно; агрессивность, быстро переходящая в гнев, проявляется в бурных и неадекватных реакциях: оскорбление, физические нападки на человека (щипать, бить, толкать) или объект (сломать его). В некоторых случаях субъект реагирует на фрустрацию уходом (например, выходит из комнаты), скрытой агрессией.

Фрустрация приводит к эмоциональным нарушениям лишь в том случае, если возникает препятствие для сильной мотивации. Так, когда у ребенка, начавшего пить из соски, отнимают ее, он реагирует гневом, но у него нет никаких эмоциональных проявлений, если период сосания подошел к концу.

Источник: 
Вербина Г.Г., Психология эмоций