Биологические факторы и личностная предрасположенность в формировании индивидуальности

Советских ученых вопрос о половых различиях в психической сфере интересовал до недавнего времени мало, несмотря на то что еще в 1960-х гг. его рассматривал Б. Г. Ананьев со своими учениками, а позднее, в социологии, - С.И. Кон. В настоящее время половые различия стали изучать довольно интенсивно, но в основном в рамках тендерной психологии. И опять возник извечный спор: от чего различия в способностях, мотивах, поведении мужчин и женщин зависят больше: от биологического или социального? Даже термины обозначающие эту проблему, используются разные. Когда говорят о биологических различиях между мужчинами и женщинами как индивидами, то используют термины «пол», «половой диморфизм», в англоязычной литературе - «секс», когда же говорят о психосоциальной, социокультурной роли тех и других как личностей, то чаще всего говорят о тендере, тендерных различиях. Правда, как отмечает Ш. Берн (2001), вопрос терминологии еще не разрешен учеными, поэтому у авторов принято с самого начала определять свой выбор.

До недавнего времени, например, считалось твердо установленным, что различия мужчин и женщин по пространственному воображению, математическим способностям и вербальному интеллекту не зависят от факторов среды и воспитания, однако с 1980-х гг. появились работы в которых доказывается, что даже по этим параметрам биологически предопределенных различий не наблюдается (М. Jinn, 1988; М. Jinn, A. Peterson, 1985). Проанализировав 1600 исследований, проведенные за 7 лет, в отношении выявления психологических половых различий, Е. Маккоби и К. Джексон пришли к выводу, что по большинству психических функций нет врожденных различий между мужчинами и женщинами, те же различия, которые имеются у маленьких детей, недостаточны чтобы обосновать неравенство половых ролей.

С другой стороны, Н. Эйбл-Эйбесфельдт (1982) пишет: «Отрицать наличие врожденных различий между мужчиной и женщиной очень модно, это отмечает стремление человека освободиться от всяких ограничений, избавиться от своего биологического наследия. Но свобода не достигается путем игнорирования истины...»

Об этом же пишут Д. В. Колесов и Н. Б. Сельверова (1978). «Некоторые авторы утверждают, что половых различии в склону SH^cax, поведении мужнин и женщин нет, или же в той мере, в какой они вс же допускают возможность существования различий последние считаются результатом неодинакового воспитания (К. Врохно 1969). Однако это неверно по существу и к тому же нелогично, так как тогда пришлось бы признать, что принятые различия в характере воспитания мальчиков и девочек не имеют под собой реального обоснования и взялись как бы сами по себе».

Как отмечает И. С. Клецина (1998), существуют два противоположных подхода, обосновывающих дифференциацию полов:
- половой диморфизм,
- половой символизм.

Согласно первому подходу, т. е. половому диморфизму, половая дифференциация - универсальный биологический процесс, который культура только оформляет и осмысливает с теми или иными вариациями. Этот подход, пишет И. С. Клецина, идет как бы снизу. Его исходная точка - биологический половой диморфизм, который дополняется системой психических различий, проявляющихся в пределенном наборе индивидуальных различий в психофизиологических реакциях, когнитивных процессах, мотивации, способностях и интересах мужчин и женщин».

С позиций второго подхода (полового символизма) тендерная дифференциация не тождественна половой дихотомии, связанной с половым диморфизмом, поскольку она связана с конструированием полов в течение жизни (R. Unger, 1990).

Сторонники этого подхода, Дж. Хемпсон и Д. Хемпсон (J.L. Hampson, J. G. Hampson, 1961), считают, что ориентация на половую роль мальчика или девочки не имеет врожденной основы, хотя имеются наблюдения, что уже у 7-8-месячных младенцев и даже раньше имеется различная реактивность на мужчин и женщин (Д.В. Колесов, Н. Б. Сельверова, 1978).