Определение творческой личности

Все мы слышали о том, что одно люди способны, а другие не способны к творческому самовыражению <в материале задачи>. “Каталогизируем” типы людей по этому признаку.

Один из авторов этой книги имеет определённый опыт в разгадывании логических задач и головоломок. Когдато, поднаторев в этом, решая чужие задачки, он даже придумал несколько своих собственных головоломок и стал предлагать их окружающим. Спектр реакций на его головоломки был следующим:

I) Избегание. Часть людей были неспособны даже понять условий задачи. И весьма эмоционально отказывались от испытаний, требуя оставить их в покое. Фактически, эти люди не желали выходить из личной зоны психологического комфор та, в которой они пребывали.

II) Интерес. Большая часть людей довольно быстро вникала в условия предложенной задачи и начинала её решать, но не получив с наскока решения, постепенно утрачивала к ней интерес, что сопровождалось накоплением негативных эмоций. Эти люди пытались выходить из личной зоны комфорта, но быстро отказывались от своих попыток, если у них ничего не получалось.

III) Упорство. Часть “испытуемых” также быстро вникали в условия предложенной задачи и начинали её решать, но, также не найдя с наскока решения, постепенно утрачивали к ней интерес, что сопровождалось накоплением негативных эмоций. Но далее – рано или поздно – наступал критический момент, когда испытуемые полностью меняли способ решения, движимые раздражением. И добивались успеха, получая в награду чувство удовлетворения. Но не более того.

IV) Азарт. Небольшая часть испытуемых, пройдя фазу упорства, неожиданно требовали “добавки”: либо ещё задачку, либо усложнения имеющейся, если это было возможно по условиям задачи. Эта доля людей начинала испытывать настоящий азарт при решении задач.

V) Творчество. Очень небольшая часть решателей, спустя некоторое время, придумывали свои головоломки и с радостью ими делились.

В.А. Елисеев, описывая решение задачи Кордемского, тоже указывал: поиск решения сопровождается определёнными эмоциональными индикаторами:

“Эмоциональная сфера привязанностей и интереса может сдерживать реализацию уже готовых сознательных, адекватных задаче программ до тех пор, пока испытуемый не переживает состояния полного тупика и полной эмоциональной безысходности в ситуации задачи. Гармонизация этих двух уровней регуляции (эмоциональное «одобрение» операций, адекватных задаче) наступает только в момент получения решения, но не ранее”. Другими словами, эмоции в процессе получения новой информации индивидуумом являются своеобразным фильтром, который отделяет ценную для овладения материалом задачи информацию от остальной. Это заключение опятьтаки созвучно тезису, который можно развить так:Тезис 10. Не только возникновение, но вся последующая эволюция целенаправленных систем деятельности сопровождается овладением ими новыми стратегиями и методами выживания и репликации благодаря постепенному проникновению за пределы текущей зоны комфорта. В зоне дискомфорта меняется семантика информации, кодирующей действия системы, что сопровождается появлением операторов, обеспечивающих выживание системы с вероятностью P > p.

“С этой позиции процесс становления личности человека и его психическое развитие, представляемые как всё более нарастающая гармонизация и соотнесение различных систем психических регуляций (интеллектуальных, эмоциональных и волевых, осознаваемых и неосознаваемых и т.д.), могут быть рассмотрены как процесс творчества, как процесс самосоздания”. На уровне биологических особей маркером успешности процесса творчества выступает эмоциональный подъём, радость и заинтересованность в достигнутых результатах и дальнейшее желание развиваться. Таким образом, определив в каждом конкретном случае причины, по которым человек испытывает эмоциональный подъем, можно поместить его в одну из вышеперечисленных фаз развития I)–V).

Что так очаровывает нас, когда мы наблюдаем за развитием детей и детёнышей домашних животных? Вот – лосёнок. Он не умел подниматься на ноги. Но вот уже стоит, а вот уже ходит и бегает. Всё его существо при этом излучает радость. Он осваивает новые, неизвестные ему палестины! Для себя он – первопроходец!

