Метод свободных ассоциаций

Свободная ассоциация представляет собой особый тип мышления, протекающий по механизмам первичного процесса. Возникающие таким образом мысли основываются на каком-то специфическом стимуле: имидже, слове, воспоминании, числе, цвете или возникают спонтанно.

Метод свободной ассоциации и процесс анализа сновидений являются фундаментальными психоаналитическими техниками. Фрейд применял технику свободной ассоциации при самоанализе и анализе своих сновидений. Для объяснения теории свободной ассоциации Фрейд (1913) использовал в качестве модели путешествие на поезде: «Действуйте так, как будто Вы на какое-то время являетесь путешественником, сидящим у окна вагона поезда и описывающим кому-то в вагоне изменяющиеся виды, которые Вы видите снаружи».

Метод предполагает в отсутствии концентрации внимания на чем-то конкретном переход от спонтанно возникающих образов, идей к другим образам, идеям в бесконечной цепочке ассоциаций, разветвляющихся в различных направлениях, что раскрывает содержание бессознательного с находящимися в нем желаниями, потребностями, воспоминаниями и переживаниями.

Использование свободной ассоциации в психоаналитической терапии заключается в предложении пациенту мыслить вслух, «озвучивать», монологически говорить обо всем, что бы ни приходило в голову. Freud (1923) описывает этот процесс следующим образом:

«Лечение начинается с того, что от пациента требуется поставить себя в положение внимательного и бесстрашного самонаблюдателя, просто считывать все время информацию с поверхности сознания, и, с одной стороны, быть почти полностью честным, с другой - не удерживать никакой идеи от коммуникации, даже если (1) он чувствует, что это слишком неприятно или, если (2) он считает это бессмысленным, или (3) слишком неважным, или (4) не относящимся к тому, что исследуется. Однозначно обнаружено, что именно те идеи, которые провоцируют эти «упомянутые реакции имеют особенное значение в раскрытии забытого материала».

Таким образом, метод свободной ассоциации, по сути дела, может быть более точно определен как метод «свободного говорения» о том, что приходит в голову, свободного перехода от одного содержания к другому безо всякой логической связи, без использования «латентной» последовательности, причинности и каких бы то ни было временных ограничений. Свобода нарратива от возникающих ассоциаций встречается с сопротивлением по отношению к отвергнутым ранее репрессивным содержаниям, если «осколки» последних вторгаются в сознание. Это приводит к остановкам, задержкам и прерыванию монолога. Стремление избежать болезненных переживаний изменяет содержание монолога, который становится «компромиссным образованием» между истинностью событий и стремлением пациента смягчить отрицательные болевые реакции.

В современном психоанализе при применении метода свободной ассоциации акцентируется внимание на поведении самого аналитика в процессе работы с пациентом в состоянии «свободного говорения».

Аналитик не должен стремиться сознательно осмысливать продуцируемый пациентом материал. Его задачей является «настройка» своего бессознательного на то, что происходит в бессознательном пациента, и установление с пациентом «бессознательной коммуникации». Таким образом, во время анализа аналитик, также как и пациент, должен временно «растворить» свое сознание, не концентрироваться на чем-то, не анализировать, находиться в состоянии, приближающимся к медитации.

Работа со свободным говорением развивает бессознательные способности психоаналитика, его творческие способности (Bollas, 2002).

Естественно, что эта сторона процесса не исключает необходимости стремления использовать метод для облегчения пациентом осознания репрессированных в бессознательное содержаний и конфликтов.

С точки зрения теорий объектных отношений, в отличие от концепции Фрейда в раскрытии какой-то, в том числе и бессознательной части self а, имеет большое значение манифестный текст, т. к. непосредственная ситуация («здесь и теперь») активизирует специфические бессознательные элементы. Части бессознательной сферы «находят» в процессе контакта с аналитиком определенные специфические подходящие им активизирующие элементы.

Бессознательная коммуникация при свободной ассоциации осуществляется также посредством трансференса и контртрансференса. Пациенты стараются каким-то образом повлиять на аналитика, на те его «части», на которые осуществляется трансференс. В разные периоды аналитической терапии могут возникать различные состояния. Пациент может переносить на аналитика, например, образ своего отца, вспоминая себя в подростковом, детском, или взрослом возрасте.

В процессе психоаналитической терапии Heimann (1956) задавала свободно ассоциирующему пациенту следующие вопросы: «Кто это говорит, кем является этот человек, к кому он обращается, о чем он говорит и почему он говорит сейчас?».

В исследованиях Bollas (2002) обращается внимание на желательность глубокого погружения в изучение того, как пациент сообщает о своем внутреннем мире, посредством понимания эффектов, производимых на аналитика.

Анализируя состояние бессознательной коммуникации у терапевта, Bollas приводит некоторые, присущие ему, характерные признаки: выслушивая пациента, аналитик особенно остро воспринимает какое-то слово, фразу или движение его тела. Он не понимает, почему это его так сильно впечатляет. Иногда какое-то слово отдается в сознании аналитика как эхо, приводит к различным ассоциациям и фантазиям. Аналитик может почувствовать, что эти переживания свойственны пациенту. Он может убедиться в своей правоте или ошибке, используя элемент своей свободной ассоциации. Если пациент не реагирует или проявляет непонимание, следовательно, аналитик находится вне бессознательного контакта с ним.

По мере работы со свободными ассоциациями у пациентов увеличивается способность к переходу от одного содержания к другому. Пациент постепенно привыкает к переходу от озвучивания им событий текущего дня к самонаблюдению, воспоминаниям о детстве, сновидениям, имиджам каких-то людей, эпизодам из прочитанных книг, сказок, сценам из кинофильмов и т. д. Тем не менее, свободное говорение никогда не является полным изложением возникающих в сознании материалов. Какие-то из них остаются секретными, непроговоренными, например, слишком интимные сексуальные переживания или идеи, воспоминания о крайне унижающих событиях, вызывающих возвращающееся чувство вины. Однако здесь важен сам факт продолжения пациентом свободного монолога и перехода от одного содержания к другому, осуществляемого часто без стремления разобраться в значении того или иного сегмента ассоциаций.

Согласно наблюдениям Bollas (2002), с течением времени в этом процессе возникают определенные изменения. Так, например, может снова появиться, но уже на новом уровне разрыв между свободной ассоциацией и свободным говорением. Пациент может периодически молчать, погружаясь в глубокие ассоциативные мысли и не сообщая о них. В ответ на такое поведение пациента у аналитика также будут возникать «молчаливые» ассоциации. Пациент может не реагировать на интерпретации аналитика в связи с тем, что у него возникают другие, отличные от манифестных интерпретаций, направления ассоциаций, представляющие собой реакцию на бессознательную часть коммуникации аналитика.

Современный психоанализ акцептирует интеракции, происходящие между пациентом и аналитиком в процессе свободных ассоциаций, и демонстрирует значение для обоих участников процесса возникающих при этом бессознательных содержаний (Dorpat, Miller, 1992).

Источник: 
Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психоанализ и психиатрия: Монография. - Новосибирск: Изд. НГПУ, 2003.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.