Теории эмоций и чувств

Как известно, термин «теория» происходит от греческого слова theoria, которое означает наблюдение, рассматривание, исследование. И действительно, первые теории, объясняющие явления внешнего мира, строились на основе наблюдений, которые проводились иногда десятилетиями и столетиями и передавались из поколения в поколение. На основе этих наблюдений, их систематизации и обобщения предлагались определенные объяснения, знамения, предсказания. Эти теории были знанием «посвященных». В истоках современных наук лежит также наблюдение, а в ряде наук оно и сейчас является основным методом.

В современном науковедении в качестве теории рассматривают систему обобщенного, достоверного знания, которое описывает, объясняет и предсказывает явление действительности. В психологии теория должна объяснить поведение человека, раскрывая специфические психологические закономерности.

Нас в данном случае интересуют теории, описывающие, объясняющие и предсказывающие эмоциональное поведение человека, раскрывающие механизмы эмоций и их конкретное содержание.

1. Первые психологические теории эмоций (классические) объясняли поведение человека, исходя из наблюдений. Каждый из нас, обучаясь в школе, на работе, в семье, многократно наблюдал переживания других. Переживания эти были следствием ситуаций, в которых оказывался человек, отношений, в которые он вступал с другими людьми. Из подобного рода наблюдений и складывались первые психологические теории эмоций. Система основных идей данных теорий сводилась к следующему:
• эмоции являются следствием воздействия на человека внешних факторов (природных и социальных);
• эмоции характеризуют внутреннее состояние человека;
• перечень базовых эмоций ограничен;
• на базе первичных эмоций развивается индивидуальное многообразие переживаний, именуемых чувствами;
• эмоции порождают желания, а следовательно, могут служить источником активности человека;
• эмоции могут увеличивать или уменьшать способности человека к действию;
• человек не всегда в состоянии управлять своими эмоциями (страстями, аффектами);
• человек может как осознавать, так и не осознавать свои эмоции и чувства;
• эмоции являются проявлением общих законов эволюции.

К ученым, внесшим вклад в развитие этой группы теорий эмоций, можно отнести Б. Спинозу (1632-1677), В. Вундга (1832-1920), Н. Грота (1852-1899) и др.

2. Ограниченность классических теорий была впервые четко показана У. Джемсом, который, стремясь преодолеть эту ограниченность, сформулировал свою периферическую теорию эмоций. При этом Джемс не стремился опровергнуть классические теории, как иногда утверждают в психологической литературе. Он стремилея подняться над уровнем конкретных описаний и указать на одну из причин эмоций. Лучше всего изложить теорию эмоций Джемса его же словами. «Обыкновенно принято думать, — писал он, — что в грубых формах эмоции психическое впечатление, воспринятое от данного объекта, вызывает в нас душевное состояние, называемое эмоцией, а последняя влечет за собой известное телесное проявление. Согласно моей теории, наоборот, телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвывшего его факта, и сознание нами этого возбуждения в то время, как оно совершается, и есть эмоция. Обыкновенно принято выражаться следующим образом: мы потеряли состояние, огорчены и плачем, мы встретились с медведем, испуганы и обращаемся в бегство, мы оскорблены врагом, приведены в ярость и наносим ему удар. Согласно защищаемой мною гипотезе, порядок этих событий должен быть несколько иным; именно первое душевное состояние не сменяется немедленно вторым: между ними должны находиться телесные проявления, и потому наиболее рационально выражаться следующим образом: мы опечалены, потому что плачем, приведены в ярость, потому что бьем другого, боимся, потому что дрожим, а не говорить: мы плачем, бьем, дрожим, потому что опечалены, приведены в ярость, испуганы. Если бы телесные проявления не следовали немедленно за восприятием, то последнее было бы по форме своей чисто познавательным актом, бледным, лишенным колорита и эмоциональной «теплоты». Мы в таком случае могли бы видеть медведя и решить, что всего лучше обратиться в бегство, могли бы нанести оскорбление и найти справедливым отразить удар, но мы не ощущали бы при этом страха и негодования».

