Этнопсихиатрия. Этнические психозы и виды народной терапии

Межкультурный анализ психопатологии, болезней вообще - предмет исследования, очень трудно поддающийся изучению. В идеале ученый должен совмещать в себе незаурядного психиатра и антрополога одновременно. Очень много трудностей вызывает различное понимание причин и сущности психопатологии. Как было показано ранее, ученые, принадлежащие к одной культуре, не всегда понимают друг друга. Трудности в понимании возрастают, если речь идет о другой культуре. При этом нельзя забывать, что методология, понятийный аппарат медицины слабо разработаны. Что означает понятие «болезнь», в чем его смысл для всего организма? Ответы на этот вопрос бывают диаметрально противоположными.

В настоящее время считается доказанным, что протекание болезни у человека различается в связи с биологическими особенностями организма, вариабельностью экологического окружения, этнокультурными стереотипами поведения, различного рода запретами в пище, поведении и т. д. Дж. Деверо выделяет четыре типа этнопсихиатрических расстройств личности: «1) связанный с социальной структурой общности, 2) этнические патологии, определяемые этнокультурными стереотипами общности, 3) "святые" болезни шаманистского типа, 4) идеосинкретические расстройства». Ритм, темп жизни в современном обществе резко отличаются от таковых в традиционном обществе. Отличны и способы удовлетворения основных психологических потребностей человека в уединении и общении. По мнению американского ученого И. Альтман, именно в неспособности современного общества удовлетворить эти потребности, в разрегуляции механизма «я-другие» есть общая причина шизофрении.

Таким образом, в современном и традиционном обществах есть различия в протекании ряда болезней, психопатологии в частности. Исторически сложились и в настоящее время сосуществуют два типа терапии - современная и традиционная, или народная. Применение и той и другой вне культурного контекста, без корректировки и модификации непродуктивно. Транскультурный анализ использования различных форм терапии в психопатологии, анализ народной медицины и психологического значения болезни для традиционного общества - это важные темы психологической и медицинской антропологии. Наибольшее внимание антропологов привлекают методы терапии психопатологий в традиционных обществах.

Важную роль для поддержания психологической стабильности членов общества (своего рода профилактики психопатологии) играет групповая психотерапия. Р. Катц, исследуя этот вопрос в Калахари среди бушменов Кунг, отмечает регулярность групповых танцев, способствующих, по его мнению, психологической стабильности общности. Анализируя методы терапии в Заире, Дж.М. Янсен особо выделяет более сложную форму «терапия управляемой группы». Усложненность метода психотерапии она связывает с более развитой социальной структурой общества. К незападной относят также и «японскую тихую терапию». Это вызвано различными этнокультурными ориентациями японского и западного обществ.

Рассматривая методы психотерапии в историческом аспекте, А. Уоллес выдвинул общую гипотезу о соответствии типов психотерапии уровню социальной организации общности. Он полагает, что «в более высокоорганизованной социокультурной системе психотерапевтические потребности индивидов концентрируются вокруг катарсиса (выражение вытесненных или подавленных желаний в социально приемлемых ритуальных ситуациях); в относительно более просто организованных системах психотерапевтические потребности ориентированы на контроль (развитие целостного образа мира и человека и подавление разрозненных верований и мотивов)».

Арсенал традиционной медицины не исчерпывается лишь психотерапией. В Африке издавна используются средства, аналогичные современным транквилизаторам. Комплексность подхода к лечению психопатологии детально отражена в книге Р. Принса, созданной на основе изучения народной медицины племени йоруба. По мнению Р. Принса, Э. Бургиньон и других авторов, прослеживается параллелизм между терапией психопатологий в современной и традиционной медицине. Хочется верить, что в недалеком будущем эти два метода лечения будут взаимодополнять друг друга. Основания для такого предположения содержатся в работах психологических антропологов.

