Эпилептические психозы

Эти довольно редкие проявления заболевания, по данным ряда исследователей, возникают у 3-5% больных.

Чем более длительное время протекает заболевание, тем более вероятно наступление психоза. Более характерными для эпилепсии считаются острые психозы. Клинические проявления при развитии психозов достаточно разнообразны. Примером острого эпилептического психоза может служить и сумеречное помрачение сознания. Розенбах наблюдал больного, который венчался в церкви в период предвестников такого психоза.

«За два дня до свадьбы этот 28-летний сапожник почувствовал тяжелую головную боль, но брачная церемония прошла спокойно, хотя жених поражал своей бледностью и молчаливостью. Проводив гостей до дома своего тестя, он почувствовал себя дурно, так что его уложили в постель, в то время как гости сели за стол в соседней комнате. Вдруг он вскочил с кровати, бросился сначала на окружающих, затем выбежал из дома. Схватив лопату, он пустился вслед за проходившею случайно женщиной и ударом по голове сразу убил ее. Его пытались остановить, но он обратил в бегство всех приблизившихся к нему. Затем он лег на землю и стал раскусывать зубами камешки. Вскоре он схватил шило, взломал дверь в квартире своего тестя и бросился туда со словами: "Я должен убить вас всех". Тесть его, получивший несколько уколов, упал мертвым. Неистовство продолжалось три дня и было настолько сильно, что его пришлось завязать в мешок. Придя в себя, он думал, что долго спал и помнил только акт венчания».

У некоторых больных картина острого психоза может определяться как эпилептический онейроид. Это случаи довольно редкие, в клинической картине преобладают иллюзорные расстройства фантастического содержания, галлюцинации — как зрительные, так и слуховые. Окружающее воспринимается больными соответственно общему аффективному фону — депрессивному или эйфорически-маниакальному. Они видят либо картины «ада» с обилием его грозных визуальных деталей, либо сцены «райской» жизни с общим фоном всеобщего праздника, ликования. Себя они идентифицируют с богами, святыми, могущественными и всесильными, персонажами из мифов, преданий. В таком качестве они участвуют в мировых событиях, общаются с богами, легендарными личностями, историческими персонажами. Аффективные расстройства могут меняться от экстаза, восторга до страха, ужаса, злобности, что изменяет и фабулу фантастических переживаний. Соответственно этому может меняться моторика. Преобладает или заторможенность, или чрезвычайно бурное возбуждение то эпилептиформного, то кататонического типа. В отличие от страдающих сумеречными расстройствами сознания такие больные вспоминают содержание своих грезоподобных переживаний, но полностью амнезируют окружающую обстановку. Онейроид у эпилептиков отличается от шизофренического онейроида преобладанием религиозного фабулирования, кататонические расстройства могут полностью отсутствовать или быть нерезко выраженными. Сам онейроид, как и другие эпилептические эквиваленты, возникает внезапно, при нем не развивается стадийность, характерная для шизофренического психоза.

Острые психозы без помрачения сознания при эпилепсии включают в себя острые параноиды и аффективные психозы. При остром параноиде развивается картина чувственного бреда, очень изменчивого по содержанию. Больные узнают в окружающих своих преследователей, убеждены, что им хотят навредить, движения и действия окружающих расценивают как угрозу, в речи слышат брань, насмешки, издевательства. Вместе с иллюзорным восприятием окружающего часты истинные слуховые и зрительные галлюцинации. Характерна цветовая гамма зрительных обманов с преобладанием ярко-синих и красных тонов, а также их подвижность и устрашающий характер.

Острые аффективные психозы у больных эпилепсией могут проявляться в виде депрессивных или маниакальных состояний. В картине депрессии преобладают дисфорические оттенки или «витальная тоска» со страхом, тревогой, ажитацией. Маниакальные состояния представлены как экстатически- экзальтированными психозами, так и веселыми маниями, развивающимися довольно быстро и имеющими кратковременную продолжительность.

Хронические психозы при эпилепсии встречаются еще реже, чем острые. Первым описал этот вид патологии П. Замт (1875), который отметил, что в одних случаях эти психозы возникают как первичные расстройства, а в других — после различных эпилептических эквивалентов с помрачением сознания, что позволяет отнести их к резидуально-бредовым состояниям. Поскольку содержание таких психозов, как правило, определяется галлюцинаторно-бредовой симптоматикой, их иногда называют шизофреноподобными. При эпилепсии преобладает бред восприятия, возникающий по типу «озарения» (фактор внезапного начала), в дальнейшем развиваются идеи воздействия, слуховые галлюцинации, в то время как кататонические, гебефренические, деперсонализационные расстройства рудиментарны; отсутствуют и характерные для шизофрении нарушения мышления. При паранойяльных психозах преобладает бред обыденного содержания. Для галлюцинаторно-параноидных психозов характерна антагонистическая окраска голосов. Одни говорят о носителе голоса как об отвратительной личности, убийце, садисте, другие — как о святой, непорочной натуре. Очень часто встречаются религиозные темы: голоса Бога, святых угодников и др. Часто подобным переживаниям сопутствует и аффективная патология: пониженное настроение, напряженность и т.д. По мнению В.Н. Фавориной (1968), хронические эпилептические психозы возникают на поздних этапах развития болезни, через 16-40 лет после ее начала, а клинические проявления эпилепсии в таких случаях крайне полиморфны. Дж. Бруенс (1974) полагает, что затяжные психозы возникают у лиц с типичной височной эпилепсией.

В заключение описания клинических проявлений при эпилепсии приводим описание припадка, которое сделал поэт Тит Лукреций Кар (95-55 гг. до н.э.) в произведении «О природе вещей».

Мало того: человек, пораженный внезапным припадком, Часто у нас на глазах, как молньи удара, на землю. Падает с пеной у рта и, дрожа всеми членами, стонет; Нет сознания в нем, сведены его мускулы корчей, Дышит прерывисто он и, разбитый, лежит обессилев. Все это нам говорит, что душа, расторгаясь в суставах Силой болезни, кипит и пенится, как на соленом Море бушуют валы под напором неистовым ветра. После ж, как вспять повернет источник болезни, и в недра Едкая влага назад, отравившая тело, вернется, Как в опьянении, больной поднимается, мало-помалу. В чувство приходит опять, и душа его вновь оживает.

Источник: 
Цыганков Б.Д., Психиатрия. Руководство для врачей