Социально-педагогический мониторинг детского неблагополучия

Анализ сред, оказывающих влияние на личностные изменения под-ростков-правонарушителей, имеет не только теоретическое, но и практическое значение, позволяет глубже проникнуть в личностные механизмы правонарушителей, что способствует дальнейшему развитию и уточнению профилактических подходов и программ сопровождения.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, в той или иной степени находятся в уязвимом положении с точки зрения практически всех основных индикаторов детского неблагополучия.

Материальное обеспечение детей-сирот, качество их питания и образования зависят от уровня обеспечения учреждения, в котором они пребывают, и от ответственности его руководителя. Несмотря на то, что проживающим в сиротских учреждениях детям начисляется пенсия, которой они вправе распорядиться по достижении совершеннолетия, а выпускникам по закону должна предоставляться жилая площадь, вышедшие из детских домов подростки нередко не умеют распоряжаться своими средствами и собственностью, не имеют навыков самостоятельной жизни, что приводит к росту поведенческих рисков. Дети-сироты лишены родительского попечения и по крайней мере до момента их устройства в семью проживают в институциональных учреждениях, где их круг общения и соответственно возможности установления социальных связей ограничены. Отсутствие такого опыта негативно сказывается и на их взрослой жизни [8, с.8].

Устройство ребенка в семью и вывод из институциональной среды позволяет коренным образом изменить ситуацию. Именно поэтому профилактика сиротства всех уровней направлена на обеспечение возможности проживания ребенка в семье: как на этапе сохранения кровной семьи (первичная профилактика), так и на этапе поиска постоянной или временной замещающей семьи (вторичная профилактика) или недопущения повторного возврата ребенка в учреждение замещающими родителями (третичная профилактика). В таких семьях ослаблен контроль поведения ребенка, что обусловливает высокую степень его подверженности негативным влияниям извне. Дети из семей, находящихся в социально опасном положении, могут быть склонны к нарушению общественного порядка, совершению правонарушений. Существенно, что в центре обеих нормативно-правовых категорий находятся объективные условия - ситуация или положение; речь ни в коем случае не идет о «трудных детях», «социально опасной семье» или «социально опасном ребенке».

Поскольку важной характеристикой социальной политики государства является то, как оно относится к детям, а именно - каково состояние их здоровья и безопасности, их материальная обеспеченность, их образование и социализация, а также есть ли у них ощущение, что они окружены заботой семьи и общества, попытки предложить и использовать систему индикаторов для характеристики детского благополучия продолжаются [8, с.9].

Если детское неблагополучие - это условия или факторы риска, измеряемые по ряду параметров, включая материальное благосостояние, здоровье, образование, отношения в семье и со сверстниками, поведенческие и средовые риски, субъективное восприятие, то профилактика (от греч. -предохранительный) - контроль этих условий, недопущение снижения и повышение значений этих показателей или сокращение степени их воздействия. Синонимом выступает термин «превенция» (от лат. - опережаю, предупреждаю) - предупреждение, предохранение, предотвращение.

К профилактике в широком смысле следует относить комплекс мер, направленных на предотвращение попадания семей и детей в трудные жизненные ситуации и работу с ними на самых ранних стадиях неблагополучия. Именно к такому широкому подходу и следует прибегать при стратегическом планировании мер профилактики детского неблагополучия. В этом случае профилактика будет пониматься как целостный процесс, предусматривающий проведение оценки и мониторинга, прогнозирования и моделирования развития ситуаций, планирования, координации и реализации социальной работы в широком смысле, предполагающей участие различных специалистов, учреждений, организаций, ведомств, а также СМИ [9, с.2].

Педагогический мониторинг можно определить, как форму организации, сбора, обработки, хранения и распространения информации о качестве образовательного процесса, о деятельности педагогической системы, обеспечивающей непрерывное слежение за ее содержанием и прогнозирование ее развития, а также как систему накопления психологопедагогического опыта. Он разработан как типовое средство психологопедагогической диагностики.