Особое место в этой области знания занимает изучение этнических психозов, т. е. психозов, присущих только определенным общностям. Это - амок, известный по одноименному рассказу С. Цвейга, арктическая истерия, иму, виндиго и др. Их специфика состоит в том, что они уникальны для определенного места или общности. Поэтому в объяснении нуждается каждый этнический психоз в отдельности. Нередко наличие такого рода отклонений в поведении людей определенной этнической общности объясняют своеобразным взаимодействием физических, психологических и социокультурных детерминант. А. Уоллес выдвинул гипотезу, согласно которой причиной арктического психоза является недостаток кальция. Фолкс же считает, что значительную роль в возникновении этого же заболевания играет специфическое чередование дня и ночи.

Длительное время проблемой этнических психозов специально занимается Р. Болтон. В своих исследованиях он стремится совместить органический и поведенческий (стресс-теория) подходы, а также подобрать тому или иному этническому психозу аналог среди болезней, встречающихся в современном обществе. Основной предмет его анализа - народная болезнь сусто (от исп. «испуг»), встречающаяся в Латинской Америке.

Этнический психоз сусто Р. Болтон соотносит с гипогликемией, патологическим состоянием, вызываемым недостатком глюкозы в крови, достаточно изученным современной медициной. Он показывает сходство этих заболеваний и придерживается того мнения, что низкий уровень глюкозы в крови, точнее, его резкое понижение является важным обстоятельством в возникновении сусто. Но Болтон не считает указанное отклонение единственной причиной сусто. Он не отрицает роли поведенческих факторов и экологического окружения. Тем не менее в ряде его работ (например, в книге «Сусто. Миф о народной болезни») прослеживается тенденция, отрицающая сусто как этническую болезнь, т. е. имеющую специфическое содержание, которое несводимо к другим заболеваниям и обусловлено определенным типом культуры.

Поиски аналогов этнических психозов не ограничиваются лишь попытками найти соответствующие им органические патологии. В зарубежной науке широко представлены концепции, в которых «культурно-обусловленные болезни» соотносятся и практически отождествляются с типом заболевания, известным современной медицине под названием «истерический психоз». Для сравнительного анализа разрозненных этнических психозов с указанным типом заболевания, распространенного в современном обществе, выделяется общая черта, свойственная большинству из них, - одержимость (possession), экстатическое состояние, внезапно овладевающее индивидом. По мнению ряда ученых, оно очень близко по протеканию к истерическому психозу.

Изучение этнических психозов осложняется еще и тем обстоятельством, что в традиционных культурах одержимость, транс, экстатические состояния институализированы в различных ритуалах, причем «патологический тип так называемой одержимости очень трудно отделить от позитивных, намеренно вызванных ритуальных состояний». Но все же можно выделить несколько существенных моментов, отличающих ритуальные состояния от истерических патологий. Ритуальные состояния вызываются намеренно, целенаправленно, в определенном смысле находятся под контролем. Их результатом, как правило, являются хорошо адаптированные индивиды. Истерические состояния начинаются спонтанно и приводят к ухудшению состояния человека, прогрессирующей патологии. Правда, по свидетельству ряда ученых, и некоторые ритуальные состояния транса могут вызвать нарушение психической стабильности.

При почти полной внешней схожести наблюдаемых явлений (истерия и ритуальная одержимость) одно из них - патология, другое - норма в соответствии со стандартами определенной культуры. Эти явления имеют различные происхождение и функциональную направленность, хотя, с точки зрения западного психиатра, оба они - патология и болезнь.

