Общение и формирование личности

В последнее время ученые, представляющие различные области отечественной психологической науки, проявляют повышенный интерес к кругу проблем, которые после своего решения все вместе позволят достаточно исчерпывающе охватить феноменологию, закономерности и механизмы общения.

Благодаря их усилиям психология в последние годы была обогащена рядом общих и более частных фактов, которые, будучи рассмотрены с позиций целостной теории развития человека как индивида и как личности, очень убедительно показывают предельно необходимую роль общения в формировании многих важных характеристик психических процессов, состояний и свойств на протяжении всей жизни человека.

Задача этой работы заключается в том, чтобы последовательно рассмотреть все эти факты и попытаться проследить, каким образом и почему общение выступает наряду с трудом совершенно обязательным личностно формирующим фактором и вместе с тем, что нужно делать, чтобы усилить его значение в воспитании.

Некоторым психологам может показаться, что поставленная задача надуманна и что она не заслуживает специального внимания ни ученых-психологов и педагогов, ни воспитателей-практиков. Представляется, что они ошибаются, и вот почему. После того как в советской психологии — а под ее влиянием и в педагогике — утвердилось в целом бесспорное положение о том, что психика формируется в деятельности2, сущность этого положения очень многими учеными и еще большим числом практиков стала трактоваться очень односторонне: психика, считали они, формируется лишь в предметной деятельности.

Утверждая так, они допускали две неточности: во-первых, сужали понятие деятельности, а во-вторых, умаляли значение факторов, по их основным характеристикам к предметной деятельности не относящихся, но тем не менее оказывающих на развитие психики человека сильнейшее влияние. Если под деятельностью разуметь активность человека, направленную на достижение определенных осознаваемых им целей с помощью усвоенных им в обществе, в котором он живет, способов и стимулируемую столь же определенными мотивами, то деятельностью будут не только игра, учение, производственный и бытовой труд, не только работа хирурга или художника-живописца, но и взаимодействие людей друг с другом в форме общения.

Ведь понятно, что, вступая в общение друг с другом, люди тоже, как правило, преследуют какую-то цель: сделать другого человека единомышленником, добиться от него признания, удержать от неправильного поступка, понравиться и т. п. Чтобы осуществить ее, они более или менее сознательно используют свою речь, всю свою экспрессию, а побуждают их поступать в подобных случаях именно так, а не иначе имеющиеся у них потребности, интересы, убеждения, ценностные ориентации.

Вместе с тем, характеризуя общение как особый вид деятельности, необходимо также видеть, что без него не может происходить полноценное развитие человека и как личности, и как субъекта деятельности, и как индивидуальности.

Если процесс этого развития рассматривать не односторонне и оценивать его реально, то сразу окажется, что предметная деятельность человека во всех ее модификациях и его общение с другими людьми переплетены в его жизни самым тесным образом и фактически ни одна из них не может существовать без другой.

Играя, ребенок общается. Длящееся многие годы учение обязательно предполагает общение. Наконец, труд, как известно, в подавляющем числе случаев требует постоянного взаимодействия людей в форме общения. И от того, как протекает, как организовано общение, зависят результаты предметной практической деятельности занятых ею людей. В свою очередь ход и результаты этой деятельности постоянно и неотвратимо воздействуют на многие характеристики коммуникативной деятельности вовлеченных в предметную деятельность людей.

И на формирование ряда устойчивых характеристик психических процессов, состояний и свойств личности каждого человека, а также и на образование структуры этих свойств и предметная деятельность и деятельность общения воздействуют совокупно и с разным эффектом в зависимости от их соотношения.

На это их совокупное воздействие на личность обратил внимание еще А. С. Макаренко, когда подчеркивал, что труд сам по себе — в известном смысле процесс воспитательно нейтральный. Он одинаково может воспитать как коллективиста, так и индивидуалиста. Все дело оказывается в том, как связаны между собой люди — участники трудового процесса, образно говоря, работают ли они просто рядом или трудятся в полном смысле вместе по принципу «все — для одного и один — для всех».