Мотивация развития детёныша животного всегда материальна. Любой творческий акт в этом случае направлен исключительно на достижение материальной цели. У человеческого младенца предмет деятельности и её мотив не только материален, но и наделён смыслом, идущим от общественного опыта: “Общественность как родовое качество человеческой деятельности задаётся обществом ребёнку через мотивы и цели его собственной деятельности, которая формируется в процессе ухода за ним и воспитания, начиная с первых дней жизни. <…> Через предмет, будь то игрушка, пелёнка или бутылочка с соской и чашка, общество транслирует ребёнку свои способы действия с ним. Способы действия, запечатлённые в предмете как репрезентате общественного опыта, раскрываются ребёнку только в его деятельности с этим предметом. Первоначально, его деятельность включена в деятельность взрослого. <…> Эта специфическая деятельность обнаруживает себя в общении взрослого с младенцем по поводу предмета игрушки”.

Более чётко целенаправленность общения ребенка с игрушками проявлена в формулировке исследователя раннего детства А.М. Фонарёва: “Психическое развитие младенца происходит в результате разрешения противоречия между наличием у него биологических потребностей и отсутствием у него социальных возможностей их удовлетворения. Это противоречие разрешается как раз за счёт овладения ребёнком социальными способами удовлетворения биологических потребностей, без чего его жизнь в обществе была бы невозможна”.

А что думал о техническом творчестве Ф.М. Достоевский? В его “Записках из подполья” (1864) читаем: “Я согласен, человек есть существо по преимуществу созидающее, присуждённое заниматься инженерным искусством, то есть вечно и беспрерывно дорогу себе прокладывать хотя куда бы то ни было”. С нашим опытом отечественной истории XX в. концовка кажется предостерегающей...

Овладение музыкальной грамотой происходит аналогично фазам I)–V). Люди, прошедшие фильтры этих фаз, получают радость от создания новых музыкальных произведений. Назовём их композиторами. Застрявшим в фазе I) музыка не даётся. Оставим их в покое, как они того и хотят. Застрявшие в фазе II) становятся поклонниками композиторов, но предпочитают музыку, которая не разрушает их персональной зоны комфорта. Назовём их слушателями. Застрявшие в фазе III) люди создают несколько композиций, которым, однако, не хватает гармонии, поэтому успеха у слушателей, как правило, они не имеют. Назовём их любителями. Застрявшие в фазе IV) люди способны точно воспроизвести музыкальную гармонию композитора, виртуозно исполнить уже существующую мелодию, но им плохо удаётся своё собственное сочинительство. Назовём их виртуозами. Вся совокупность типов – слушатели, любители, виртуозы и композиторы – составляют единую систему, которая целенаправленно воспроизводит музыку как аспект культуры. Все участники этого объединения заинтересованы в том, чтобы музыкальная деятельность повторялась, длилась, только одни осуществляют её материальное обеспечение (главным образом, слушатели), а другие создают новый мелос, т.е. мелодическое начало, гармоничные формы звучания.

Справедливости ради отметим, что некоторые находки любителей иногда учитываются в работе композиторов (не надо недооценивать вклад любителей! [399, c. 26–57]), а виртуозы тиражируют найденные композиторами “решения”. То есть в описанной системе нет лишних элементов! Воспроизводство системы происходит благодаря продвижению новых вовлечённых в неё участников от фазы I) до фазы V).

Пропорция между количеством людей, находящихся в разных фазах, тоже не может заметно меняться. Любое нарушение может вызвать коллапс этой системы. Исчезновение композиторов ведёт к обессмысливанию деятельности системы целиком. Недостаток виртуозов вызывает разрыв между деятельностью композиторов и трансляцией полученных ими “решений” слушателям. Любители являются питательной средой для виртуозов и композиторов. Поэтому не верьте на слово тем, кто говорит, что необходимо строить общество, в котором будут преимущественно композиторы. А лучше спросите себя: как возможно общество, в котором его члены, прежде чем стать композитором, не проходят фаз II)→V)? Не есть ли такое общество самая настоящая утопия?

