Психология правового сознания

В российской науке в конце XIX в. сложились два основных направления представлений о природе права. Первое направление — учение о естественном праве — традиционно исходило из представлений о существовании известной совокупности принципов и прав, присущих человеку в силу природных вещей и независимых от социальных условий. Научные представления о естественной природе права как обоснование естественных прав человека возникли в учениях французских просветителей — Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Д. Дидро. Особое значение теории естественного права приобрели в России. Работы известных правоведов конца XIX — начала XX в. Б. Н. Чичерина, А. Д. Градовского, П. И. Новгородцева, В. М. Гессена, И. В. Михайловского, Л. И. Петражицкого опирались на идею естественного права.

Второе направление — учение о социальной природе права — рассматривало право с точки зрения общечеловеческих ценностей, выработанных цивилизацией. На основе этих ценностей казалось возможным создание идеала правовой системы, и соответственно, идеала общественного устройства. Возникли представления о связи права и этики, о праве как нравственности, о различении идеального и реального права, о необходимости постоянного соотнесения существующего (реального) права с идеальным. В рамках этого направления работали такие правоведы, как С. А. Муромцев, Н. М. Коркунов, М. М. Ковалевский, П. А. Сорокин.

Представитель первого направления Б. Н. Чичерин большое внимание уделял роли духовных интересов в общественной жизни. Фактически он рассматривал различные формы общественного сознания, выделяя среди них религию, науку, искусство, нравы и воспитание. Б. Н. Чичерин исследовал соотношение нравов с юридическими установлениями, законами, обычаями и подчеркивал, что моральные нормы подчас действуют сильнее законов, поскольку их выполнение контролируется окружающими людьми, а не представителями власти. Одной из центральных проблем в российской науке стал вопрос о соотношении права и нравственности. Б. Н. Чичерин разделял понятия права и нравственности, В. С. Соловьев объединял эти явления и рассматривал право как реализованную нравственность.

Возникновением представлений о взаимосвязи психики человека и правовых норм правовая наука обязана Л. И. Петражицкому. Он рассматривал право как более высокое и совершенное явление по отношению к морали, боролся против правового нигилизма. Л. И. Петражицкий выдвинул четыре основных учения: теория права; концепция соотношения права и психологии; учение о соотношении права и нравственности; роль права в регуляции социальных отношений. Центральными в его учении являются идеи о соотношении права и психики человека. Задача науки, по мнению ученого, состоит в объяснении мотивов человеческого поведения, в частности мотивов правового поведения. Л. И. Петражицкий был первым юристом, пытавшимся интегрировать достижения правовой науки с психологией. Механизмы поведения он объяснял, прежде всего, через совокупность эмоциональных реакций.

Л. И. Петражицкий разработал новую для того времени классификацию элементов психической жизни. Если ранее в психологии таковыми элементами признавались познание, чувство и воля, то он предложил иную, более универсальную классификацию. Для Л. И. Петражицкого был важен анализ не столько природы эмоций, сколько определение их роли в поведении человека. Он выделял, во-первых, двусторонние пассивно-активные эмоции, во-вторых, односторонние пассивно-познавательные и чувственные переживания, в-третьих, односторонние активные волевые переживания.

Право Л. И. Петражицкий понимал как явление психическое. Право, согласно его теории, есть психологический фактор общественной жизни. Действие права состоит, во-первых, в возбуждении или подавлении определенных стремлений к действиям или воздержанию от них (мотивационное или импульсивное действие права). Во-вторых, действие права состоит в укреплении и развитии одних склонностей и черт человеческого характера и искоренении или ослаблении других, воспитании психики индивида и даже психики целого народа. Право выступает как определенный механизм селекции желательных для общества поведенческих норм. Общественные функции права: координация индивидуального и массового поведения; отбор желательных для всего общества норм поведения путем поощрений и принуждений, наград и наказаний; воплощение в действительность этических устремлений и ценностей человечества. Право регулирует не интересы людей, а их поступки. Психологически право выражается в понятиях обязанности, долга, ответственности. При этом убеждение в необходимости исполнения обязанности и тем самым регулирующее поведение называются нормами, императивами поведения. Основу юридических отношений составляет именно эта взаимосвязь между психологическим убеждением и нормой. «Чувство и сознание нашей связанности по отношению к другим мы выражаем словом "право", и именно тому, за кем наша обязанность представляется закрепленной, кому принадлежит наш долг, мы приписываем право или притязание в юридическом смысле. Наше право есть ничто иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам, как наше добро, долг другого лица», — отмечает Л. И. Петражицкий.