Если продолжать эту, как мне кажется, очень правильную мысль А. С. Макаренко и распространять ее на другие области жизнедеятельности человека — на его быт и отдых, то и в этом случае характер протекания общения (его содержание и формы) в семье, с товарищами по совместному отдыху, а также с людьми, входящими в его более далекое окружение, — продавцами в магазине, спутниками в поезде и т. п. — будет определенным образом «работать» на развитие тех или иных качеств его личности.

И очевидно, если моральные нормы, по которым строится общение людей в основной для них трудовой деятельности, будут не совпадать с нормами, которые лежат в основе их общения в других видах деятельности, то развитие их личности будет носить более или менее противоречивый характер и формирование цельной личности у каждого из них будет затруднено.

Пытаясь выяснить причины, делающие общение одним из сильнейших факторов, участвующих в формировании личности, было бы большим упрощенчеством видеть его воспитательное значение только в том, что вступающие в общение люди получают таким образом возможность передать друг другу знания об окружающей их действительности, которыми они обладают, а также умения и навыки, требующиеся обычно человеку для успешного выполнения предметной деятельности.

Воспитательное значение общения заключается не только в том, что оно расширяет общий кругозор человека и способствует развитию психических образований, которые необходимы ему для успешного выполнения деятельности, носящей предметный характер. Воспитательное значение общения заключается еще и в том, что оно является обязательным условием формирования общего интеллекта человека и прежде всего многих его аттенционных, перцептивных, мнемических и мыслительных характеристик.

Какие требования предъявляют окружающие человека люди к его вниманию, восприятию, памяти, воображению, мышлению, когда с ним повседневно общаются, какую по преимуществу «пищу» ему задают, какие задачи перед ним ставят и какой уровень его активности при этом вызывают — от этого в большой степени зависит то конкретное сочетание разных характеристик, которые несет в себе интеллект человека.

Не меньшее значение общения как деятельность имеет и для развития эмоциональной сферы человека, для формирования его чувств. Какие переживания по преимуществу провоцируют общающиеся с человеком люди, оценивая его дела и облик, откликаясь так или иначе на его обращение к ним, и т. п., какие чувства появляются у него, когда он видит их дела, их поступки,— все это оказывает сильнейшее влияние на выработку в его личности устойчивых форм эмоциональных ответов на воздействие определенных сторон действительности — явлений природы, социальных событий, групп людей и пр..

Столь же значимое влияние оказывает общение и на волевое развитие человека. Привыкает ли он быть собранным, настойчивым, решительным, смелым, целеустремленным или у него будут преобладать противоположные качества — все это в очень большой мере определяется тем, насколько благоприятствуют выработке указанных качеств те конкретные ситуации общения, в которых человек изо дня в день оказывается.

Обслуживая предметную деятельность и способствуя формированию типичных для человека общих характеристик его кругозора, его умения обращения с предметами, а также его интеллекта и эмоционально-волевой сферы, общение в еще большей степени оказывается обязательным условием и необходимой предпосылкой развития у него комплекса как более простых, так и более сложных качеств, которые делают его не просто способным жить среди людей, сосуществовать с ними, а подняться до претворения в своем повседневном поведении принципов, содержащихся в кодексе строителя коммунизма.

Но к такому результату приводит не всякое общение, а только организованное при становлении человека как личности в соответствии с принципом «человек человеку — друг, товарищ и брат» и сопровождаемое, с одной стороны, воспитанием у каждого человека отношения к другим людям — товарищам по общему делу как к высшей ценности, а с другой стороны, предваряемое развитием у него круга нужных для успешного взаимодействия с другими людьми специальных психологических знаний, умений и навыков, делающих его знатоком других людей.

Организация общения в соответствии с принципами подлинного гуманизма предполагает как в труде во всех его проявлениях, так и в быту сочетание высокой требовательности к человеку с большим уважением к нему, коллективизм в больших и малых делах, доброжелательность по отношению к людям.

Упражнение человека в отвечающем этим принципам поведении при взаимодействии его по разным поводам с другими людьми — и с теми, кто составляет его ближайшее окружение, и с теми, кто входит лишь в его далекое окружение, — оказывается плодотворным, если семья, дошкольные и школьные учреждения, общественные организации, членом которых он является, а затем и другие коллективы (производственные, самодеятельные и иные) одновременно и словом, и делом постоянно внушают ему, что люди — это главное богатство нашего общества, его непреходящая ценность.

