Развитие отечественной социальной психологии

В России, так же как и на Западе, социально-психологические проблемы возникали в самых различных сферах общественной жизни. Это явилось почвой для описания и исследования таких явлений, как психические состояния людей при совместной деятельности, поведение людей в толпе, принятие индивидами и группами различных социальных норм и т. д. Еще задолго до Октябрьской революции 1917 г. в русской физиологии и психологии существовала материалистическая традиция. Огромное влияние на формирование социальной психологии в России оказали труды И. М. Сеченова (1829- 1905), предложившего принципиально новый подход к изучению психики, в том числе сознания, что стало рассматриваться в связи с материальным миром и деятельностью в нем человека.

Сеченов понимал схему рефлекторной деятельности нервной системы как включающую в себя психические компоненты, начиная с элементарных уровней чувствительности и заканчивая мышлением. Психика любого
уровня служит, по определению ученого, орудием для различения условий деятельности и регулятором соответствующих этим условиям целесообразных действий. Следовательно, предметом психологического исследования становилось не интроспективное описание явлений сознания, а изучение возникновения и развития психических явлений как функции мозга, обусловленной внешними обстоятельствами жизни человека и его внутренним содержанием. «Моя задача, — писал Сеченов, — заключается, в самом деле, в следующем: объяснить... деятельность человека... с идеально сильной волей, действующего во имя какого-либо высокого нравственного принципа и отдающего себе ясный отчет в каждом шаге, одним словом, деятельность, представляющую высший тип произвольности» (Сеченов И. М., 1947. С. 111). Это следует понимать так, что высшие нравственные идеалы воспитываются у человека в определенных условиях жизни и впоследствии становятся основными регуляторами его поведения.

Когда книга «Рефлексы головного мозга» (первоначальное название которой, отвергнутое царской цензурой,
«Попытка установить физиологические основы психических процессов») вышла в свет в 1866 г. отдельным изданием, тираж арестовали и против ее автора возбудили уголовное дело. Сеченову инкриминировали ниспровержение понятий о добре и зле, об индивидуальной ответственности, о религиозной нравственности; разрушение христианского догмата о будущей жизни и т. д. Вскоре арест сняли из-за боязни привлечь внимание широкого круга общественности к материалистическим теориям. Однако это все равно произошло и положило начало дискуссии, развернувшейся среди физиологов и медиков, ориентировавшихся в основном на сеченовское учение, и философов, и богословов, не отступавших в науке от этики Православной церкви. Дискуссия эта продолжилась долго и завершилась только в советское время.

Одним из последовательных представителей сторонников этики Православной церкви в психологической
науке являлся М. М. Троицкий, заведовавший кафедрой философии Московского университета в 80-е гг. XIX в. Предметом психологии он считал явления духа, хотя сущность его объявлял непостижимой и относил к области
веры. Дело в том, что дух может познавать себя в различных формах своего существования и быть предметом собственного наблюдения, т. е. тем, что в науке называется психическим явлением. Следовательно, область познаваемого в психологии ограничивалась пределами человеческого опыта.

Проблемы социальной психологии Троицкого совпадали с проблемами социальной обусловленности психики. Группы оказывают на своих членов производительное, или деятельное, влияние. К первому влиянию относятся навыки, знания, свойства личности, способности. Они входят в состав обучения и приобретаются в той общности, к которой принадлежит человек. Ко второму влиянию относятся подавление или вызов у других людей каких-либо психических явлений: чувств, идей, готовности к действию. Таким образом, общественное — не что иное, как психологическое взаимодействие между людьми.

В. М. Бехтерев (1857-1927) вошел в науку как сторонник сеченовского учения, создатель первой в России экспериментальной психологической лаборатории при клинике душевных и нервных болезней Казанского университета. Первоначально социально-психологическая тематика (общественная психология) его исследований была связана с внушением — одной из форм влияния людей друг на друга. Внушение Бехтерев связывал с бессознательной областью психики. Сначала это понятие не выходило за рамки психиатрии и связывалось с гипнозом, затем приобрело психологическое значение для определения податливости человека к воздействию на него других людей.

Внушение происходит при обычном общении одного человека с другим. Таким путем передаются готовые про-
дукты умственной (минуя логику) и эмоциональной деятельности. Массовым внушением Бехтерев объяснял явление паники, когда вследствие тех или иных условий сознанию группы людей прививается идея о неминуемой смертельной опасности. Значение внушения в социальной жизни он видел в том, что оно является важным условием объединения отдельных людей в группы, усиливает чувства и стремления, а также активность больших групп в целом. Место отдельной личности в общественном развитии определяется ее способностью увлечь за собой массы.

Стремясь придать психологическим исследованиям научную объективность, Бехтерев придавал особое значение внешним условиям, в которых существовала и развивалась та или иная группа. Психические явления скрыты от наблюдателя и не могут быть изучены научными методами. Поэтому, по мнению ученого, следует сосредоточиться на том, что доступно наблюдению, т. е. на врожденных или условных групповых рефлексах. Необходимо фиксировать их особенности в связи с различными биосоциальными раздражителями. Такую науку Бехтерев назвал коллективной рефлексологией. Кроме наследственно-органических проявлений в коллективах изучались творческая деятельность, сосредоточенность внимания, настроение, решения: Эти характеристики лежали и в основе классификации групп. Так, толпа характеризуется общим настроением, театральной же аудитории свойственна сосредоточенность на общем зрелище и т. д.

В ранний советский период огромное влияние на развитие социальной психологии оказал марксизм.

В 20-е гг. XX в. исследования характеризовались определенным эклектизмом в методологическом отношении, причем встречались и идеологические крайности. Так, Н. Ф. Курманов полагал, что в социальной психологии должны изучаться переживания, настроение и поведение коллективов с точки зрения классового подхода. Причем социальный психолог должен исследовать, насколько коллективная психология соответствует классовым нормам и каковы пути ее преобразования в этом направлении.

В 1930-1940 гг. был создан ряд лабораторий по изучению человека в группах, характерных для нового общества. Значение различных коллективов (дошкольного, школьного, трудового) в формировании личности советского человека рассматривалось в работах Б. Г. Ананьева, К. Н. Корнилова, А. Н. Леонтьева, Н. Д. Левитова и, в особенности, А. С. Макаренко. Однако только в 1960—1970 гг. советская психология сформировалась как самостоятельная наука. Можно утверждать, что это было связано с социальным заказом, обусловленным ростом ответственности и определенной самостоятельности производственных коллективов, вызванным хозяйственными преобразованиями, а также идеологическими задачами. Огромный эмпирический материал, накопленный в те и последующие годы, интересен и еще подлежит осмыслению. Советские философы, социологи и социальные психологи Г. М. Андреева, В. Ф. Константинов, А. Г. Ковалев, К. К. Платонов, Е. С. Шорохова, В. А. Ядов и другие внесли свой вклад в развитие мировой науки.

Источник: 
Андреева И.В., Социальная психология