Основными понятиями юридической науки, согласно Л. И. Петражицкому, являются: право, нормы права, правоотношения, обязанности, субъекты и объекты права. Право — это и есть наша психика, поскольку оно выражается в таких психических явлениях, как представления и эмоции участников правоотношений. Право понимается ученым не столько как набор определенных норм, поддерживаемых санкциями, сколько как убеждение, устойчивое представление индивидов о том, что они обязаны делать в той или иной ситуации. Понятия правовой нормы и правоотношений он также рассматривает с точки зрения психологии, как отношения долженствования.

Природа права отождествлялась Л. И. Петражицким с человеческой психикой, что вело к расширительному и крайне размытому его пониманию. «Право — это и есть наша психика», — утверждал он. Однако основным предметом исследований Л. И. Петражицкого служила не индивидуальная психика, а коллективная, точнее коллективное правосознание.

Коллективное правосознание было проанализировано Л. И. Петражицким с точки зрения соотношения права и нравственности. Он выделяет два вида права — позитивное и интуитивное. Позитивным правом он называет такие эмоциональные переживания, которые содержат в себе представления о нормативных фактах. Это предполагает знание права и его эмоциональное переживание. Интуитивное право — это такие правовые переживания, которые чужды ссылок на внешние авторитеты, независимы от них, это нравственные убеждения индивида, своего рода категорический императив, согласно которому строится поведение в определенной ситуации. Примером интуитивного права является христианская мораль, многие принципы и заповеди, которые затем превратились в законы, составили основу правосознания. Таким образом, право ставилось Л. И. Петражицким выше нравственности, так как оно представляет собой более высокий уровень развития общественного сознания. «В обществе, — отмечал он, — принято относиться к праву как к чему-то низшему по сравнению с нравственностью, менее ценному, менее достойному». Такое отношение к праву, по его мнению, приводит к правовому нигилизму, характерному для российского правового сознания.

Основой права Л. И. Петражицкий считал нравственное убеждение, составляющее основу совести. А. Н. Медушевский оценивает такой взгляд Л. И. Петражицкого на право, как полностью оторванный от жизни и ее реальных противоречий, как своеобразный правовой идеализм. Однако, по его мнению, «Л. И. Петражицкий сформулировал новую парадигму в подходе к праву, суть которой состояла в возможности в нем внутренних конфликтов, отражающих социальные противоречия и их эмоциональные психические проекции». Общество испытывает острое противоречие между интуитивным правом (константными нравственными убеждениями) большинства людей и позитивным правом (законодательством), которое постоянно требуется приводить в соответствие с новыми реальностями жизни. Поэтому консенсус между правовым идеализмом и правовым реализмом невозможен, поскольку не достижимы вершины идеального.

Интуитивное право базируется на представлении о справедливости. Это представление затем находит выражение в позитивном праве. Справедливость, согласно Л. И. Петражицкому, «не что иное, как интуитивное право» Оценивая учение Л. И. Петражицкого с позиций современной правовой науки, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что в нем объясняется многое относительно правовой психики, правового сознания и его соотношения с нравственным идеалом. Ученый одним из первых в российской юриспруденции обратил внимание на возможность переосмысления доктрины естественного права. Он является основоположником направления, которое получило название «возрождение естественного права в России». Согласно этой доктрине, право — это концентрированное выражение нравственного убеждения, представлений о справедливости, социальных ценностей. Идеи Л. И. Петражицкого заложили основу развития современных представлений о природе права.

Современники Л. И. Петражицкого выдвинули идеи о социальных, а порой и о социально-психологических корнях права. С. А. Муромцев понимал право как систему социальной защиты, Н. М. Коркунов — как разграничение интересов людей, В. И. Сергеевич — как гармонию определенной совокупности общественных явлений. По мнению В. И. Сергеевича, право следует рассматривать во взаимосвязи с религиозными верованиями, церковными догмами, народной нравственностью. Он заложил основы правового фетишизма, поскольку предлагал соотносить современное право с прошедшими правовыми установлениями. А. Д. Градовский считал право выражением народного сознания, в котором сформировались убеждения и общественные представления о социальной справедливости. Большое внимание он уделял понятию социального интереса, в котором выражается реальная природа социальных отношений.

