Текст как коммуникативный знак высшего порядка

Еще Аристотель в своей "Риторике" обозначил, что любой акт общения (в настоящей работе чаще используется термин "коммуникативный акт") предполагает наличие по крайней мере трех элементов: говорящего, принимающего и непосредственно сообщение. При этом термин сообщение в трактовке Аристотеля означает наличие некоего материального носителя, посредством которого осуществляется коммуникативный акт, и в современной терминологии ближе к таким понятиям, как произведение, образец (социокультурной продукции), материал, статья, выступление, передача, пьеса, фильм и т. д.

В рамках семиосоциопсихологии для обозначения материального носителя коммуникативного акта используется универсальный термин - текст, который "...представляет собой особым образом организованную содержательно-смысловую целостность и может быть определен как система коммуникативно-познавательных элементов, функционально объединенных в единую замкнутую иерархическую содержательно-смысловую структуру (иерархию коммуникативно-познавательных программ) общей концепцией или замыслом (коммуникативным намерением) партнеров по общению".

Коммуникативный акт формально может быть реализован любыми знаковыми (семиотическими) системами, посредством которых "овеществляются" коммуникативные намерения (интенцио-нальность) человека, вступающего в общение. Это может быть слово написанное; изображение (кино, фото, видео, живопись и т.д.); речь звучащая; музыка; звуки, шумы и т.д. (а также их сочетания в любом "наборе"), которые определенным образом организованы и взаимодействуют между собой. Понятно, что реальность вносит свои коррективы в особенности владения личностью этими средствами выражения: определяющую роль здесь играют такие факторы, как физиологические данные, общее и специальное образование человека, его личные способности, талант, здоровье, возраст, привычка, а при появлении новых коммуникационных технологий - и материальные возможности).

Традиционно научное внимание преимущественно сосредоточено на речевых формах общения (лингвистика, психолингвистика, языкознание и т. д.), а также - на исследовании феномена искусства и способов художественного выражения в живописи, поэзии, литературе, театре, архитектуре, музыке и т. д., которыми люди, в силу особенностей развития человеческой цивилизации, начали пользоваться гораздо раньше, чем, например, кино-фото-или видеоизображением. Естественно, что с освоением новых ( технических) возможностей появлялись и новые научные направления, которые, в свою очередь, стали дифференцироваться по специфическим средствам выражения: коммуникация в прессе, телевидении, радиовещании, интернете. Каждое из перечисленных направлений, в свою очередь, различаются по целевой и адресной направленности, по масштабам охвата аудитории. Этот перечень несложно продолжить: здесь и наука о кино, о театре, музыке, живописи, архитектуре и так далее и так далее. Не забудем и о межличностном общении... Бесспорно, что разработка каждого из направлений необходима и оправданна.

Существуют, однако, и общие, универсальные для всех форм общения и взаимодействия людей закономерности, связанные с особенностями создания между коммуникантами некоего смыслового поля, которое, собственно, и является основной задачей любого акта коммуникации. И поскольку это смысловое поле возникает посредством циркуляции между людьми, вступившими в общение, не только информации, но, прежде всего, - мыслей, идей и эмоций (хотя, как известно, в расширительном понятии в качестве информации можно рассматривать и мысли, и идеи, и эмоции), возникла необходимость поиска универсальных коммуникативных единиц, абстрагируемых от того "строительного материала", которым формально обеспечиваются процессы общения, - то есть от слова, изображения, звука, жестов, мимики и т. д.

Факт несовпадения мысли и слова неоднократно отмечался такими учеными-психологами, как Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Н.И. Жинкин, И.А. Сеченов, А.А. Леонтьев, П.Я. Гальперин и др. Так, Л.С. Выготский писал, что "...течение и движение мысли не совпадает прямо и непосредственно с развертыванием речи. Единицы мысли и речи не совпадают. Один и другой процессы обнаруживают единство, но не тождество".

