Теория привязанности Джона Боулби и психоанализ

Существенный вклад в психоаналитическую концепцию развития внес создатель теории привязанности Джон Боулби, идеи которого (как и разработки Ж. Лакана) вначале были отвергнуты профессиональным сообществом, и лишь позднее получили всеобщее признание. До исследований Боулби считалось, то чувство привязанности к матери появляется сразу после рождения и является однозначно генетически запрограммированным. Однако Боулби убедительно обосновал, что чувство привязанности отличается широкой вариативностью и формируется под влиянием того, как мать реагирует на потребности ребенка — в пище, безопасности, общении и т.д.

Наблюдая поведение детей и матерей в игровой комнате, исследователи группы Боулби заметили, что часть детей, даже проявляя определенный интерес к игрушкам, предпочитает оставаться на коленях у матери или сохранять тактильный контакт с ней, держа ее за руку. Этот тип поведения

получил наименование небезопасной привязанности. Другие дети относительно спокойно оставляли мать на достаточно длительные промежутки времени и переносили свой интерес на игрушки, тем не менее стараясь поддерживать зрительный контакт с матерью как источником безопасности, демонстрируя, таким образом, безопасный тип привязанности.

Согласно теории Боулби, привязанность к заботящемуся о нем объекту формируется у ребенка инстинктивно, исходя из биологической цели выживания, а на психологическом уровне даже у до-вербального ребенка это проявляется как ощущение комфорта и безопасности. Понятие «привязанность» не является синонимом любви или симпатии, которые могут возникать или неоднократно изменяться на протяжении жизни личности. Однако без привязанности человек социальный или вообще не формируется (как в случаях феральных детей), или его формирование и функционирование как личности является исходно нарушенным.

Качество взаимоотношений матери с ребенком является чрезвычайно важным. Оно предполагает безусловное принятие ребенка и понимание всех особенностей его развития. Родители не должны пытаться «подстроить» ребенка под свои предпочтения или ожидания; и, даже устанавливая разумные пределы для проявлений активности младенца, им следует постоянно участвовать в детском исследовании мира — вначале через эмоциональное взаимодействие, а затем — через игру. Помогая ребенку постигать мир, родители могут демонстрировать критическое отношение к его поведению, но не к его характеру или к его только формирующейся личности. Если эти правила соблюдаются, то в последующем ребенок, оказавшийся в новой или незнакомой ему ситуации без родителей, будет менее подвержен страху и будет проявлять более адаптивные реакции.

Исследования, проведенные Боулби и его последователями, позволили выделить три основных типа детской привязанности: безопасный, небезопасно-избегающий и небезопасно-тревожный, содержание которых соответствует их наименованию. Четвертый тип, смешанной дезорганизованной привязанности, был добавлен позднее.

В качестве одного из наиболее неблагоприятных факторов автором теории привязанности описывается непоследовательное поведение родителей, когда повышенная строгость и ограничения сочетаются с чрезмерной нежностью и вседозволенностью. Такие дети в последующем вроде бы и стремятся к развитию контактов с другими людьми, но их исследовательская активность снижена, они опасаются всего нового и незнакомцев, становятся застенчивыми и неуверенными во всех их отношениях, как в юности, так и в последующей жизни. Дезорганизованная привязанность, при которой проявляются признаки избегающего, двойственного и безопасного поведения, по мнению Боулби, чаще всего встречается у детей, матери которых были жертвами жестокого обращения.

Таким образом, специфика формирования самых ранних детско-родительских отношений может оказывать влияние на всю последующую жизнь человека. Если эти отношения верно сформированы, воспринимаются как надежные и безопасные, то аналогичным образом затем строятся отношения со сверстниками и всеми другими людьми — социальными, семейными и сексуальными партнерами. Такие личности демонстрируют более высокий уровень успешности, уверенности в себе и способности к социальной адаптации в целом. Они более самостоятельны в своих выборах, предпочтениях и суждениях, и одновременно менее зависимы от негативных влияний социальной среды, включая проявления агрессивности, склонность к алкоголизму, наркоманиям или делинквентному поведению. Если же адекватные условия для формирования чувства привязанности в самом раннем детстве отсутствовали, то, подрастая, такие дети чаще демонстрируют непослушание, агрессивность, склонность к депрессиям и обилие школьных проблем, как в учебе, так и в отношениях со сверстниками.

Какой тип привязанности сформируется у ребенка, естественно, отчасти связано с его генотипом, но в равной степени это определяется типом поведения родителей, прежде всего матери, ее любовью и отзывчивостью, а также качеством внимания и способностью понимания тех сигналов коммуникации, которые проявляет ребенок, включая адекватную реакцию взрослого на эти довербальные сигналы.

В наиболее существенном положении теории привязанности подчеркивается, что для нормального психоэмоционального развития ребенку вначале нужно установить устойчивые отношения хотя бы с одним человеком, и чаще всего это тот человек, который постоянно находится рядом и заботится о нем. Исходно это положение было сформулировано Боулби при обосновании «синдрома лишения матери» в докладе, подготовленном по предложению ООН для решения проблем осиротевших в результате Второй мировой войны детей. Необходимо отметить, что для адекватного развития чувства привязанности наиболее существенное значение имеет не только забота, но и особая (искренняя) чувствительность и отзывчивость во всех случаях социального (телесного, вербального и невербального) взаимодействия с ребенком. Когда дети начинают активно познавать мир — ползать и ходить, они постоянно обращают свой взгляд на объект привязанности, ища в нем поддержку своему «вхождению в мир» и подпитку чувства безопасности. Именно в этот период формируются модели поведения, которые определяют специфику будущих межличностных отношений, особенности восприятия и эмоционального реагирования и отношение к миру в целом.