Джемс утверждал, что каждое восприятие путем известного рода физического воздействия оказывает на наш организм широко распространенное действие, предшествующее возникновению в нас эмоций или эмоционального образа.

Если учесть, что свою теорию Джемс высказал в конце XIX века, то приходится отдать дань восхищения его прозорливости. Работы в области гомеостазиса и психофизиологии стресса убедительно подтвердили точку зрения Джемса, достаточно сослаться на адаптационный синдром стресса, по Г. Селье, который мы рассматривали ранее. Аргументируя свою точку зрения, Джемс писал:
«Если мы представим себе какую-нибудь сильную эмоцию и попытаемся мысленно вычитать из этого состояние нашего сознания одно за другим все ощущения связанных с ним телесных симптомов, то в конце-концов от данной эмоции ничего не останется, никакого «психического материала», из которого могла бы образоваться данная эмоция, в результате же получится холодное, безразличное состояние чисто интеллектуального восприятия... Я совершенно не могу представить себе, что за эмоция страха останется в нашем сознании, если устранить из него чувства, связанные с усиленным сердцебиением, с коротким дыханием, дрожанием губ, с расслаблением членов, с «гусиной» кожей и с бурчанием в животе... Человеческая эмоция, лишенная всякой телесной подкладки, есть один пустой звук».

При эмоциях мы испытываем различные ощущения, приходящие от различных частей тела. Эмоция является порождением состояния всего организма (отсюда и интегрирующая функция эмоций), от каждой части организма в сознание проникают различные чувственные впечатления, слабые и сильные, приятные и неприятные, определенные и неопределенные, из которых складывается чувство личности, постоянно сознаваемое каждым человеком.

Каким путем объекты, вызывающие эмоции, порождают в нас телесные возбуждения? Отвечая на данный вопрос, Джемс отмечает, что здесь еще нет ясной картины и в качестве возможного происхождения эмоциональных реакций приводит объяснения, прежде всего Спенсера и Дарвина.

Некоторые из видов телесных выражений можно рассматривать как повторение в слабой форме движений, которые были полезны для индивида или являлись необходимыми физиологическими дополнениями полезных движений. Примером подобных эмоциональных реакций может служить прерываемость дыхания при гневе или страхе, которое представляет органический отголосок, неполное воспроизведение того состояния, когда человеку приходилось действительно тяжело дышать в борьбе с врагом или спасаться бегством. Эмоции, связанные с уничтожением кого-то (врага), выражаются в общем напряжении мышечной системы, в скрежете зубов, выпускании когтей, в расширении глаз и фыркании, что является условием успешной борьбы. Такая черта, как оскаливание зубов, обнажение верхних зубов скашиванием рта на сторону, рассматривается Дарвиным, как нечто унаследованное нами от наших предков, которые имели большие глазные зубы (клыки) и при нападении на врага оскаливали их. Поднимание бровей при направлении внимания на что-нибудь внешнее, раскрывание рта при изумлении обусловлены полезностью этих реакций в крайних случаях. Поднимание бровей связано с открыванием глаз, чтобы лучше видеть, раскрывание рта — с напряженнейшим слушанием и быстрым выдыханием воздуха, обыкновенно предшествующим мышечным напряжениям. Расширение ноздрей при гневе, по Спенсеру, есть остаток тех действий, к которым прибегали наши предки, вдыхая носом воздух во время борьбы, когда рот их был занят захватом тела противника.

Выражение отвращения есть начало движений, связанных со рвотой, выражение довольства аналогично улыбке человека, сосущего что-нибудь сладкое или пробующего что-нибудь губами, жест отрицания (вращение головы из стороны в сторону) есть остаток движения, которое производят дети, чтобы воспрепятствовать проникновению в рот чего-либо неприятного для них (отворачиваются от пищи). Утвердительное кивание представляет аналогию с нагибанием головы для приема пищи. Приводя отмеченные выше примеры для объяснения происхождения эмоциональных реакций, Джемс одновременно заявляет, что предложенные причины не объясняют всех эмоциональных телесных проявлений. К ним он относит: своеобразные явления, происходящие во внутренностях и внутренних железах, сухость, понос и рвота при сильных страхах, обильное выделение мочи при возбуждении крови, ощущение «куска в горле» при сильной печали, сердечная тоска при боязни, холодное и горячее местное и общее выпотение и др.