Итак, мы видели, что в процессе развития человек невольно преодолевает эмоциональные барьеры и/или испытывает стрессы. Только в этом случае он преодолевает границу зоны психологического и когнитивного комфорта, находя новые способы существования. Такой переход может приводить к творчеству, а может и не приводить, ведь не все же идеи и замыслы на поверку оказываются ценными, не всегда на преодоление хватает сил и здоровья... Собственно творческий акт становится возможным во время III)–V) фаз. Непонимание этого ведёт к смысловой путанице: часто между понятиями “самовыражение” и “творчество” ставится знак равенства. Внесём в этот вопрос ясность.

Для человека творчество всегда является его самовыражением в материале задачи, но отсюда не следует обратное! Пусть некто испытывает некоторое гнетущее, депрессивное состояние и узнаёт о том, что избавиться от некомфортного состояния можно, например, отлив своё ощущение в ту или иную художественную или поэтическую форму. При этом, он решит задачу так и теми средствами, которые доступны ему в той фазе развития, в которой он находится:

В фазах I) и II), в лучшем случае, его состояние будет запечатлено в предельно краткой и шаблонной форме. Например, будет нарисован смайлик грусти “=(” и разослан в качестве smsок знакомым. В этой фазе человек не видит задачи, и он минимально самовыражается. Результатом действий человека в этих фазах могут быть не только смайлики грусти, но и разного рода графоманские стихи, основой которых являются традиционные чувства: “о, как мне плохо”, “почему время не повернуть вспять к старым добрым временам” и т.д. С многочисленными примерами подобной грустной, а порой и агрессивной чепухи любой читатель, наверное, уже познакомился, посещая интернет порталы развлечений:Шаг, упала на асфальт слеза,Тебя бросает в дрожь.Дорога, трамвай, ты ждёшь,Вокруг чужие голоса.

Естественно, тут есть лишь самовыражение, но не творчество, поскольку нет ни для кого – включая автора душераздирающих строк – “новой информации”. Иначе говоря, его самовыражение не имеет никакого отношения к творчеству.

В фазах III) и IV) человек, например, найдёт средства для усиления выразительности своего состояния, да так, чтобы в предельном случае все, кто познакомился с результатами его труда, вздрогнули! Так “Страдания молодого Вертера” И.В. Гёте вызвали в своё время волну самоубийств среди читателей. Столь сильно тема одиночества и бессмысленности существования, поднятая автором, резонировала с бесприютностью душ некоторых людей. В этой же фазе русский живописец, график и скульптор М.А. Врубель (1856–1910) нарисовал своего “Демона”, найдя свой способ выражения депрессивного состояния, в каком он пребывал и для передачи которого, заметьте, смайлика недостаточно! “Новая информация” в этом случае была получена – о том, как построить оператор трансляции депрессивного состояния, понятный публике и не нуждающийся в терминологии психиатрии. Потому результат этой деятельности уже является творческим, хотя это не мешает ему быть самовыражением художника.

Значит, в фазах III), IV) творчество и самовыражение уже сосуществуют.

А что делает человек, находящийся в фазе V)? Его состояние не только овеществляется в художественной форме, но и позволяет найти выход в новое измерение, неожиданно сказать нечто парадоксальное. Допустим, человек в фазе V) тоже делает своего “Демона”, но – объёмным, из тоненьких верёвочек и проволочек, составляющих сеть. И этим – рискнём пофантазировать – подчёркивается сходство с тем, что он чувствует себя в сетях негативного состояния. Но фактура сети выбрана такой, чтобы, разглядывая её под разными углами зрения, зритель обнаруживал: “Демон” теряет свою демоничность, становится как бы меньше или больше, размывается, а то и вовсе предлагает воображению приятные взору ракурсы… Как сказал бы психолог, учит менять взгляд на проблему, раскрепощает.

Творческая деятельность человека нередко служит своеобразной защитной реакцией на невротическое состояние, сопровождающее его всю жизнь. Человек творческий постоянно отыскивает проблемы там, где их никто не замечает. В фазе V) он вынужден регулярно и добровольно испытывать стресс. Ведь на примере модельной задачи Кордемского ясно: не инициировав и не преодолев рукотворного очага раздражения, он просто не получит творческого результата! И это характерно не только для художников, поэтов etc., но и для учёных, конструкторов.

Источник: 
Соснин Э.А., Пойзнер Б.Н., Из небытия в бытие