Социально-педагогический мониторинг - это современное технологическое обеспечение системного подхода в управлении образовательным учреждением с учетом социальной среды и реализацией главного потенциала - развития человеческих ресурсов на уровнях личности, класса, школы с применением педагогических и социологических методов посредством оперативных исследовательских проектов.

Мониторинг - деятельность, связанная с постоянным или периодическим наблюдением, оценкой и прогнозом состояния наблюдаемого объекта (процесса, явления, системы) в целях его развития в желаемом направлении; процесс отслеживания определенными методами состояния системы или явления [9, с.3].

Такая работа должна осуществляться на нескольких уровнях взаимодействия: от индивидуального взаимодействия с ребенком и его окружением, включая семью и ближайших родственников, других взрослых, оказывающих на ребенка непосредственное влияние, сверстников, к следующим уровням, где необходимо оценивать и оптимизировать работоспособность и качество функционирования всей системы социальных сервисов, в том числе здравоохранения, образования, социальной защиты. Их следует рассматривать как систему институтов, отвечающих за реализацию правовых норм и программ социальной политики. Следующий уровень, на котором необходимо вести профилактику факторов риска, - это нормативно-правовое поле и стратегии в сфере социальной политики.

Профилактика социального неблагополучия как квинтэссенция социальной политики включает:

  • решение проблем социального управления, основанного на социально-экономическом, социально-демографическом и социологическом прогнозировании;
  • решение проблем правового регулирования, в основе которого законодательные и нормативные акты, направленные на охрану прав различных слоев населения и, прежде всего, материнства и детства;
  • создание системы социальных служб, способных оказать человеку социально- психологическую, медико-психологическую помощь в решении его личностных, семейно-бытовых и других затруднений» [8, с.13].

Явления, свидетельствующие о детском неблагополучии, присутствуют в нашей жизни постоянно, однако те меры, которые государство в последнее время принимает для профилактики детского неблагополучия и охране, и защите детей, позволяют нивелировать одни проявления неблагополучия и обратить пристальное внимание на вновь выявленные. Так, если в конце 90-х основные усилия были направлены на уменьшение численности беспризорных детей и детей-отказников в родильных домах, то сегодня акцент смещается на формирование системы деинституциализации детей-сирот, развитие семейных форм устройства таких детей, организацию системы здравоохранения на принципах доброжелательного отношения к детям и приоритета сохранения детского здоровья в национально масштабе, интеграцию в общество детей с ограниченными возможностями здоровья, формирование условий для активного включения детей в принятие решений на местном, региональном и федеральном уровнях, касающихся как этой отдельной социальной группы, так и общественной жизни в целом [9, с.17].

Отдельные признаки неблагополучия можно выявить в жизни многих детей - в зону неблагополучия попадает до трети семей с детьми. Но есть группы детей (семей с детьми), в которых неблагополучие сконцентрировано и представляет угрозу потери семьи для ребенка, его дальнейшей социальной исключенности. Эти группы - дети, оставшиеся без попечения родителей, дети с ограниченными возможностями здоровья, несовершеннолетние, находящиеся в конфликте с законом. Именно эти группы определяют масштабы неблагополучия российских детей и потому должны быть главными адресатами профилактических мер.

Ключ к профилактике сиротства лежит в реализации комплексного подхода к работе с семьями и детьми, в том числе с точки зрения профилактики их неблагополучия, одновременно на всех уровнях. В системе профилактики социального сиротства можно выделить три принципиально отличных составляющих, относящихся к работе с ситуацией на разных стадиях ее развития:

  • профилактику сиротства, предполагающую выявление и сопровождение семей, находящихся в кризисных или трудных жизненных ситуациях либо на грани попадания в них, предотвращение случаев изъятия детей из кровных семей и отказа от новорожденных в родильных домах;
  • профилактику сиротства, являющуюся, по сути, работой по его преодолению, ориентированную на возврат детей, попавших в систему институционального содержания, кровным родителям или их передачу на семейные формы устройства;
  • профилактику сиротства, направленную на предотвращение так называемого вторичного сиротства - случаев возврата детей, переданных на семейные формы устройства, в детские дома и интернаты.