Итак, в традиционных обществах распространены в рамках религиозных ритуалов одержимость, транс, не являющиеся при этом патологией. Как показывают исследования антропологов (Этнографический атлас Мердока), подобные состояния встречаются в религиозном контексте в 90% обществ из 488, у североамериканских индейцев - в 97%. В обобщенной форме такие аспекты поведения людей, и не только в рамках религиозных ритуалов, получили отражение в понятии «измененные состояния сознания» (ИСС). Для описания явлений этого класса применяют также термины «альтернативные», «пограничные» состояния сознания. Они характеризуются изменениями в ощущениях, восприятии, мышлении, трансформацией в эмоциях. Одним из крупнейших исследователей в этой области из психологических антропологов является Э. Бургиньон25. Необходимо отметить, что ИСС исследуются антропологами как в традиционных обществах, так и в современных. Причем если в традиционных обществах ИСС распространены с древних времен, то в 60-х годах XX в. они стали играть заметную роль в индустриальном мире в связи с распространением ЛСД, различных форм групповой терапии (например, трансцендентальной медитации), массовым поклонением экзотическим культам. В рамках изучения ИСС затрагивается глобальный для всей истории человечества вопрос, а именно о соотношении разумного, «нормального» поведения и необузданных страстей, раскрепощенных эмоций, т. е. проблема Диониса и Аполлона. По мудрому замечанию Б. Рассела, «жизнь была бы неинтересной без вакхического элемента, но его присутствие делает ее опасной. Благоразумие против страсти - это конфликт, проходящий через всю историю человечества. И это не такой конфликт, при котором мы должны становиться целиком на сторону лишь одной из партий».

В чем смысл отклоняющегося поведения от общепринятых норм? И есть ли эти отклонения лишь способы поддержания нормального функционирования этносоциального организма, сформировавшиеся в процессе исторического развития? И не является ли, наконец, патологией в общесоциологическом смысле отсутствие отклоняющегося поведения? В изучении указанных вопросов немаловажную роль играет анализ ИСС, проделанный психологическими антропологами. ИСС, широко распространенные в традиционных культурах, применяются целенаправленно, с использованием определенной «техники экстаза», т. е. способа вхождения в состояния транса, одержимости и т. д.

Хотелось бы подчеркнуть, что транскультурная психиатрия, этнотерапия и особенности этнических психозов так же, как и анализ взаимовлияния биологии и культуры, не являются увлечением отдельных антропологов, а есть часть области исследований психологической антропологии. Пионерами в изучении этих вопросов были Р. Бенедикт и Э. Сэпир. Кроме специальной статьи, посвященной особенностям проявления «не-нормы» («Антропология и анормальное»), Бенедикт достаточно много внимания уделила вопросам нормы и патологии в книге «Модели культур». Задачи этнопсихиатрии Э. Сэпир сформулировал в статье «Культурная антропология и психиатрия»27, опубликованной в 1932 г. После Второй мировой войны во все издания, посвященные истории и теории психологической антропологии, входил раздел об особенностях душевных заболеваний в разных культурах и различных аспектах анализа соотношения биологии и культуры в отклоняющемся поведении человека. Две части коллективной монографии «Личность в природе, обществе и культуре», изданной под редакцией К. Клакхона и Г. Мюррея в 1948 г. («Конституционные детерминанты личности» и «Взаимодействие конституционных и этнокультурных детерминант личности»), посвящены анализу влияния культуры на психические заболевания и роли органического и поведенческого факторов в функционировании индивида в различных культурах28. В последующих работах Дж. Хонигмана («Культура и личность», 1954), В. Барнова («Культура и личность», 1963, 1973, 1979, 1985), Э. Бургиньон («Психологическая антропология», 1979), как и во многих других трудах, присутствует раздел или специальная глава о межкультурном исследовании психических заболеваний. Не изменилась ситуация и в 80-90-х годах XX в. В опубликованной в 1985 г. книге «Культура и Self» (под ред. Де Boca, А. Марселлы и Ф.Л.К. Хсю) есть статья А. Марселлы «Культура, Self и психические заболевания». Не обойдена вниманием проблема патологии и нормы в работе Дж. Ингхэма «Пересматривая психологическую антропологию» (1996)30. Той же теме посвящен раздел («Психиатрия и ее контексты») в коллективной монографии «Новые направления в психологической антропологии» (1999).

Специально проблемой нормы и патологии в антропологической этнопсихологии в 60-80-х годах XX в. занимались Р. Эдгертон, А. Уоллес и создатель «этнопсихоанализа» Дж. Деверо, а также Ф.Л.К. Хсю, К. Клакхон. Нельзя обойти вниманием и весьма содержательное исследование Дж. Де Boca «Взаимодействие социальных и психологических структур в транскультурной психиатрии» (1978).

Источник: 
Белик А.А., Культурная (социальная) антропология
Темы: