Межличностный выбор

Современная социальная психология, изучающая проблемы малых групп, располагает собственной "картографией". Первым "картографом" выступил американский психолог Дж. Морено, который предложил способ выявления межличностных предпочтений в группах и технику графического (социометрического) фиксирования коммуникативных связей внутри группы. Социометрические методы изучения взаимоотношений многократно описывались в научной и научно-популярной литературе. С помощью социометрии можно выяснить количественную меру предпочтения, безразличия или неприятия, которую обнаруживают члены группы в процессе межличностного взаимодействия. Ее данные широко используются для определения структуры групп, распределения авторитета и власти, при диагностике уровня развития групп и т. д.

В основу социометрического приема положен "лобовой" вопрос: "С кем бы ты хотел?.." Он может быть отнесен к любой сфере человеческих взаимоотношений: с кем бы ты хотел сидеть за одной партой, отдыхать, развлекаться, работать и т. п. Как правило, предлагаются два направления выбора — в области совместного труда и в области развлечений. При этом возможно уточнение степени желательности выбора (весьма охотно, охотно, безразлично, не очень охотно, весьма неохотно) и ограничение числа предлагаемых для выбора лиц. Дальнейший анализ выборов при занесении их на матрицу выбора показывает сложное переплетение взаимных симпатий и антипатий, наличие социометрических "звезд" (которых выбирает большинство), "париев" (от которых все отказываются) и всю иерархию промежуточных звеньев между этими полюсами.

Выяснение мотивационного ядра выбора в системе межличностных отношений служит примером совершенствования социометрических тестов. Благодаря введению соответствующей методической процедуры возникает возможность перейти от исследования поверхностного слоя общения к исследованию более глубинных его пластов. Так, совокупность межличностных отношений в той форме, в которой она отражается в социометрическом исследовании, обычно служит основной структурной характеристикой изучаемой общности. Социометрические индексы выступают как наиболее существенные психологические переменные при изучении внутригруппового взаимодействия, а социометрическая избранность или отверженность всегда представляется "тайной", которую должен расшифровать педагог или психолог.Бесспорно, социометрический метод является весьма оперативным, и с его помощью может быть достаточно четко выявлена картина эмоциональных тяготений внутри группы, для обнаружения которой путем наблюдений потребовалось бы длительное время. Любую группу можно интерпретировать как коммуникативную сеть, возникающую в процессе взаимодействия ее членов. Однако социометрический анализ может дать лишь самое общее описание этой сети коммуникаций. Он никак не продвигает нас к пониманию того, почему в одних общностях индивид оказывается противопоставленным группе, а в других этих разрывов в коммуникативной сети не обнаруживается. Систему связей, констатируемую с помощью социометрической техники, нельзя считать неизменной. Сегодняшняя "звезда" завтра может остаться в изоляции. Социограммы не способны рассказать нам о причинах этих изменений. Остается также неизвестным, какими мотивами руководствовались члены группы, отвергая одних и выбирая других,что скрывается за симпатией и антипатией.

Модель группы как эмоционально-психологического феномена, лежащая в основе социометрических исследований, не дает возможности осуществлять анализ межличностных отношений людей на основе определенных общественно установленных норм, ценностных ориентаций и оценок, ибо все сводит к регистрации взаимодействий, взаимных эмоциональных оценок и влечений. При таком подходе целенаправленная деятельность группы и ее членов просто не принимается во внимание.

Философско-методологическая критика идей Дж. Морено, сопровождающая у нас в последние годы использование социометрической техники, сконцентрировала свое внимание на так называемом социодинамическом законе. По Дж. Морено, нормализовать психологический климат в группе, повысить уровень ее сплоченности и активности можно только путем перемещений индивидов, вывода из группы лиц с низким социометрическим статусом и ввода лиц с высоким статусом. Однако критика не коснулась механистической сущности социометрической процедуры.

Как реакция на отдельные стороны социометрии был осуществлен ряд исследований, позволивших глубже понять сущность межличностных взаимоотношений и коммуникаций в группе.

В одном из исследований (Ю. В. Янотовская, 1973) была сделана попытка изучить "выбор в действии", выбор, включенный в реальную трудовую деятельность подростков. Автор работы предположила, что социометрический выбор не всегда отражает действительное отношение к тому или иному члену группы и что отношения, выявленные в результате применения социометрической процедуры, могут не совпадать с реальными, жизненными отношениями, тогда как во всех работах с применением таких методик подобная связь подразумевается.