В сфере профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних можно выделить следующие уровни:

  • предотвращение попадания подростков в группы риска;
  • проведение профилактической работы с детьми и подростками группы риска (детьми и подростками из неблагополучных семей, подростками, состоящими на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних);
  • предотвращение повторного вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность, социальное сопровождение и интеграция подростков, освободившихся из мест лишения свободы [5, с.45].

Воспитание детей в условиях семейного неблагополучия ведет к психической травматизации детей, их агрессивности, увеличению числа правонарушителей, педагогической запущенности. Неблагополучные семьи в большинстве своем не могут самостоятельно решать проблемы, возникающие при воспитании детей, им необходима квалифицированная, систематическая и целенаправленная помощь. Чем дольше семья находится в кризисе, тем меньше ее потенциал для восстановления, реабилитации и тем больший объем усилий необходим для того, чтобы помочь ей в преодолении кризиса. Это не только реабилитационные, но и финансовые усилия, которые требуются для вывода семьи из кризиса. Необходимо создавать и развивать систему раннего выявления семейного неблагополучия: ответственность семьи за ребенка и вмешательство государства находятся в прямой зависимости [4, с.11].

Для того чтобы понять проблемы, возможности и способности всех детей, включая тех, кто находится в неблагоприятной ситуации, и способствовать их благополучию, многие международные организации проводят изучение условий жизни и развития детей, разрабатывая определение понятий, методики оценки и соответствующие индикаторы. Так, Фонд детского развития (США) в 2004 году впервые в мире разработал и опубликовал Индекс детского благополучия, включающий семь основных показателей.

Индекс детского благополучия включает в себя:

  1. экономическое/финансовое благополучие семьи;
  2. состояние взаимоотношений ребенка с семьей и сверстниками;
  3. состояние здоровья ребенка;
  4. поведение ребенка, в том числе ведущее к снижению уровня безопасности его жизни (употребление наркотиков, алкоголя и т.п.);
  5. образовательные достижения ребенка;
  6. включенность ребенка в жизнь группы, сообщества (участие в образовательных, экономических и политических институтах);
  7. эмоциональное благополучие ребенка.

В настоящее время близкая этой система индикаторов, по которым оценивается детское благополучие, используется для анализа ситуации в конкретных странах, а также между странами. Индекс применяется не только с целью проведения исследований, но и как способ привлечь внимание политиков и всего общества к тем проблемам детей и семей, которые требуют срочного вмешательства со стороны государства и общественности. В частности, европейские приоритеты в сфере детского благополучия сегодня формулируются в направлениях, которые соотносятся с основными показателями детского благополучия: соблюдение прав детей, в том числе находящихся в трудной жизненной ситуации (дети-инвалиды, дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-мигранты), защита детей от любых форм насилия (включая сексуальное насилие, торговлю детьми, телесные наказания и насилие в школе), развитие социальных сервисов, доброжелательных к детям (в сфере правосудия, здравоохранения и социальных услуг), обеспечение участия детей в жизни общества.

Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) для оценки благополучия детей и сравнения значений этого показателя в различных странах учитывает уже шесть параметров, которые в целом согласуются с приведенным выше Индексом.

Благополучие детей в исследовании ЮНИСЕФ и Независимого института социальной политики анализировалось в рамках концепции социальной исключенности, при этом оценивались возможности и ограничения в доступе детей к ключевым социальным благам, ресурсам и правам.

Аспекты, характеризующие благополучие детей в докладе ЮНИСЕФ и НИСП:

  • экономическое положение семей с детьми;
  • система социальной поддержки;
  • политика в области охраны здоровья детей;
  • политика в области образования;
  • участие детей в принятии решений, затрагивающих их интересы.

Согласно статье 3 Конвенции ООН о правах ребенка «государства-участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры». [8, с.23].

