Структура интеллекта

Независимо от того, на каком подходе — концептуальном или эмпирическом, базируются авторы интеллектуальных концепций, в целом их можно разделить на две группы. Авторы, относящиеся к первой группе, рассматривают структуру интеллекта как набор независимых, хотя и по-разному организованных умственных способностей; авторы, составляющие вторую группу, предпочтение отдают иерархическим моделям.

Классическим примером многофакторной теории интеллекта является модель Л. Терстоуна, выделившего семь так называемых первичных умственных способностей, проявляющихся независимо друг от друга и отвечающих за конкретные группы интеллектуальных операций. Это следующие способности: к пониманию значений слов; к быстрому нахождению соответствующих заданному критерию слов; к оперированию в уме пространственными отношениями; к легкому оперированию цифровым материалом; к логическому рассуждению; к запоминанию и воспроизведению информации; к восприятию зрительных образов. Развивая идеи Л. Терстоуна, Дж. Гилфорд создает структурную модель интеллекта, в которой каждый фактор характеризуется сочетанием одного из пяти типов умственных операций (опознание и понимание предъявленного материала, поиск в одном направлении при наличии единственного верного ответа, поиск в разных направлениях при наличии нескольких в равной мере правильных ответов, оценка правильности или логичности заданной ситуации, запоминание и воспроизведение информации), четырех форм содержания материала (конкретный, символический, семантический, поведенческий) и пяти разновидностей конечного результата интеллектуальной деятельности (единичные объекты, классы объектов, отношения, системы, трансформация материала, импликации или предвидение результата), что приводит к наличию не менее 120 отдельных интеллектуальных способностей. В продолжение этих идей разработаны концепция Дж. Кэрролла, включающая 24 фактора, «берлинская модель структуры интеллекта» А. Якра, основанная на использовании 191 теста.

Заметим, что такой подход хотя и интересен с теоретической точки зрения, но не конструктивен с практической и существенно осложняет решение проблемы измерения интеллекта.

Другая группа концепций базируется на идее наличия общего фактора интеллекта («general factor»), определяющего в конечном итоге специфику и продуктивность всей интеллектуальной деятельности человека. Классическим примером такого подхода является двухфакторная теория интеллекта Ч. Спирмена, полагавшего, что фактор «G» представляет собой особую «умственную энергию», различия в уровне которой и определяют индивидуальные способности устанавливать связи и отношения между элементами собственных знаний и элементами содержания тестовой задачи.

Кроме общего фактора Спирмен включил в свою модель специфический фактор «S», который был впоследствии дифференцирован на группы арифметических, механических и лингвистических способностей.

Наиболее последовательным сторонником и продолжателем идеи Спирмена был его ученик Дж. Равен, который разработал собственный тест прогрессивных матриц, остающийся до сих пор одним из лучших методов «чистого» измерения общего интеллекта, главным показателем которого считается способность к научению на основе обобщения (концептуализации) собственного опыта в условиях отсутствия внешних указаний.

Исследования интеллекта Р. Кэттелла позволили выделить в общем факторе два компонента: «кристаллизованный интеллект» (crystallized), основанный на использовании имеющегося у субъекта опыта, и «текущий интеллект» (fluid), проявляющийся в задачах, требующих приспособления к новым условиям и ситуациям, обусловленный при этом наследственными факторами. Кроме базовых интеллектуальных способностей в структуру интеллекта Кэт-телл включал способность манипулировать образами при решении дивергентных задач (фактор визуализации), способность сохранять и воспроизводить информацию (фактор памяти) и способность поддерживать высокий темп реагирования (фактор скорости).

В дальнейшем идея общего интеллекта была взята на вооружение психологами, занимающимися практическим изучением интеллекта на основе разработки соответствующего психодиагностического инструментария — интеллектуальных шкал (Д. Век-слер, Р. Амтхауэр). Иерархическая модель интеллекта в этих концепциях включала три уровня: 1) общий интеллект; 2) специфические (групповые) факторы интеллекта (у Векслера — это вербальный и невербальный; у Амтхауэра — вербальный, математический и пространственный); 3) частные интеллектуальные способности, соответствующие психологическому содержанию отдельных субтестов интеллектуальных шкал, так же как общий запас знаний, эрудиция, способности к аналитико-синтетической деятельности, к обобщению, комбинаторная способность, способности к абстрактному мышлению и к наглядно-действенному мышлению и др.

Таким образом, ответ на вопрос о содержании или структуре интеллекта является не более определенным, чем о его сущности, а истолкование результатов практического исследования интеллекта зависит от конкретной концепции, в рамках которой разработан применяемый инструментарий.

Какую бы концепцию, раскрывающую сущность интеллекта, мы ни предпочли, как только мы обращаемся к личности (субъекту) как носителю интеллекта, закономерно встает вопрос: как можно не только описать интеллектуальную составляющую структуры личности, но и измерить ее.

Идея измерения интеллекта получила свое наиболее полное воплощение в понятии коэффициент интеллекта (IQ), введенном В. Штерном в 1912 г. и понимаемом как количественный показатель уровня интеллектуального развития. Первоначально этот показатель рассматривался как соотношение двух показателей: умственного (интеллектуального) возраста, сформулированного А. Бине и определяемого через степень сложности тестовых заданий, доступных испытуемому, и хронологического возраста. Формула коэффициента интеллекта, впервые использованная в шкале Бине — Симона.

Однако многочисленные исследования интеллектуального развития людей различных возрастов, выявившие нелинейный характер возрастных изменений интеллекта, а также развитие ма-тематико-статистического аппарата психологических исследований вынудили психологов отказаться от такого способа измерения и ввести стандартные показатели IQ, основанные на статистическом месте, которое занимает индивид в своей возрастной группе. Впервые такой способ определения коэффициента интеллекта был использован Д. Векслером. Им же была предложена полученная по американской выборке качественная классификация уровней развития интеллекта, основанная на частоте встречаемости определенного IQ.

Заметим, что большинство психологов, использующих в своей работе показатели IQ, для их интерпретации пользуются именно этой таблицей. Однако, как справедливо отмечает А. Анастази, ввиду все более широкого применения стандартных IQ важно помнить, что они сравнимы лишь при использовании тех же самых или близких по значению статистических показателей кривой распределения.

Кроме того, поскольку интеллект вряд ли можно рассматривать как единую и однообразную способность, а следует учитывать его сложное строение, -то информация лишь об общем уровне его развития далеко не достаточна, чтобы можно было адекватно использовать знание об интеллектуальном развитии человека для практической работы с ним.

В связи с этим при применении любых измерительных процедур рекомендуется не ограничиваться лишь определением и интерпретацией IQ, а дополнить их анализом соотношения различных сторон интеллекта, например, вербального и невербального, практического и теоретического, математического, технического и т.д. Важным моментом является и сравнение результативности по субтестам, изучающим отдельные, частные интеллектуальные способности, их соотношение, а также анализ правильности ответов на конкретные задания каждого субтеста, учитывая специфику их расположения. Наконец, дополнив количественную характеристику интеллекта анализом качественных показателей ответов и поведения испытуемого в процессе тестирования, можно получить достаточно полную картину характера интеллектуального развития личности.

Источник: 
Карпов А.В., Общая психология