В заключение отметим, что из периферической теории эмоций можно сделать вывод о том, как управлять своими эмоциями. Подавите в себе внешнее проявление страсти, и она замрет в вас. Прежде чем отдаться вспышке гнева, попробуйте сосчитать до десяти — и повод к гневу покажется вам ничтожным. Если мы хотим подавить в себе нежелательное эмоциональное влечение, мы должны терпеливо воспроизводить на себе внешние движения, соответствующие противоположным желательным для нас душевным настроениям [Джемс, 1901].

Таким образом, можно отметить, что теория Джемса отражает целый ряд существенных явлений, объясняющих, что такое эмоции и как они развиваются и выражаются. Периферическая теория эмоций хорошо дополняется научными данными по гомеостазису (Кеннон) и эмоциональному стрессу (Г. Селье).

Почти в одно время с Джемсом (1884) сходные взгляды на природу эмоций высказал Ланге (1885), в своей «сосудисто-двигательной теории эмоций». Согласно теории Ланге, эмоции являются результатом осознания сосудисто-двигательных изменений, происходящих в организме. Анализируя, например, грусть, Ланге пишет: «Устраните усталость и вялость мускулов, пусть кровь прильет к коже и мозгу, появится легкость в членах, и от грусти ничего не останется».

Теория Ланге исходит из тех же посылок, что и теория Джемса, но на более ограниченной физиологической основе. Поэтому в определенной мере ее можно считать частным случаем теории Джемса. В историческом же аспекте это две теории, появившиеся практически одновременно, поэтому обычно их объединяют и говорят о теории эмоций Джемса-Ланге.

3. Нейропсихологические теории эмоций (центральные теории эмоций). Уже Эдуард Клапаред (1873—1940) — сторонник теории Джемса, отмечал, что его теория сталкивается с большими затруднениями.

«Если эмоция — это только сознание периферических изменений организма, то почему она воспринимается как эмоция», а не как «органическое ощущение»? Почему, испугавшись, я сознаю в себе «присутствие страха», а не просто некоторые органические впечатления, дрожание, биение сердца и т.д.?» Сам Клапаред отвечает на этот вопрос так: «Эмоции — это сознание глобальной установки организма... Известно, что в случае эмоционального восприятия более полезно знать общую установку тела, чем отдельные, объединяющиеся в целое, элементарные ощущения. Восприятие деталей внутренних ощущений не должно представлять для индивида большого интереса. Организму важнее всего действие...То, что сознание схватывает в эмоции, есть, так сказать, форма самого организма, или его установка».

В силу сказанного, эмоция непосредственно, безусловно «понимается» тем, кто ее испытывает. Эмоция содержит свою значимость в себе.

Серьезный шаг в объяснении возникновения эмоций можно сделать на основе физиологических и нейрофизиологических исследований эмоций. Исследования эти начались с начала XX века — Бехтерев, 1887, 1909; Гольц [Goltz, 1892]; Моруцци и Мэгун [Morozzi, Magoun, 1949]; Пейпез [Papez, 1937]; Линдсли [Lindsley, 1951, 1970].

Но особенно активно стали проводиться с 30-40-х годов по настоящее время. Цель этих исследований заключалась в поиске мозгового «субстрата» эмоций, в изучении роли тех или иных отделов головного мозга в возникновении эмоций и в организации эмоционально- поведенческих актов.

Выделим несколько работ, наиболее важных для нас. Это работы Кеннона [Gennon, 1931], Олдза [Olds, 1960], Хуншпергера [Hunsperger, 1962], Пенфильда [Penfild, 1966].