Благополучие детей относится и к экономической ситуации, в которой живет ребенок, и к тому, каким отношением со стороны сверстников ребенок окружен, каковы его права и возможности для развития. Наряду с решением вопросов прав детей на охрану и поддержание своего здоровья, активное участие детей в жизни общества также является показателем детского благополучия. Это означает, что дети имеют право быть услышанными и вовлеченными в принятие решений и дома, и на уровне школьного сообщества, и в целом в жизни всего общества по всем вопросам, которые их касаются и влияют на состояние их благополучия. Иными словами, все дети - независимо от того, воспитываются ли они в родной или приемной семье, находятся ли в учреждении опеки, имеют ли инвалидность - знают и осознают свои права, могут их свободно реализовывать и защищать, при необходимости обращаясь к государственным, частным и общественным институтам за помощью и поддержкой [3, с.47].

Мониторинг детского благополучия проводится ЮНИСЕФ по пяти параметрам: материальное благополучие, здоровье и безопасность, образование, поведение и риски, условия жизни и среда. В общей сложности этот анализ проводится по 26 сравнимым индикаторам. В 2013 году опубликован очередной отчет ЮНИСЕФ, посвященный сравнительному анализу ситуации в 29 развитых странах. В результате сравнительного анализа было выявлено, что лидером среди выбранных стран по всем измерениям детского благополучия выступают Нидерланды. Кроме того, в этой стране получены наиболее высокие показатели оценки своего благополучия самими детьми: 95% опрошенных детей поставили оценки выше средних по шкале удовлетворенности жизнью. На втором месте после Нидерландов находятся четыре скандинавские страны - Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция. Завершают рейтинг самые бедные из стран, попавших в выборку, - Латвия, Литва и Румыния, к ним также присоединяется одна из самых богатых стран - США. Отмечено, что в целом сильной однозначной статистической зависимости между ВВП и уровнем детского благополучия не выявляется. В соответствии с рейтингом международной организации «Спасем детей» в 2012 году Россия находилась на 38 месте в мире по величине индекса детского благополучия, включающего в себя систему показателей детского здоровья, благосостояния, доступа к образованию. Ее ближайшими соседями оказались Сербия (37 место) и Румыния (39 место). В России несовершеннолетние дети являются крайне уязвимой группой населения с точки зрения первого критерия детского неблагополучия -материального положения. По данным официальной государственной статистики максимальные риски бедности с начала 1990-х годов и до настоящего времени испытывают именно дети в возрасте до 16 лет, несмотря на то, что они постепенно сокращаются на протяжении всего рассматриваемого периода. В 2012 году риск бедности среди детей 0-7 лет составлял 15,8%, а среди детей 8-16 лет - 19,8%, в то время как в среднем для всего населения России этот показатель составлял 11,0%.

Показатели состояния здоровья детей в России пока что также остаются низкими. Итоги диспансеризации школьников показали, что только 20,8% обучающихся могут быть отнесены к первой группе здоровья, в то время как 20,7% детей имеют инвалидизирующие, в том числе хронические, заболевания. При этом по результатам проведенного в 20132014 гг. международного исследования поведения детей школьного возраста (11-15 лет) в отношении здоровья (HBSC) в 15-летнем возрасте свое здоровье как низкое или удовлетворительное оценивают 29% девочек и 19% мальчиков.

Следующим критерием детского неблагополучия является образование. В настоящее время в развитых странах в рамках концепции человеческого капитала все больше происходит переориентация системы детского образования на раннее развитие, предполагающее увеличение периода дошкольного образования детей. В России система государственного дошкольного образования в основном предполагает вовлечение детей, начиная с трехлетнего возраста (ясельных групп детского сада в настоящее время практически не осталось). Охват детей в возрасте 1 -6 лет дошкольными образовательными учреждениями на протяжении последних лет сохраняется на уровне около 60%, при этом вопрос доступности этих услуг до настоящего времени полностью не решен (сохраняется проблема очередей в детские сады). Охват детей общим образованием в 2012 г. по данным Росстата составляет 99,6%. Численность детей и подростков в возрасте 7 -18 лет, не обучающихся в образовательных учреждениях, в 2012 г. составила 30 тыс. чел., 42% из них выбыли из общеобразовательных учреждений или учреждений, реализующих программы начального и среднего профессионального образования, или же никогда не учились в них по причинам, не связанным с состоянием здоровья.

