Хронические бредовые расстройства

К этой же группе психических расстройств относятся психические расстройства, клиника которых в основном представлена различными бредовыми психопатологическими проявлениями, отличающиеся длительным течением.

Паранойя — стойкий бред, с отсутствием явной динамики, систематизирован, монотематичен, например: преследования, ревности, ипохондрия, ложные (бредовые)-убеждения в наличии физического недостатка, уродства и т. д. У больных с таким бредом эмоционально-волевого дефекта личности не наблюдается.

Инволюционный параноид — этот психоз, часто встречающийся особенно у женщин, характеризуется развитием систематизированных бредовых идей. Бредовые идеи, как правило, сочетаются с тревожно-подавленным настроением. Они касаются угрозы благополучию, здоровью и жизни больных, а также их близких. Содержание бредовых идей связано с конкретными событиями обыденной жизни и не является чем-то необычным, фантастическим. Так, больные заявляют, что их соседи или какие-то другие лица проникают в их отсутствие в комнату, квартиру больных, портят вещи, мебель, подсыпают в пищу яд и т. д. Иногда высказывания больных выглядят правдоподобными и вводят в заблуждение окружающих. Так, одна больная жаловалась своим близким, что соседи, подобрав ключи к ее квартире, крадут продукты, вещи и т. д. Родственники больной вместе с ней обращались в милицию с тем, чтобы было начато расследование. Но однажды, когда больная в очередной раз сообщила о проникновении соседей в ее квартиру и при этом заметила, что соседи, чтобы навредить больной, постригли даже ее ковер, родственники поняли, что она больна.

Вместе с бредовыми переживаниями у больных часто наблюдаются и галлюцинаторные проявления, чаще всего слуховые. Больные слышат шум за стеной, угрожающие им голоса, осуждающие их действия и поступки. Часты также случаи включения в общую картину психопатологических проявлений и различных ипохондрических ощущений. Больные испытывают неприятные ощущения в различных частях тела, часто в области половых органов. По-бредовому оценивают наличие этих ощущений, связывая их с последствиями отравления или другого воздействия со стороны преследователей или враждебно настроенных лиц. Ниже приводится наблюдение.

Больная В., 60 лет.
Из анамнеза: мать страдала психическим заболеванием, неоднократно обращалась в психиатрическую больницу. Больная росла и развивалась правильно. Окончила 8 классов. Большую часть трудовой жизни проработала на заводе рабочей, контролером ОТК. По характеру была доброй, общительной, имела много подруг. Замужем, имеет двух взрослых детей. В возрасте 48 лет стала жаловаться мужу, что соседи по квартире к ней плохо относятся. Хотят ее выжить, чтобы занять квартиру, приводила факты преследования. В последнее время стала замечать, что в ее отсутствие кто-то проникает в квартиру, переставляет мебель, портит вещи. Обнаружила не принадлежащий ей отрез материи, который якобы подложили ей с целью обвинить больную в воровстве. По этому поводу обратилась в милицию, где потребовала «призвать к порядку преследователей». В дальнейшем неоднократно меняла замки во входной двери, посыпала пол пылью, чтобы «изловить преступников».

Психическое состояние: при беседе с врачом в первое время держалась несколько настороженно. При настойчивом расспросе удалось выяснить, что больную «травят» и «преследуют» соседи. Уже более года, по словам больной, соседи постоянно порочат и клевещут на нее с целью добиться выселения. Намекают ей на скорое выселение «подмигиванием и переглядыванием». Организатором такого преследования считала соседку, проживающую в смежной квартире. С тем чтобы прекратить это преследование, решила «припугнуть» эту соседку. Встретив ее на лестничной площадке, пригрозила ножом расправиться с ней. В завязавшейся борьбе поранила соседку. Была привлечена суголовной ответственности.

Диагноз: у больной имеется хронический, систематизированный параноид.

По содержанию он связан с бытовой тематикой, обыденными отношениями. Здесь нет изменений личности по шизоорганичес-кому типу, отсутствуют также признаки органического поражения головного мозга. Эта форма бреда рассматривается также как инволюционный параноид. Принимая во внимание наличие у больной выраженных психических расстройств, в силу чего она не могла осознавать своих действий и руководить ими, была признана судебно-психиатрической комиссией невменяемой.

Прогноз инволюционного параноида малоблагоприятен. Бредовые переживания длительно сохраняются у больных. Инертности и стойкости этих психопатологических проявлений способствуют атеросклеротические изменения сосудов головного мозга. Со временем тревожные и бредовые проявления у больных приобретают однообразный характер. Больные сообщают в однотипных выражениях о своих жалобах, тревогах и бредовых опасениях. Возможны также значительные ослабления болезненных проявлений и достаточно критическое отношение к своим прежним переживаниям. Однако полного выздоровления, как правило, не отмечается. У больных обнаруживаются своеобразные изменения личности: сужение круга интересов, монотонность проявлений, повышенная тревожность и подозрительность. Нередко встречается также реактивный параноид и индуцированный бред. Оба эти психические расстройства имеют психогенную природу, хотя возникают при разных обстоятельствах.

Реактивный параноид. У больного возникают ложные суждения и умозаключения по поводу создавшейся для него неблагоприятной ситуации. Его сверхценные, или бредовые, идеи основываются на реальных фактах, но их оценка не только гипертрофируется, но и бывает совсем неадекватной. Например, лицо, выступившее на суде свидетелем по поводу криминального дела, высказывает опасения, что заинтересованные лица ему могут отомстить, ведут за ним слежку сообщников по делу, наемных убийц, хотя реальных оснований к этому нет. Реактивные параноиды при утрате актуальности психотравмирующей ситуации теряют свою выраженность и, как правило, проходят.

Индуцированный параноид (бред). Бред также формируется под влиянием психогенных воздействий. Но такие воздействия исходят от другого лица. Человек, страдающий бредовыми идеями, как бы навязывает свои болезненные идеи, взгляды другому. Это бывает, как правило, при тесном общении с ним, причем активный носитель бредовых идей (источник) занимает доминирующее, лидирующее положение по отношению к партнеру с индуцированным бредом. Бред нестоек. К нему предрасположены лица с интеллектуальной недостаточностью, инфантильные, внушаемые и т. д.

Источник: 
Жариков Н.М., Судебная психиатрия