Cила нервной системы

Понятие о силе нервной системы выдвинуто И. П. Павловым в 1922 году. При изучении условнорефлекторной деятельности животных было выяв­лено, что чем больше интенсивность раздражителя или чем чаще он применяется, тем больше ответная условнорефлекторная реакция. Однако при достижении опре­деленной интенсивности или частоты раздражения условнорефлекторный ответ на­чинает снижаться. В целом эта зависимость была сформулирована как «закон силы» (рис. 5.1).

Было замечено, что у животных проявляется этот закон не одинаково: у одних запредельное торможение, при котором начинается снижение условно-рефлектор­ного ответа, наступает при меньшей интенсивности или частоте раздражения, чем у других. Первые были отнесены к «слабому типу» нервной системы, вторые к «силь­ному типу». Возникли и два способа диагностики силы нервной системы: по макси­мальной интенсивности однократного раздражения, еще не приводящего к сниже­нию условнорефлекторной реакции (измерение силы через «верхний порог»), и по наибольшему числу раздражений, тоже еще не приводящему к снижению рефлек­торного ответа (измерение силы через ее «выносливость»).

В лаборатории Б. М. Теплова была выявлена большая чувствительность лиц со слабой нервной системой по сравнению с лицами, имеющими сильную нервную сис­тему. Отсюда возник еще один способ измерения силы нервной системы — через бы­строту реагирования человека на сигналы разной интенсивности: субъекты со слабой нервной системой из-за своей более высокой чувствительности реагируют на слабые и средние по силе сигналы быстрее, чем субъекты с сильной нервной системой. По сути, в этом случае сила нервной системы определяется через «нижний порог».

В том же исследовательском коллективе сила нервной системы стала определять­ся и по уровню активации ЭЭГ. Однако этот метод технически сложен для массовых обследований.

До недавнего времени все эти способы измерения силы нервной системы не имели единого теоретического обоснования и поэтому рассматривались как независимые друг от друга, как выявляющие различные проявления силы нервной системы, как базирующиеся на разных физиологических механизмах Отсюда и требование изу­чать типологические проявления свойств сразу несколькими методиками, о чем гово­рилось в главе 4. Тем не менее возможно единое объяснение различных проявлений силы нервной системы (Е. П Ильин, 1979), которое делает равноправными различ­ные методики, с помощью которых изучается сила нервных процессов Объединяю­щим эти методики фактором оказался уровень активации в покое (суждение о кото­ром выносилось на основании уровня энерготрат в Покое — рис 5 2). у одних людей он выше, а у других — ниже. Отсюда и различия в проявлении «закона силы».

Сила нервной системы как реактивность. Для того чтобы возникла видимая от­ветная реакция (ощущение раздражителя или движение рукой), нужно, чтобы раз­дражитель превысил или по крайней мере достиг определенной (пороговой) величи­ны Это значит, что данный раздражитель вызывает такие физиологические и физи­ко-химические изменения раздражаемого субстрата, которые достаточны для появления ощущения или ответной двигательной реакции Следовательно, чтобы получить ответную реакцию, нужно достичь порогового уровня активации нервной системы Но в состоянии физиологического покоя нервная система уже находится на определенном уровне активированности, правда, ниже порогового У субъектов со слабой нервной системой уровень активации в покое выше (что следует из того, что в покое у них выше потребление кислорода и энерготраты на килограм веса тела), сле­довательно, они ближе к пороговому уровню активации, с которого начинается реа­гирование (рис 5.3), чем лица с сильной нервной системой. Для того чтобы довести этот уровень до порогового, им, как следует из схемы, нужен меньший по интенсив­ности раздражитель. Субъектам же с сильной нервной системой, у которых уровень активации покоя ниже, требуется большая величина раздражителя, чтобы довести уровень активации до порогового. Отсюда и различия между «слабыми» и «сильны­ми» по нижнему порогу раздражения (г, < г2).

Сила нервной системы как выносливость. Многократное повторное предъявле­ние одинакового по силе раздражителя через короткие интервалы времени вызывает явление суммации, т. е. усиление рефлекторных реакций за счет роста фоновой акти­вации, так как каждое предыдущее возбуждение оставляет после себя след и поэтому каждая последующая реакция испытуемого начинается на более высоком функцио­нальном уровне, чем предыдущая (заштрихованная область на рис. 5.5).

Поскольку исходный уровень активации у субъектов со слабой нервной системой выше, чем у субъектов с сильной нервной системой, явление суммации возбуждения и связанное с ним увеличение реагирования (несмотря на постоянную по физиче­ским параметрам силу раздражителя) у них быстрее достигнет предела реагирования и быстрее наступит «тормозный» эффект, т. е. снижение эффективности реагирова­ния. У лиц с сильной нервной системой из-за более низкой активации покоя имеется больший «запас прочности», и поэтому суммация у них может продолжаться большее время без достижения предела реагирования. Кроме того, возможно, что и предел реагирования у «сильных» находится на более высоком уровне, чем у «слабых» (это не нашло отражения на схеме, где гипотетически пределы реагирования для «силь­ных» и «слабых» обозначены одинаковыми; единственно, что не укладывается в эту схему — это случай, когда у «слабых» предел реагирования будет большим, чем у «сильных»). Поскольку величина суммации возбуждения определяется длительно­стью действия раздражителя (временем t или количеством повторений раздражения п), сильная нервная система оказывается более выносливой. Это значит, что при мно­гократных предъявлениях сигналов (внешних или внутренних — самоприказов) сни­жение эффекта реагирования на эти сигналы (величины или быстроты реакций) у «слабых» произойдет быстрее, чем у «сильных». На этом и основаны различные ме­тодики определения силы нервной системы через ее выносливость.

Следует обратить внимание на два существенных момента. Во-первых, при диагно­стике силы нервной системы нельзя использовать слабые раздражители, так как они снижают, а не повышают активацию нервной системы, и в результате более выносли­выми к монотонному раздражителю оказываются лица со слабой нервной системой. Кстати, по этому поводу еще в лаборатории И. И. Павлова возник спор: И. П. Павлов считал, что те собаки, которые быстро засыпали в «башне молчания», при выработке у них условных рефлексов, имеют слабую нервную систему. Однако его ученица К. П. Петрова (1934) доказала, что это как раз собаки с сильной нервной системой, не выдерживающие монотонной обстановки (или как сейчас сказали бы — сенсорной депривации). В конце концов И. П. Павлов признал правоту ученицы.

Во-вторых, не каждый показатель выносливости может служить критерием силы нервной системы. Выносливость к физической или умственной работе не является прямым индикатором силы нервной системы, хотя и связана с ней. Речь должна идти о выносливости именно нервных клеток, а не человека. Поэтому методики должны показывать быстроту развития запредельного торможения, с одной стороны, и выра­женность эффекта суммации — с другой.

Источник: 
Ильин Е.П., Дифференциальная психофизиология