Сложнее получить оценку детского неблагополучия по такому критерию, как отношения в семье и со сверстниками. Качество отношений детей с родителями и другими родственниками крайне сложно поддается измерению, поскольку они, как правило, скрыты от посторонних наблюдателей. В то же время, как уже было сказано ранее, внешне благополучные семьи могут на самом деле скрывать в себе конфликтные детскородительские отношения, приводящие к психологическому дискомфорту ребенка. Информация о неблагополучии в семье такого свойства иногда может доходить до представителей медицинских учреждений или сотрудников социальной защиты, школы.

В рамках того же обследования на основе вопросов о количестве близких друзей и характере, и частоте общения с ними была проведена оценка отношений подростков со сверстниками. Российские подростки показали высокие в сравнении с другими странами оценки таких показателей, как проведение вечеров с друзьями вне дома и общение со сверстниками с использованием электронных средств связи. Авторы исследования отмечают, что последние параметры могут оказывать как позитивное, так и неблагоприятное влияние на развитие и безопасность подростков.

По данным Всемирной организации здравоохранения на 2012 г., в возрасте 13-15 лет курили 25% российских подростков, а «пассивными» курильщиками являлись почти 90%. Официальная статистика свидетельствует также о крайне высокой распространенности табакокурения среди подростков старших возрастных групп: в возрасте 15-17 лет курит каждый второй мальчик и каждая четвёртая девочка, и распространенность этой привычки среди девочек в последнее время возрастает достаточно быстро.

Агрессивное поведение и распространение физического насилия в подростковой среде является еще одним серьезным источником возникновения поведенческих рисков. По этому показателю Россия находилась в 2009-2010 гг. в верхней части рейтинга, отставая только от таких стран, как Украина, Латвия, Чехия, Армения и Бельгия (в Бельгии показатель достиг 18% среди девочек и 38% среди мальчиков). Среди 15-летних аналогичный показатель составил 6 и 18% соответственно [8, с.13].

Таким образом, дети и подростки в России испытывают относительно высокие риски неблагополучия по ряду критериев, используемых в международной практике. По показателям, характеризующим отношения детей и подростков в семье и со сверстниками, в соответствии с данными выборочных обследований Россия демонстрирует средние результаты.

Мониторинг индекса детского благополучия, возможно, проводить, рассмотрев типологизацию детей, ориентируясь на реальные жизненные ситуации подростков. При разработке обобщенных критериев, желательно исходить из распределения свободного времени ребенка по указанным типам сред, так как связь со средой пропорциональна тому времени, которое проводит ребенок в той или иной среде с учетом того, что в среднем 8-9 часов в сутки у ребенка уходит на сон. Все это можно представить в виде таблицы [8, с.6].

Таблица 4.2. - Индикаторы детей в зависимости от включенности их в жизненные среды


Условные обозначения:

Для 1- 2-го столбцов (сохранность семейных связей и связей со школой):

  • i - полное наличие признака;
  • 0,5 - частичное наличие признака (например, ребенок посещает школу время от времени, но еще окончательно не бросил);
  • 0 - отсутствие признака.

Для 3- 4 столбцов (связь с криминалом и включенность в уличную среду):

  • i - отсутствие признака;
  • 0,5 - частичное наличие признака (например, ребенка время от времени видят с лицами из криминальных структур, но в правонарушениях он не задействован);
  • 0 - полное наличие признака.