Как уже отмечалось, главным объектом привязанности обычно выступает биологическая мать, но эта роль может быть переадресована любому человеку, который последовательно проявляет чувство искренней любви и заботы о ребенке. При этом в теории привязанности термином « материнское поведение» обозначается не просто любовь и забота, а особый образ действий, предполагающий постоянную включенность матери в социальное взаимодействие с ребенком — не просто какие-то действия по удовлетворению его потребностей, а охотные ответные реакции на все его сигналы, обращенные к миру. На определенном этапе развития мать и символизирует для ребенка весь внешний мир.

По мере развития дети постепенно формируют новые привязанности, как правило, еще один-два новых объекта привязанности появляются уже на втором году жизни, однако даже в этом возрасте у ребенка складывается определенная иерархия привязанностей, где имеется главный объект и второстепенные. Отсутствие или даже отдаление от объекта привязанности вызывает у ребенка беспокойство и страх, а утрата такого объекта (или даже одного из второстепенных объектов) может иметь самые катастрофические последствия для нормального психического развития — довер-бальный ребенок как бы впадает в бесконечную тоску и отчаяние. Лишь к 3—4 годам физическое отсутствие объекта привязанности перестает восприниматься как некий вариант витальной угрозы.

В своем развитии привязанность ребенка проходит несколько стадий. В первые 8 недель детская улыбка или плач еще не имеют четкой направленности, они адресованы всем, кто находится поблизости. В возрасте от 2 до 6 месяцев ребенок начинает устанавливать различия между знакомыми и незнакомыми лицами и демонстрирует особую отзывчивость ко всем внешним признакам объекта привязанности (лицу, голосу, запаху и т.д.). Более четко это проявляется в период от 6 месяцев до 2 лет, хотя обычно уже к концу года ребенок демонстрирует целый набор вербальных и невербальных знаков, направленных на поддержание близости с объектом привязанности. В частности, ребенок проявляет явный негативизм уже при временном отсутствии объекта рядом или даже утрате зрительной связи с ним, приветствует его улыбкой при возвращении, «цепляется» за объект при испуге и т.д. С развитием способности самостоятельно передвигаться, ребенок начинает использовать объект привязанности в качестве своеобразного «проводника» в исследовании окружающего мира и источника его чувства безопасности («надежность базы»). Активность ребенка в присутствии объекта привязанности всегда выше, и у него больше возможностей для постижения нового и формирования независимости. Если объект недоступен, не реагирует или реагирует неадекватно на вербальные и невербальные знаки ребенка, движение к независимому поведению ребенка замедляется, а проявление зависимости и привязанности усиливается. Аналогичное влияние на проявление привязанности к объекту оказывают страх, болезнь, недомогание или усталость ребенка.

На третьем и последующих годах жизни, по мере того, как ребенок начинает рассматривать и себя, и объект привязанности в качестве относительно самостоятельных и независимых личностей, типичные формы привязанности несколько изменяются, приобретая характер взаимодействия и сотрудничества. Дети начинают понимать и принимать действия, цели и чувства других, а также соответственно координировать свои действия: если младенцы просто плачут, когда у них что-то болит или им хочется есть, то двухлетние дети плачут уже целенаправленно, чтобы привлечь внимание объекта привязанности, а если этот призыв «не срабатывает», они начинают кричать громче и бегут к объекту привязанности. Когда ребенок начинает относительно спокойно переносить временную (более или менее протяженную) разлуку со своим объектом привязанности, это с одной стороны, свидетельствует о нормальном процессе взросления, а с другой — означает, что эта психологическая связь приобрела характер стабильной и не зависит от физического присутствия сторон.

Именно ранние взаимодействия с объектами привязанности постепенно приводят к формированию речевого общения и человеческого мышления, человеческих вариантов проявления эмоций и всех других моделей поведения. Эта система, обозначенная как «внутренняя рабочая модель» социальных отношений, продолжает развиваться с течением времени и приобретением знаний и опыта. Наличие внутренней модели позволяет не только регулировать, но и объяснять и предсказывать собственное поведение, а также поведение других объектов привязанности. Уже в дошкольном возрасте дети могут относительно легко переносить разлуку с объектом привязанности, если были предварительно обсуждены условия и временные рамки этой разлуки, например: «Я пойду в детский сад, если ты меня заберешь до обеда». В заключение отметим, что эта теория разрабатывалась автором более двадцати лет и лишь затем была описана в трилогии «Привязанность и утрата». Основные положения теории Боулби были многократно подтверждены практикой и активно используются при разработке новых социальных стратегий в области воспитания и социальной защиты детей.

Темы: Привязанность, Психоанализ
Источник: Психоанализ: учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов, Ю. А. Баранов [и др.]: под ред. М. М. Решетникова. — М.: Издательство Юрайт, 2016. — 317 с. — Серия : Бакалавр и магистр. Академический курс.
Материалы по теме
Психоанализ Альфреда Адлера
Деркача А.А., Социальная психология
Психоаналитическое направление в психотерапии
Полин А.В., Медицинская психология
Предпосылки психоанализа
Психоанализ : учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Фаллический характер в психоанализе
Психоанализ: учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Философия психоанализа З. Фрейда
Степанович В.А., История философии: Курс лекций в 2-х томах. Т. 2: Неклассическая философия...
Психоаналитическая теории развития личности
Соловьева С.Л., Психотерапия
Детский психоанализ
Эйдемиллер Э.Г., Детская психиатрия
Жизнь и деятельность Зигмунда Фрейда
Психоанализ : учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, П86 С. В. Авакумов...
Оставить комментарий