И. А. Покровский считал, что в эпоху законодательных преобразований в обществе возникает интерес к метафизическому осмыслению норм права, то есть объяснение природы права естественными причинами основано на реальных потребностях общественной жизни. Однако главным критерием права является реализация общечеловеческих этических представлений. Правовой идеализм был свойствен взглядам ученых того времени. Так, религиозный философ и правовед Е. Н. Трубецкой противопоставлял реальному праву определенный правовой идеал, выработка которого и составляет призвание эпохи.

Развитие общества, по мнению Н. М. Коркунова, определяется не только представлениями о прошедшем и настоящем, сколько представлениями о будущем. Образование идеалов будущего устройства — это явление чисто психическое. Чем сильнее в обществе развита способность образования идеалов, в том числе и правовых, тем оно прогрессивнее. Среди правоведов в конце XIX — начале XX в. возникла дискуссия о природе права. Суть спора состояла в выяснении вопроса о природе естественного права, о его отношении к действительности. Речь шла о том, является ли доктрина естественного права чисто логической конструкцией, нравственным идеалом человечества (как думали позитивисты) или представляет собой выражение реальных общечеловеческих ценностей, имеющих объективную природу и непреходящий характер (Медушевский, с. 68–69). Право стало пониматься как одна из высших ценностей человеческой жизни.

Наиболее глубоко идеи Л. И. Петражицкого осмыслил П. А. Сорокин. Он называл Л. И. Петражицкого «величайшим исследователем права XX века». Предметом исследований П. А. Сорокина стали его идеи о решающей роли правовых норм, активной роли права в формировании социальных институтов, разделении права на позитивное (официальное, государственное) и интуитивное (правовое сознание общества, опирающееся на нравственность и базовые убеждения). П. А. Сорокин также приходит к заключению о том, что право можно рассматривать «как психическое явление» (правовое убеждение), которое заключается в сознании каждого из нас». Право и законы, считал он, это материальное воплощение правовых убеждений, которые реализуются или объективируются в устных суждениях, символически-правовых обрядах, письменных законах, поведении и поступках людей, во всей социально-политической организации общества. В основу своей концепции П. А. Сорокин положил понятие «поведение». В процессе поведения и взаимодействия людей вырабатываются определенные нормы регуляции. Он проанализировал генезис возникновения правовых норм. Право опирается на бессознательные шаблоны поведения, закрепленные в процессе подражания. «Момент осознания бессознательных шаблонов поведения и превращения их в правовое убеждение, сопровождающееся распределением прав и обязанностей, и должен считаться за момент возникновения права. Только после долгого периода взаимной борьбы мало-помалу установились общие правила, частью принятые с общего согласия, частью, принудительно навязанные победителем побежденному». В дальнейшем право закрепляется в законах и санкционируется государством. Так возникает различие интуитивного и позитивного права. П. А. Сорокин выделял особую роль права как самостоятельного фактора, влияющего на общественную жизнь и поведение человека. Он называл ее «дрессирующая роль права».

Таким образом, в российской правовой науке возникла идея о неразрывной взаимосвязи психических явлений и различных видов отношения к праву. Психика человека рассматривалась как совокупность эмоциональных, познавательных и поведенческих компонентов. Соответственно отношение к праву прослеживалось на уровне именно этих трех основных психических явлений.

Структура и содержание правосознания
Проблематика изучения правосознания является традиционной для юридической психологии — прикладной психологической науки, сложившейся в последней трети XIX века на стыке психологии и права. Но если перед дореволюционной юридической психологией, отмечает О. В. Соловьева, стояла задача изучения реального правосознания людей, то в советское время произошел перекос в сторону изучения нормативного, предписанного законом правосознания.

По мнению О. Е. Соловьевой, в последнее десятилетие вновь обострилась проблема расхождения нормативного и реального правосознания. На этот факт первыми обратили внимание социологи и социальные психологи.