Охарактеризуем и прокомментируем представленные типологические группы:

  • №1 (индекс благополучия - 4) - идеальный вариант: ребенок не имеет проблем в семье, регулярно посещает школу, не общается с криминальными «элементами», при этом улица не занимает в его жизни важного места.
  • №2 - полностью сохранены связи с семьей и школой, но из-за того, что много времени проводит на улице, замечен был в общении с криминалом. В данном случае необходимо своевременно обратить внимание на вакуум свободного времени у ребенка и организовать его досуг.
  • №3 - полная сохранность связей с семьей, отсутствие связей с криминальными «элементами». Но возникают проблемы со школой, ребенок много времени предоставлен улице. В перспективе такая ситуация приводит к тому, что ребенок бросает школу, у него возникают проблемы с семьей и он полностью уходит на улицу. В данном случае важно выстраивать позитивные взаимодействие родителей и представителей школы (классный руководитель, психолог, социальный педагог и др.) с целью оказание помощи ребенку.
  • №4 - полная сохранность связей с семьей и школой, но ребенок часто прибывает на улице и замешан в криминальной деятельности. В этой ситуации, пока подросток не усвоил еще ценности уличного мира и криминальные порядки необходимо взаимодействие заинтересованных специалистов (ПДН, КДН, школы) и семьи, а также привлечение подростка к разнообразной досуговой деятельности.
  • №5 - сохранены семейные отношения, но существуют некоторые проблемы со школой. Соответственно частичная включенность в уличную среду и замечено общение с криминальными «элементами».

При разработке и осуществлении профилактических мер целесообразно учитывать принятые в мире основные параметры детского благополучия. Россия осуществляет важные усилия, чтобы снизить темпы распространения социального сиротства и уменьшить риск отказов от детей при рождении, предотвратить правонарушения и обеспечить социальную реабилитацию детей, находящихся в конфликте с законом, помочь социализации и инклюзии детей-инвалидов. Результативность этих усилий может быть достигнута при использовании новых социальных технологий в процессе взаимодействия органов власти, НКО, местных сообществ и исследователей. В свою очередь, это возможно при условии детально разработанной законодательной базы, направленной на поддержку и реализацию принципов профилактики детского неблагополучия и мотивирующей всех заинтересованных участников процесса к инновационным подходам в решении указанных проблем [8, с.13].

Обеспечение детского благополучия осуществляется на уровне семьи, институтов образования и здравоохранения, социальной защиты, с участием органов власти, государственных и муниципальных сервисов, профессионалов, бизнеса и СМИ, НКО и местных сообществ.

Актуальные направления профилактики детского неблагополучия включают соответствующую нормативно-правовую базу, систему задействованных институтов, практики реализации федеральных и региональных программ, ориентированных на основные целевые группы, среди которых, прежде всего, выделяются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети, находящиеся в конфликте с законом. Тем самым определяются перспективные направления профилактики детского неблагополучия [9, с.17].

Темы: Дети, Семья
Источник: Психолого-педагогические технологии работы с детьми и семьями «группы риска» : учебно-методическое пособие. / Под общ. ред. О.М. Илгамовой [и др.]. - Ставрополь : ГБУСО «Психологический Центр», 2017 г. - 268 с.
Материалы по теме
Ошибки родителей в воспитании детей
Целуйко В.М., Вы и ваши дети
Консультация семейного и детского психолога
...
Факторы, способствующие становлению детской агрессивности в семье
Смирнова Т.П., Психологическая коррекция агрессивного поведения детей
Основные факторы семейных затруднений, типы неблагополучных семей
Психолого-педагогические технологии работы с детьми и семьями «группы риска» : учебно-...
Детская проституция и сексуальная эксплуатация: феноменология и профилактика
Психолого-педагогические технологии работы с детьми и семьями «группы риска» : учебно-...
Зависть между детьми в семье
Е. П. Ильин: Психология зависти, враждебности, тщеславия: Питер; Санкт-Петербург; 2014
Причины отклонений в развитии детей
Е. М. Мастюкова: ВИДЫ И ПРИЧИНЫ ОТКЛОНЕНИЙ В РАЗВИТИИ У ДЕТЕ
Особенности роста и развития детей и подростков
М. Н. Мисюк, В. В. Максименко. Основы медицинских знаний: Учебно-методический комплекс для...
Оставить комментарий