Вместе с тем для того чтобы каждый человек был способен к отвечающему высоким принципам действительного гуманизма общению с другими людьми, он должен обязательно обладать и определенной психологической культурой, основные положения которой можно попытаться свести к трем элементам: разбираться в других людях и верно оценивать их психологию, адекватно эмоционально откликаться на их поведение и состояние и выбирать по отношению к каждому из них такой способ обращения, который, не расходясь с требованиями морали и будучи направлен на утверждение идеалов, в то же время наилучшим образом отвечал бы индивидуальным особенностям тех, с кем приходится общаться.

Как показывают наблюдения ученых, а также педагогическая практика, все три названных элемента существуют в теснейшей связи друг с другом. Характер расшифровки человеком личностной сути других людей обычно сказывается на особенностях эмоционального отклика, который они у него к себе вызывают, и на тех способах поведения, которые он по отношению к этим людям избирает. В свою очередь отношение, которое человек сумел вызвать к себе со стороны окружающих, накладывает отпечаток на то, как трактуют его внутренний облик другие люди и какой стиль поведения они избирают, общаясь с ним. И поведение человека по отношению к другим людям обычно более или менее явно сигнализирует, как он «прочитывает психологию» этих людей и какие чувства они у него к себе вызывают.

Может показаться, что правильному пониманию других людей специально научить человека невозможно, как невозможно развить у него способность эмоционально неодинаково откликаться на разные категории людей и выбирать по отношению к ним такие способы обращения, которые, с одной стороны, отвечали бы моральным нормам нашего общества, а с другой — более подходили бы к психологии этих людей, что все эти особенности, проявляющиеся у человека в общении и обслуживающие это общение, формируются у него только стихийно.

Представляется, что думать подобным образом — значит очень однобоко понимать причинно-следственные зависимости, которые определяют специфику развития человека не столько как объекта, сколько как субъекта познания других людей, субъекта целенаправленного общения с ними.

Конечно, полнота и правильность оценки человеком других людей, проявляющиеся у него психологические установки при восприятии окружающих и манера отвечать на их поведение несут на себе печать того конкретного опыта общения с людьми, который человек успел накопить в своей жизни. Поэтому если ему на его жизненном пути встречались люди, по своим достоинствам и недостаткам очень похожие друг на друга, а общаться изо дня в день надо было с небольшим числом лиц, не представляющих различные возрастные, половые, профессиональные и национально-классовые группы людей, то эта ограниченность личных впечатлений от встреч с людьми не может не сказываться отрицательно и на образовании у человека оценочных эталонов, которые он начинает прикладывать к другим людям, и на результате его эмоциональных реакций на их поведение, и на характере способов ответов на действия лиц, с которыми он по тем или другим причинам должен общаться теперь.

Но собственный опыт, складывающийся у человека из непосредственного познания людей, переживаний по поводу их поведения при встречах с ними и его собственных действий в ответ на их поведение, — это только один из путей формирования у человека качеств, необходимых ему для успешного общения с другими людьми. Другой путь, который должен обязательно дополнять первый, — это постоянное обогащение его теоретическими сведениями, относящимися к различным областям человекознания, проникновение во все новые пласты психики человека, постижение законов, управляющих его поведением, через чтение подлинно художественной литературы, просмотр реалистических по своему содержанию фильмов и спектаклей, наконец, это проникновение во внутренний мир человека, понимание механизмов, обеспечивающих его существование, через знакомство с научной литературой, предметом которой являются человек и человеческое общество.

Как известно, у кого нет идей, тот не видит и фактов. Идущее из разных источников обогащение людей обобщенными знаниями об основных проявлениях человека как личности, устойчивых зависимостях, связывающих ее внутренние характеристики с его поступками, а также с окружающей действительностью, делает этих людей более зрячими по отношению к личностной сути и, так сказать, сиюминутному состоянию каждого из тех конкретных лиц, с которыми этим людям по какому-то реальному поводу приходится взаимодействовать.