В последние годы накоплены научные данные в области исследований "невербального интеллекта и его связей с вербальным интеллектом", исследований о системном строении психики и интеллекта, о несовпадении мысли и внутренней речи, об образно-эмоциональном характере мыслительной деятельности, о роли знаков в коммуникации.

Так, например, Б. Г. Ананьев указывает, что, реализуя коммуникативный замысел, человек создает "...текст как продукт особого рода интеллектуально-мыслительной активности, направленный на организацию смысловой информации для общения". Этот вид личностной активности включает "вербальные и невербальные интеллектуально-мыслительные операции", совершаемые для организации смыслов в ходе текстовой деятельности.

Отечественный психолог А. А. Леонтьев различал несколько видов знаков: знак 1 "... как реальный компонент реальной деятельности, как вещь или материальное языковое "тело", включенное в деятельность человека", знак 2 "...как идеальный образ, как эквивалент реального знака в обыденном сознании" и знак"... как продукт научного осмысления структуры и функций объективного знака, т.е. знаковую модель". Текст, по сути дела, и есть знак 1 в классификации А. А. Леонтьева.

По определению Т.М. Дридзе, текст - это "знак высшего порядка", в котором оказывается запечатленными направленность и состояние сознания человека, его личностные логические оценки и эмоциональные реакции по отношению к предмету (теме), а также особенности его видения партнера по общению.

Обратим внимание на то, что понятие текста в семисоциопсихологии шире традиционного толкования этого же термина, связанного в основном со словом написанным. Текстом в семиосоциопсихологии оказывается и стихотворение, и телепередача, и фильм, и устное выступление, и музыкальное произведение, и произведение живописи, и заполненная респондентом анкета, и т.д.

Поскольку в основе любого текста лежит проявленная интен-циональность коммуникатора, обязательными признаками, или условиями, при которых его возможно рассматривать в качестве такового, являются целостность и завершенность. Текст нельзя анализировать, изъяв из него отдельный блок (главу, раздел, строчку, фразу), как это, например, возможно в литературоведении при изучении авторского стиля, или же - в психолингвистике, в центре внимания которой дискурс, отражающий, как известно, движение, развитие мысли, которая может быть локальной по отношению к интенциональности всего произведения).

Иерархичность структурных компонентов текста выражается в том, что их нельзя рассматривать как равнозначные единицы, так как среди них всегда есть главные, второстепенные, третьестепенные и т.д. Без некоторых компонентов текста при общении, казалось бы, можно обойтись (например, без музыкального наложения в радиопостановке или без жестов, мимики при декламации), однако при этом исчезает, "выхолащивается" эмоциально-образная, личностная сфера, без которой полноценное донесение коммуникативного намерения автора оказывается затруднительным. Поэтому любой текст - это целостное объединение неравнозначных, но одинаково ценных для донесения интенции коммуникативных единиц, или структурных элементов. Он представляет собой "иерархию коммуникативно-познавательных программ", ориентированных на общую цель (мотив) общения и потому принимающих именно такую, а не другую форму, именно в такой, а не в другой последовательности, наложении и взаимосвязи, именно в таком, а не в другом воплощении.

В отличие от речи и дискурса, которые ". подчинены законам языка как системы и, актуализируя эту систему, "развертываются" линейно", текст нелинеен: во временном, фактическом следовании разных компонентов текста (при их транслировании и, соответственно, восприятии) их иерархичность по отношению к интенции, как правило, не соблюдается (например, в телепередаче сначала может идти музыкальная заставка и только затем сообщаться некие идеи, факты). И поскольку текст рассматривается "...не как речеязыковая, а как коммуникативно-познавательная единица, т.е. изначально обращенное к партнеру, опредмеченное ментальное образование, "цементированное" коммуникативной интенцией, составляющей его смысловое ядро (смысловую доми-нанту)23", существуют общие, универсальные при любых формах и способах общения, закономерности его структурной организации, отражающие, во-первых, "набор" структурных элементов текста и, во-вторых, особенности отношений между собой (предикативности) этих структурных элементов.

Источник: 
Адамьянц Т.З., Социальная коммуникация