Для проверки этого предположения было проведено исследование, состоящее из двух циклов. Задачей первого цикла ставилось выявление структуры первичных коллективов при помощи одного из традиционных вариантов социометрического метода. В группе учащихся средней школы и профтехучилища задавали вопрос: "К кому из своих товарищей ты обратишься за помощью в случае затруднений?" (Имелась в виду конкретная ситуация на уроке токарного дела.) Во втором цикле незаметно для учеников фиксировали, к кому они на самом деле обращались за помощью на таких уроках. Перед началом трудовых операций (эксперимент проводился в несколько этапов: когда оценка за работу не ставилась, в условиях контрольного, оцениваемого выполнения задания и, наконец, в условиях соревнования) мастер говорил: "В случае затруднений можете обращаться за помощью ко мне или друг к другу".

Фиксируя случаи обращения за помощью в процессе всех экспериментальных серий, исследователи получали четкую картину реальных взаимных выборов членов групп в процессе их трудовой деятельности. Таким образом было получено два ряда данных: социометрические выборы, которые автор рассматривал как прогнозируемые, и действительные выборы. При их сопоставлении выявились существенные различия. Если социометрические (прогнозируемые) выборы выявили подростков и юношей, относимых к категории "непредпочитаемых", то в реальных выборах такая категория отсутствовала. Это означало, что в совместной деятельности проявляются истинные, реальные отношения людей друг к другу. По сравнению с социометрическими выборами в условиях трудовой деятельности наблюдалось преобладание положительных эмоциональных связей, а не отрицательных.

Анализ выбора партнера по деятельности показывает, что "звезды", получившие абсолютное большинство в социометрических выборах, могут оказаться в подгруппе "предпочитаемых", выделенной на основе результатов реально осуществленных выборов. В социометрическом выборе решающую роль играют социальные ожидания группы или мастера, которые зафиксированы в оценочных штампах данной группы — своего рода "клише", определяющих направление выбора. В реальной же ситуации деятельности выбор предполагает и прогноз взаимного предпочтения, основывающегося не только на отношении испытуемого к партнеру по деятельности ("Я хочу выбрать его"), но и на оценке возможного результата ("Как некто отнесется к тому, что я выберу его?"). Поэтому в реализации выбора решающую роль могут играть самые различные мотивы: престижность, самоутверждение, деловой мотив и т. д. Важно подчеркнуть, что речь идет именно о выборах в деятельности, определяемых ориентационной и деловой структурой группы как социально-психологической общности.

Стремление психологов, занимающихся социометрическими замерами, установить с помощью процедуры выбора симпатии и антипатии членов группы (что отвечает представлениям о группе как эмоционально-психологическом феномене) неизбежно выводит за рамки эксперимента проблему выявления гораздо более значимой системы межличностных отношений, которые характеризуют группу как социально-психологическую общность. В самом деле, симпатия и антипатия — весьма зыбкое основание для анализа природы и механизмов группового взаимодействия. Этого не могут не чувствовать даже иные приверженцы социометрии. На самом деле социометрические шкалы Дж. Морено — это только начало, но его работы дают некоторое представление о трудностях и о том, что еще предстоит сделать.

Взаимодействие человека как личности с окружающей средой складывается и осуществляется в системе объективных отношений его социальной жизни. Ныне, как и в прежние годы, считаю справедливым суждение, высказанное К. Марксом: "В производстве люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство".

За реальными связями, объективно складывающимися в процессе взаимоотношений людей, мы обнаруживаем сложную сеть ожиданий, взаимного интереса друг к другу, различных позиций, в которых закрепились межличностные установки. Разумеется, оценка характера и значения объективно складывающихся связей определяется прежде всего благодаря исследованию реальных фактов, действий и поступков людей, объективных результатов их совместной трудовой деятельности.

Даже поверхностное знакомство с социометрией позволяет заметить, что ответы испытуемых могут и не отражать действительного основания выбора, а поэтому часто не способствуют отгадке истинной мотивировки, уводят от нее.

Перед исследователями встает вопрос, как выявить в группе действительную внутреннюю динамику взаимоотношений, которая остается скрытой для социометрических методов, позволяющих более быстро и определенно, чем простое наблюдение, обнаружить лишь внешнюю сторону этих отношений. Внешняя картина внутригруппового взаимодействия может рассматриваться как следствие глубинных отношений между членами группы, но социометрия не выясняет причин предпочтения и изоляции.

В связи с этим возникает важная социально-психологическая задача, которая должна быть включена в социометрическое изучение,— выявление мотивационного ядра выбора в межличностных отношениях, т. е. выявление мотивов, по которым личность готова осуществлять эмоциональный (а также и деловой) контакт с одними членами группы и отвергать других.

При прямой постановке вопроса не всегда можно надеяться на искренний ответ, к тому же индивид сам не всегда отдает себе отчет, почему он предпочитает одного человека и не приемлет другого. В связи с этим важное значение для указанных целей приобретает экспериментальное выявление мотивации межличностных выборов на основании косвенных данных.

