Развитие юридической психологии

Юридическая психология, хотя и является сравнительно молодой отраслью психологии, имеет долгую предысторию отношений юриспруденции и психологии. В.Л. Васильев при анализе истории развития юридической психологии в нашей стране выделяет три этапа, связанные, в первую очередь, с развитием судебной психологии.

Ранняя история развития юридической психологии (XVIII — первая половина XIX вв.).

Первоначальное развитие юридической психологии как науки (конец XIX — начало XX вв.).

История юридической психологии в XX вв.

Прежде чем вернуться к истории развития юридической психологии в нашей стране, остановимся на развитии этой науки в зарубежных странах.

Первые работы об использовании психологических познаний в уголовном судопроизводстве стали появляться в Германии в конце XVIII в. В работах К. Экартсгаузена «О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений» (1792 г.) и И. Шауманна «Мысли о криминальной психологии» (1792 г.) была сделана попытка психологического рассмотрения личности преступника. В 1808 г. вышла работа И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни», а в 1835 г. — работа И. Фредрейха «Систематическое руководство по судебной психологии», в которых также рассматривались психологические аспекты личности преступника, уголовного судопроизводства, делалась попытка использовать данные психологии в расследовании преступлений.

С конца XIX в. до настоящего времени в зарубежной юридической психологии сформировались пять основных направлений научного исследования:
1) криминальная психология;
2) психология свидетельских показаний;
3) психология методов диагностики («причастности»), т.е. установления виновности подозреваемого и обвиняемого;
4) психологическая экспертиза;
5) психология следственно-судебной деятельности как профессии («психотехника »).

Интенсивное развитие криминальной психологии стала началось со второй половины XIX в. Это, прежде всего, было связано с трудами итальянского тюремного психиатра Ч. Ломброзо, создателя биопсихологического направления в изучении личности преступника (см. Приложение 1). Суть этого учения заключается в том, что преступное поведение определяется как разновидность психопатологии. Впоследствии, в начале XX в., криминальная психология получила окончательное оформление в трудах Г. Гросса («Криминальная психология», 1905 г.) и П. Кауфмана («Психология преступности», 1912 г.)

Психология свидетельских показаний также начинает развиваться со второй половины XIX в. Многочисленные экспериментальные исследования проводились в Германии (В. Штерн, О. Липпман, В. Лист), во Франции (А. Вине, Э. Клапаред). В Лейпциге стал издаваться журнал «Доклады по психологии показаний».

Психология методов диагностики занимается разработкой психологических методов установления виновности подозреваемого и обвиняемого. В качестве такого диагностического метода активно использовался ассоциативный эксперимент. Этот метод состоит в том, что испытуемому предлагается какое-нибудь слово, на которое он должен ответить первым словом, пришедшим ему в голову. В обычных условиях испытуемый легко отвечает первым словом на предложенное ему. Ситуация резко меняется, когда он должен отреагировать на слово, вызывающее у него эмоциональное, аффективное воспоминание. Если называют слово, имеющее отношение к преступлению, то оно вызовет у испытуемого заметную эмоциональную реакцию, в результате чего ассоциативный процесс сильно тормозится или в целом затрудняется. Это выражается в том, что значительно удлиняется время реакции или испытуемый реагирует необычным словом, ничем не связанным со словом-стимулом (иногда просто повторяет слово-стимул). Появился новый вид допроса, который с юмором описал в своей новелле «Эксперимент профессора Роусса» Карел Чапек. Можно сказать, что метод ассоциативного эксперимента явился в определенной степени прообразом современного детектора лжи, или полиграфа, прибора, нашедшего самое широкое применение в следственной и судебной практике в современных западных странах и особенно в США. Добавим, что проблема допроса оказалась наиболее разработанным разделом зарубежной юридической психологии.

Психологическая экспертиза связана с широким применением экспериментальных исследований в области свидетельских показаний. Появились работы, не утратившие своего значения в настоящее время. Это, прежде всего, «Психология юных свидетелей по делам о половых преступлениях» В. Штерна (1926 г.), «Психолог как эксперт в уголовных и гражданских делах» К. Марбе (1926 г.). Судебные психологи стали выступать в суде в качестве экспертов.

Психология следственно-судебной деятельности непосредственно связана с прикладной психологией труда. Главным содержанием этого направления явилась разработка профессиограмм следователя, судьи, на основе которых разрабатывались рекомендации по подбору и обучению следственно-судебных кадров, научной организации их работы. Наибольшую известность в этой области получила трехтомная работа Г. Мюнстерберга «Основы психотехники» (1914 г.), специальный раздел которой посвящен применению психологии в праве.

Как уже говорилось выше, в России психология как наука стала зарождаться в XVIII в. Как пишет Г. Г. Шиханцов: «Однако какого-либо влияния на уголовное судопроизводство она не оказывала, поскольку в то время господствовал розыскной (инквизиционный) процесс, не нуждавшийся в применении психологических знаний. Уголовное судопроизводство было основано на тайном, письменном процессе, на стремлении получить признание обвиняемого любой ценой, в том числе с помощью самых изощренных, зверских пыток». Соответственно, важным моментом являлось понимание жестов, интонации, мимики обвиняемого. Составлялись специальные протоколы о «держимости и жестах подсудимого» во время допроса. Тем значительнее для нас оказываются работы историка и философа М.М. Щербатова (1733—1790 гг.), которые содержали идеи гуманизма. В частности, он требовал создания законов с учетом индивидуально-психологических особенностей личности человека, одним из первых поднял вопрос об условно-досрочном освобождении, об отбывании наказания. Положительно оценивал М. М. Щербатов фактор труда в перевоспитании преступника.

Судебные реформы 60-х гг. XIX в., развитие научной психологии создали объективные предпосылки для использования психологических знаний в уголовном судопроизводстве. Как пишет Г.Г. Шиханцов: «После многовекового мрачного периода судебного произвола, не знавшего гласности и состязательности сторон, в судопроизводстве утвердился принцип независимости судей и подчинения их только закону, принцип их несменяемости, принцип состязательности судебного процесса, равенства сторон (обвинения и защиты). Предварительное следствие было отделено от полицейского сыска и от прокуратуры, учрежден демократический институт суда присяжных, создана независимая от государства свободная адвокатура. С провозглашением свободной оценки доказательств судом встал вопрос об особенностях их восприятия и оценки судьями, присяжными заседателями. Присяжные заседатели столкнулись с фактом оказания на них психологического воздействия со стороны адвокатов и прокуроров во время судебных прений. С целью выяснения причин и условий совершения преступления более глубокому психологическому анализу подвергалась в судебных речах личность обвиняемого, подсудимого, вскрывались мотивы их поведения».

В 1863 г. выходит учебник Б.Л. Спасовича «Уголовное право», в котором используется большое количество психологических данных. А в 1874 г. в Казани выходит в свет первая монография по судебной психологии, написанная А.А. Фрезе, — «Очерки судебной психологии». Обе книги оказали значительное воздействие на развитие судебной психологии России. Сформировались основные направления развития.

Первое направление, как и на Западе, — криминальная психология. На начальном этапе развития здесь явно отмечалось влияние ломброзианства. Личность преступника рассматривалась как психопатологическая. Достаточно привести названия работ: «Судебная психопатология» В.П. Сербского (1900 г.), «Судебная психопатология» П.И. Ковалевского (1900 г.). В исследованиях В.М. Бехтерева, СВ. Познышева, М.Н. Гарнета это влияние было преодолено. В 1912 г. В.М. Бехтерев издает большую работу о методике психологического изучения преступников «Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности». СВ. Познышев в книгах «Основные начала науки уголовного права» (1912 г.) и в «Очерках тюрьмоведения» (1915 г.) дал глубокую психологическую характеристику преступников. Позднее свои исследования в этой области он обобщил в капитальном труде «Криминальная психология. Преступные типы» (1926 г.). Работы М.Н. Гарнета были посвящены психологии заключенных и основаны на большом материале наблюдений за поведением осужденных.

Второе направление развития юридической психологии в России — исследование психологии свидетельских показаний. В работах многих авторов доказывалась невозможность получения объективной, достоверной информации у свидетелей. Работа И.Н. Холчева, например, имела соответствующее название «Мечтательная ложь» (1903 г.).

Третье направление — судебно-психологическая экспертиза. Первое обращение к использованию психологических знаний в юридической практике относится к 1883 г. и связано с расследованием изнасилования, в котором обвинялся московский нотариус Назаров, а потерпевшей была актриса Черемнова. Предметом экспертизы было психическое состояние актрисы после ее дебюта: первое выступление в спектакле привело ее к такому упадку сил, что она оказалась неспособной оказать какое-либо физическое сопротивление насильнику. При проведении данной экспертизы за получением информации о влиянии на психику переживаний, связанных с первым выступлением на сцене, обращались к известным русским актрисам М.Н. Ермоловой, А.П. Глама-Мещерской. Использование такого рода свидетельств было направлено на установление объективных критериев оценки в уголовном судопроизводстве психических состояний участников процесса.

Значительный вклад в развитие юридической психологии внес известный юрист А.Ф. Кони, который был глубоким знатоком психологии и блестяще использовал психологические знания в судебных речах. В своих трудах «Свидетели на суде» (1909 г.), «Память и внимание» (1922 г.) в курсе лекций «О преступных типах» он уделял большое внимание психологии судебной деятельности, психологии свидетелей, потерпевших и их показаниям.

В первые годы после революции резко возрос интерес к юридической психологии, стали изучаться психологические предпосылки преступности, психологические аспекты ее предупреждения.

В 1925 г. впервые в мире организуется Государственный институт по изучению преступности и преступника. В течение первых пяти лет существования института его сотрудниками было опубликовано около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.

Специальные кабинеты и лаборатории по изучению преступника и преступности были организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Минске, Харькове, Баку и других городах.

Одновременно велись исследования по психологии свидетельских показаний, психологической экспертизе и некоторым другим проблемам.

Значительный интерес представляет в этом отношении лаборатория экспериментальной психологии, созданная в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. В этой лаборатории известный психолог А.Р. Лурия проводил исследования с целью выяснения причастности обвиняемого к совершению преступления. Взяв за основу разработанный западными психологами и криминалистами ассоциативный метод, А.Р. Лурия модифицировал его (кроме регистрации времени реакции — ответа на слово-стимул — специальный прибор одновременно регистрировал и мышечные усилия — тремор руки испытуемого). Разработки А.Р. Лурия значительно приблизили криминалистов и психологов к созданию детектора лжи (полиграфа).

Проводились работы и по экспериментальному исследованию психологии свидетельских показаний.

Но круг исследуемых тем не ограничивался изложенным. Изучение проблем повышения производительности труда привело к активизации исследований по психологии труда (психотехнике). Начались психологические исследования различных профессий с целью установления психологической пригодности, профориентации при выборе профессии. Подобные работы стали проводить и по изучению психологических особенностей деятельности следователя, разработке профессиограммы следователя. Появившееся, таким образом, новое направление (четвертое) в судебной психологии (психология следственной деятельности) получило мощное развитие в 60—70-е гг.

Начавшиеся в стране в конце 20-х — начале 30-х гг. репрессии привели к правовому волюнтаризму, что обернулось неоправданным прекращением судебно-психологических исследований на 30 лет.

Только начиная с 60-х гг. вновь стали обсуждаться насущные проблемы развития юридической психологии. Постепенно начали разворачиваться прикладные психологические исследования для обеспечения эффективной правоприменительной деятельности.

За последний почти 40 летний период исследования в области юридической психологии приобрели широкий диапазон. Это не только психологическое изучение профессии следователя, судьи, психологии оперативно-розыскной деятельности, проблем судебно-психологической экспертизы, но и углубленное исследование личности преступника, мотивации преступного поведения, психологических аспектов профилактики правонарушений, психологии деятельности исправительно-трудовых учреждений, психологических условий эффективности правовых норм.

Источник: 
Сорочан В.В., Юридическая психология