Третий путь воспитательной работы с человеком, направленный на развитие в его личности качеств, необходимых для общения с другими людьми в соответствии с требованиями коммунистической морали, состоит в формировании у него способности сопереживать другим людям — близким, товарищам по общему делу, соотечественникам, идейным единомышленникам.

Воспитание этой сугубо социальной способности, которое прежде всего предполагает развитие у человека умения ставить себя на место другого и чувствовать его боль и радость как свои, — процесс не только длительный, но и прямо сопряженный с выработкой в человеке таких важных для нашего общества характеристик, как коллективизм, глубокий интерес к другому человеку и постоянная готовность приходить ему на помощь.

И, наконец, четвертое направление работы с людьми, которая также должна начинаться очень рано,— это упражнения каждого из них в таком поведении по отношению ко всем остальным, которое бы никого из них не оскорбляло, не ущемляло бы их достоинство и не приводило бы только из-за одной неудачной формы к напряжению во взаимоотношениях. Учить людей не быть грубыми, высокомерными, придирчиво язвительными — это задача, органично связанная со всеми другими, о которых речь шла выше, и без ее решения более общая цель — всесторонняя воспитанность личности — полностью достигнута не будет.

Хотелось бы поднять еще один вопрос, который имеет прямое отношение к воспитанию у человека способности взаимодействовать с другими людьми на психологически грамотном уровне, — это формирование у него установки на творчество в общении. Человек, особенно если он воспитатель, руководитель, врач, обязан уметь осуществлять индивидуальный подход к каждому из тех, кто находится под его началом, а это невозможно, если он не приучен «чувствовать» бытие другого человека как свое собственное бытие и всякий раз, встречаясь с ним, преодолевать формализм в общении и, уходя от оценочных стереотипов, выявлять его личностное своеобразие и затем, переступая через старые поведенческие шаблоны, искать и пробовать наиболее воспитательно подходящие для данного случая способы обращения.

Мы рассмотрели, и при этом весьма кратко, далеко не все аспекты большой и сложной проблемы — формирования личности в общении как деятельности, а по преимуществу лишь те, к которым в последние годы проявляет интерес наша психологическая и педагогическая литература. Вместе с тем для более полного охвата этой крайне значимой для понимания законов и механизмов развития психики человека в онтогенезе проблемы необходимо, с одной стороны, возобновление исследований, которые в прошлом в нашей психологической науке были начаты, а затем по ряду причин прерваны. Здесь прежде всего имеются в виду работы, выяснявшие роль индивидуальных характеристик человека в формировании его коммуникативного поведения, раскрывавшие психологические условия действия подражания, внушения, убеждения в процессе общения, прослеживавшие последовательность возникновения различных структурных образований в личности, например ее потребностей, ценностных ориентаций, изменения образа, понимания себя и отношения к себе, значение в этом процессе общения как деятельности и некоторые другие8. С другой стороны, для достижения ощутимых результатов в освещении всех неясностей процесса формирования личности в общении надо ставить и новые вопросы и искать на них научно убедительные ответы.

К числу их следует отнести строящуюся на основах научной психологии разработку путей управления общением с целью увеличения его воспитательного воздействия на личность и в связи с этим определение направленной коррекции общения личности, обладающей данными конкретными свойствами; выяснение наиболее благоприятствующих всестороннему развитию личности характеристик общения, его целей, средств, актуализации мотивов с учетом возраста, пола и профессии общающихся, поиск воспитательно оптимальной организации общения при выполнении людьми различных видов деятельности; создание надежного диагностического инструментария для установления степени сформированности в структуре личности черт, образующих «коммуникативный блок».

Из всего рассмотренного перечня вопросов достаточно отчетливо видно, насколько тесно общение, как деятельность и формирование личности связаны друг с другом. Вместе с тем из приведенного перечня видно и другое: сколь много в этой проблеме различных аспектов, которые ждут своего освещения.

Представляется, что осуществление этой работы из-за ее очевидной теоретической и практической значимости является для отечественных психологов и педагогов таким делом, затягивать выполнение которого никак нельзя.

Источник: 
Бодалев А.А., Личность и общение