Выяснение мотивационного ядра выбора в системе межличностных отношений служит примером совершенствования социометрических тестов. Благодаря введению соответствующей методической процедуры возникает возможность перейти от исследования поверхностного слоя общения к исследованию более глубинных его пластов. Так, совокупность межличностных отношений в той форме, в которой она отражается в социометрическом исследовании, обычно служит основной структурной характеристикой изучаемой общности. Социометрические индексы выступают как наиболее существенные психологические переменные при изучении внутригруппового взаимодействия, а социометрическая избранность или отверженность всегда представляется "тайной", которую должен расшифровать педагог или психолог.

Что же представляет собой сам социометрический срез, т. е. та информация, которая заключена в матрицах выбора и социограммах? Получаем ли мы с его помощью некоторую фундаментальную картину или выявляем лишь недифференцированный по своей природе поверхностный слой взаимоотношений? Как показано В. А. Петровским1, здесь могут быть выявлены два аспекта: 1) по сравнению с формальной картиной деловых связей социометрическая развертка межличностных отношений в группе выступает в роли психологической структуры социальных связей; 2) она сама становится формальной структурой по отношению к тем содержательным факторам, которые определяют психологическое единство группы. Социометрический прием, например, не способен отличить сложившийся коллектив от корпорации, а корпорацию— от случайной группы.

Преодоление узкосоциометрического подхода ведется по двум направлениям. Во- первых, создаются новые экспериментальные процедуры, строящиеся на иной основе, или же социометрическая картина рассматривается лишь как внешняя форма коллективной жизни, в то же время принимается, что более глубокое представление о ее содержании могут дать мотивационные отношения, соединяющие изучаемую общность людей в одно целое. При этом социометрия не отбрасывается, а занимает свое место в системе социально- психологического изучения группы.

В. А. Петровский следующим образом обосновывает разработанную им методику выявления мотивационного ядра межличностного выбора в группе. Допустим, школьнику, не подготовленному к сложному диктанту по пройденному материалу, предоставлено право свободно выбрать товарища по парте. Нетрудно представить себе ход его мыслей. В первую очередь хотел бы сидеть с Арбузовым, потому что тот, конечно, все напишет правильно и без колебаний окажет помощь. Во вторую очередь выбрал бы Березкина, который хотя и поможет, но без особой охоты... На пятое место поставил бы Зайцева: тот, безусловно, захочет помочь, но и сам может все напутать. И наконец, последнее место отвел бы для того, кто не только не поделится знаниями, но и сообщит учителю, что ему "мешают".

Конечно, случай, когда школьник полностью полагается на помощь соседа, нисколько не надеясь на свои силы, нетипичный. Однако если допустить вероятность подобной ситуации и сопоставить два ряда (один, упорядоченный в соответствии со свободным социометрическим выбором, а другой — в соответствии с затаенным планом: "Все, что нужно, сумею списать"), то они совпадут. И тогда надежда получить помощь — единственное содержание мотивационного ядра выбора товарища по парте.

Можно составить упорядоченные ряды применительно к разным достоинствам личности. Если затем выстроить эти ряды в иерархическом порядке и сравнить с тем рядом, который был получен на базе социометрической инструкции, то становится видно, как соответствующие личностные достоинства членов группы входят в мотивационное ядро выбора в социометрическом эксперименте.

Оценка полученных выборов дает возможность, во-первых, выяснить, какие личностные достоинства преимущественно составляют шкалу индивидуальной предпочтительности; во-вторых, выявить относительный вес каждой из приведенных личностных черт, сопоставляя между собой коэффициенты корреляции; в-третьих, установить группу личностных характеристик, которым соответствуют высокие коэффициенты корреляции. Она-то и образует мотивационное ядро выбора в системе межличностных отношений. Установив его, можно судить о том, какая из потребностей личности доминирует в выборе.

Выявление мотивационного ядра предпочтительности способствует пониманию взаимоотношений всякий раз, когда возникает вопрос, почему социометрическая картина в данной группе именно такова; почему такой-то член группы предпочитает такого-то; почему некоторая часть группы числится в категории "звезд", а другая — в числе "отверженных". Важность ответов на эти вопросы для социальной психологии несомненна.

Экспериментально установлено (Н. М. Швалева), что содержание мотивационного ядра выбора партнера в структуре межличностных отношений может служить показателем того уровня, которого достигла данная группа. На начальной стадии формирования группы выбор характеризуется непосредственной эмоциональной окраской, а ориентации в выборе партнера направлены в большей степени на его внешние достоинства (общительность, внешняя привлекательность, манера одеваться и т. п.). Выбор же в группе более высокой стадии развития осуществляется не только на основании чувств, возникающих при первом впечатлении, но исходя из оценки более глубоких личностных качеств, которые проявляются в совместной деятельности и в значимых для личности поступках.

По мере развития группы повышается статус, "цена" таких качеств личности, которые характеризуют мировоззрение и отношение к труду, т. е. особенностей, формирующихся и проявляющихся в совместной деятельности.

Источник: 
Петровский А.В., Психология в России. XX век