Кенноном и Бардом, в противовес господствующей тогда теории Джемса-Ланге, была сформулирована таламическая теория эмоций, согласно которой ведущую роль в формировании эмоций играют таламические структуры головного мозга. Именно эти структуры ответственны за эмоциональные процессы и эмоциональное оформление ощущений. Кеннон полагал, что в развитии эмоциональных состояний большое значение играет воздействие со стороны таламуса на кору головного мозга, в результате которого снижается тормозное влияние коры на таламус, что способствует развитию эмоциональных реакций.

Дельгадо, используя метод электрических раздражений структур мозга, с одной стороны, подтвердил определенную топологию эмоциональных реакций, с другой, установил, что эмоциональная реакция зависит не только от активации конкретной «точки» мозга, но и от окружающих условий.

Олдз, одним из первых применивший метод самостимуляции, установил ряд зон в структуре головного мозга, ответственных за базовые эмоции. Работы в этом направлении позволили обнаружить мозговой субстрат трех эмоций: страха, гнева, удовольствия — базовых, как было показано ранее, эмоций человека.

Хунишергер, обобщив работы целого ряда исследователей, построил топографические схемы зон центрально расположенных структур, связанных с эмоциональными реакциями конкретного типа.

Однако дальнейшие работы в этой области показали, что трудно говорить об определенных субстратах, связанных с определенными типами эмоций и эмоциональных реакций. На характер эмоций, как уже отмечалось, влияют окружающая среда и индивидуальный опыт субъекта [А.В. Вальдман и др., 1972].

Важно отметить также работы Пенфилда [Penfild, 1966], в которых была показана многофункциональность отдельных структур мозга. В частности, многофункциональность височных областей неокортекса: они осуществляют не только слуховые, но и активационные и интегральные функции.

Таким образом, экспериментальные работы в области нейрофизиологии эмоций убедительно показывают ведущую роль центральных механизмов головного мозга в формировании эмоций человека. Однако в последние годы вновь пересматривается роль перцепции организменных сдвигов в детерминации эмоций. Шахтер и Зингер [Schachter, Singer, 1962], например, показали, что «висцеральные реакции могут облегчать наступление состояния гнева или эйфории, вызываемых соответствующей обстановкой или словами. Но адреналин сам по себе не ведет к появлению эмоциональных состояний, хотя и вызывает свойственные ему висцеральные реакции».

Серьезным экспериментальным подтверждением теории Джемса-Ланги являются и исследования по эмоциональному стрессу.

Попробуем теперь на основе современных нейрофизиологических данных высказать гипотезу, отвечающую на вопрос, поставленный Клапаредом.

Любой раздражитель, воздействующий на организм, обладает двойным действием: специфическим, отражающим качественную природу раздражителя, и неспецифическим. Именно неспецифическое действие выступает в роли стрессора, воздействующего на ось «гипоталамуса —гипофиз- кора надпочечников» и вызывающего приспособительную реакцию организма (по Селье), запускающего висцеральные реакции организма (описанные Джемсом). Одновременно, в силу того, что именно структуры гипоталамуса-таламуса включают в себя зоны базисных эмоций (гнева, страха, удовольствия), происходит избирательная активизация этих зон и субъект переживает удовольствие, гнев, страх и их комбинации. В результате человек осознает одновременно и специфический характер раздражителя, и его эмоциональную окраску (и его переживания). Определенным основанием к такому заключению дают работы Пенфилда, показавшие многофункциональность отдельных подструктур мозга.

Процесс осознания периферических изменений как «эмоций», а не как «органического ощущения» происходит потому, что существуют специализированные нейроны (или их сети), раздражение которых приводит к переживанию, связанному прежде всего с базовыми эмоциями, т.е. в принципе так же, как происходит восприятие внешнего предметного мира. В эмоциях осуществляется восприятие внутреннего состояния организма, результатом этого восприятия являются переживания. Как восприятие внешнего мира (образы) осуществляется функциональной системой (зрительной), так и восприятие внутреннего состояния (переживание) осуществляется функциональной системой эмоций. Таким образом, можно сказать, что эмоции (переживания) являются свойством функциональной системы головного мозга, реализующей функции отражения внутреннего состояния организма.

Источник: 
Шадриков В.Д., Введение в психологию. Способности человека
Темы: