История развития юридической психологии

Юридическая психология – наука о функционировании психики человека, вовлеченного в правовые отношения. В сферу ее внимания попадает все богатство психических явлений: психические процессы и состояния, индивидуально-психологические особенности личности, мотивы и ценности, социально-психологические закономерности поведения людей, но все эти явления рассматриваются только в ситуациях правового взаимодействия.

Юридическая психология возникла как ответ на запросы юристов-практиков, по сути, это прикладная наука, призванная помогать юристу искать ответы на интересующие его вопросы. Не являясь самостоятельной теоретической дисциплиной, она не имеет собственной методологии – ее принципы и методы являются общепсихологическими. Юридическая психология носит междисциплинарный характер. Так как юридическая психология возникла и развивалась на стыке психологических и правовых знаний, она имеет отношение как к общей психологии, так и к юридическим наукам. Эта наука сравнительно молода, ей около двухсот лет. Но примечателен тот факт, что это направление возникло практически одновременно с психологией: психология и юридическая психология весь путь развития прошли «рука об руку».

Сам термин «психология» начал появляться в философской литературе уже в XVII–XVIII вв. и означал науку о душе, умение понимать душу человека, его устремления и поступки. В XIX в. психология покидает лоно философии и выделяется в самостоятельную отрасль знания, приобретая несколько иной – естественно-научный – оттенок. Официальной датой рождения психологии традиционно считают 1879 г. – в этом году немецкий психолог и философ В. Вундт основал первую лабораторию экспериментальной психологии в Лейпциге. Именно введение строгого, контролируемого эксперимента обозначило становление психологии как науки.

Конец XVIII – начало XIX вв. отмечены ростом интереса ученых и общественников к проблеме человека. Принципы гуманизма (от лат. humanita– человечность), ведущего в то время философского течения, подтолкнули революционеров к созданию первой в Европе «Декларации прав человека и гражданина». Победа Великой французской революции (1789–1794) и принятие в 1789 г. нового законодательства положили начало активному внедрению юридической психологии в судебную практику.

В это время зародилась антропологическая школа права, уделявшая особое внимание «человеческому фактору». Появились труды К. Экартсгаузена («О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений», 1792), И. Шауманна («Мысли о криминальной психологии», 1792), И. Гофбауэра («Психология в ее основных применениях к судебной жизни», 1808), И. Фредрейха («Систематическое руководство по судебной психологии», 1835).

Более полувека спустя подобный процесс начался и в России. Судебная реформа 1864 г. подготовила благотворную почву для использования психологического знания юристами-практиками. Введение принципов состязательности судебного процесса и равенства сторон обвинения и защиты, независимости судей и подчинения их только закону, независимой от государства свободной адвокатуры, суда присяжных позволили шире использовать практические психологические приемы.

Выходят труды Б.Л. Спасовича «Уголовное право» (1863), насыщенное психологическими данными, А.А. Фреза «Очерки судебной психологии» (1874), Л.Е. Владимирова «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям». В дореволюционной России юридическая, или как тогда говорили, судебная, психология развивалась достаточно мощно. Возможностью пользоваться психологическими приемами на судебных процессах заинтересовались А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, Б.Л. Спасович, А.И. Урусов.

Русский юрист, общественный деятель и выдающийся судебный оратор А.Ф. Кони внес значительный вклад в развитие юридической психологии. Его труды «Свидетели на суде» (1909), «Память и внимание» (1922), а также курс лекций «О преступных типах» затрагивали проблемы взаимодействия участников следственного и судебного процессов, поведения свидетелей в зале суда, влияния речи судьи на суде на ход судебного разбирательства, феномен «общественного пристрастия» суда присяжных. Знание как теории, так и практической стороны дела придавало его работам особую ценность.

В 1912 г. в Германии проходит юридический конгресс, на котором юридическая психология обретает официальный статус в качестве необходимой составляющей первоначального образования юристов. Интересно и то, что, пока Запад решал вопрос о востребованности новой науки юристами, в Московском университете уже в 1906–1912 гг. читался курс «Уголовная психология».

Послереволюционный период оказался достаточно благоприятным для дальнейшего развития отечественной психологии. В это время активно трудились российские психологи и психофизиологи В.М. Бехтерев, В.П. Сербский, П.И. Коваленко, С.С. Корсаков, А.Р. Лурия. Отечественная наука во многом опережала зарубежную.

Значимое место отводилось и юридической психологии – необходимо было быстро наводить порядок в новом государстве: бороться с бандами, повсеместно орудовавшими в послевоенные годы, обеспечивать безопасность на улицах городов, воспитывать и перевоспитывать малолетних беспризорников. В 1925 г. в Москве был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника. Он стал первым в мире специализированным криминологическим институтом. Отдельные кабинеты и лаборатории по изучению преступности открывались и в ряде периферийных городов – Ленинграде, Саратове, Казани, Харькове, Баку.

На Западе же в это время выходят работы Ч. Ломброзо, Г. Гросса, П. Кауфмана, Ф. Вульфена. Активно развиваются психоаналитическая теория и учение бихевиористов.

Сокрушительный удар по социальным и гуманитарным дисциплинам нанесли репрессии 1930-х гг. Не избежала этой участи и психология – были закрыты важнейшие лаборатории и исследовательские центры, подверглись репрессии многие видные ученые. Психология, в том числе и юридическая, была фактически подчинена педагогике. Полностью прекратились все психологические исследования, находящиеся на стыке с юриспруденцией. Такое положение дел установилось на долгий срок, и только оттепель 1960-х гг. изменила его к лучшему.

С развитием космонавтики, техники, деятельности полярных экспедиций психология постепенно начала обретать статус самостоятельной и значимой дисциплины. Дала знать о себе и социология – в виде массовых статистических опросов и публицистических размышлений. Важным моментом стал 1964 г. – дата принятия специального постановления Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС) «О дальнейшем развитии юридической науки и улучшении юридического образования в стране». В составе НИИ прокуратуры был открыт отдел психологии, а уже в 1965 г. в программу подготовки юристов в высших учебных заведениях был введен курс «Психология (общая и судебная)». Стали разворачиваться прикладные психологические исследования для обеспечения целей правоохранительной, правоприменительной и профилактической деятельности. Дальнейшее осмысление теоретических и методологических проблем пришлось на конец 1960 – начало 1970-х гг.: появились первые крупные работы по юридической психологии А.Р. Ратинова, А.В. Дулова, В.Л. Васильева, А.Д. Глоточкина, В.Ф. Пирожкова.

На протяжении последующих двадцати лет положение юридической психологии было относительно стабильным: активное сотрудничество психологов и юристов принесло немалые плоды. Следующий удар по отечественной науке нанес экономический кризис конца 1980 – начала 1990-х гг.

После «второй русской революции» наступил новый этап развития: начали возрождаться лаборатории и исследовательские центры, открываться кафедры, издаваться книги. Стали вводиться штатные места психологов в районных отделениях милиции, следственных изоляторах, местах отбытия наказания. Новый статус обрела судебная психологическая экспертиза.

В настоящий момент открываются новые направления совместной работы юристов и психологов: осознана необходимость обеспечения специальным психологическим знанием работы оперативно-следственных групп, следователей, прокуроров и судей, создания центров психологической помощи потерпевшим. К новым, экспериментальным направлениям можно отнести введение института ювенальной юстиции, требующее введения в работу правоохранительных органов новых психологических структур: специализированного телефона доверия для подростков при отделениях милиции, групп воспитателей и психологов нового поколения в детских исправительно-трудовых учреждениях.

Источник: 
Косолапова Н.В., Иванова А.И., Юридическая психология