Так, О. А. Гулевич провел исследование правосознания российских студентов в русле концепции социальных представлений, разработанной французским социальным психологом С. Московичи. Он изучал социальные представления о преступлениях и их соотношение, информация о которых была получена в сфере межличностной и массовой коммуникации. Правосознание рассматривалось О. А. Гулевичем как один из феноменов социального познания, понимаемого как «познание социального мира обыденным человеком, непрофессионалом, познание им повседневной реальности своей собственной жизни». Правосознание, таким образом, изучалось как результат осмысления правовой реальности, итогом которого становятся социальные представления о таких ее элементах, как преступление, преступник, жертва, работники правовых учреждений.

Согласно полученным результатам, для определения того, что такое преступление «вообще», респонденты использовали, в основном, такие характеристики, как нарушение правовых и моральных норм (49 % случаев в межличностной и 36 % случаев в массовой коммуникации), нанесение ущерба (31 %) и нарушение прав жертвы (17 %). Преступления против жизни и здоровья людей (геноцид, терроризм, развязывание войны, изнасилование, нанесение тяжких телесных повреждений, распространение наркотиков и оружия) респонденты оценивали как более серьезные, чем имущественные или должностные преступления, преступления против государства и экологические преступления.

Вторая часть исследования О. А. Гулевича была посвящена анализу социальных представлений о реальных работниках правовых учреждений (судья, адвокат, прокурор, следователь уголовного розыска, патрульный и участковый милиционеры). Эти представления сравнивались с представлениями о литературных персонажах (детективы Холмс и Пуаро, участковый милиционер Анискин, следователи уголовного розыска Жеглов и Шарапов). Было выявлено, что представления об индивидуальных особенностях и качестве работы реальных сотрудников менее позитивны, чем представления о литературных персонажах.

Благородные мотивы — желание помочь людям и восстановление справедливости — оценивались респондентами как наименее правдоподобные. Такой мотив, как интерес к работе занимал промежуточное положение. В качестве мотивации прихода людей на службу в правоохранительные органы упоминались также «неумение делать еще что-то», а также возможность для человека достичь каких-то своих специфических целей, например, не пойти в армию, получить прописку, получить возможность кому-то отомстить.

Результаты исследования О. А. Гулевича показывают, что социальные представления о преступлениях, существующие на уровнях межличностной и массовой коммуникации, в основном сходны между собой, а социальные представления о работниках правовых учреждений различны. Так, в средствах массовой информации наблюдается героизация работников правоохранительных органов, но при межличностном общении такой феномен не зафиксирован.

В настоящее время существуют две доминирующие и противостоящие друг другу концепции права. Первая — естественная концепция — рассматривает норму права как ничем не отличающуюся от других социальных норм и стремится сблизить их. Согласно этой теории, всякая социальная норма, достигшая определенной степени эффективности, есть норма права для тех социальных групп, которые ее признают и соблюдают. Согласно второй — нормативной концепции — норма права имеет только регулятивный характер, поскольку в ней отсутствует какой-либо социальный элемент. Наряду с другими нормами человеческого поведения (мораль, религия), правовые нормы представляют собой специфическую социальную технику, цель которой состоит в том, чтобы люди соблюдали желательное социальное поведение под страхом принуждения.

В 2000 году О. С. Михалюк и В. К. Трушков провели исследование отношения к закону на выборке студентов I курсов факультета психологии СПбГУ. Они выделили три компонента правового аттитьюда: когнитивный, аффективный и поведенческий. Когнитивный компонент состоит из представления о законе как социальной, но неправовой норме, соответствующей естественной концепции законов. Оказалось, что респонденты склонны думать, что закон — это некий внутренний контроль индивида за поведением с точки зрения здравого смысла. Респонденты считали, что «поскольку люди добры, справедливы и поэтому самыми правильными являются их собственные представления о законности тех или иных действий и поступков». Аффективный компонент правового аттитьюда проявляется в отношении к закону. Авторы выделили несколько его аспектов: отношение к суду и милиции, отношение к наказанию преступников, отношение к законам. Они определили, что отношение к закону связано, прежде всего, с отношением к наказанию преступников, а проблема наказания преступников воспринимается как наиболее эмоционально значимая. Видимо, делают вывод авторы, в настоящее время наказание часто бывает несправедливым как следствие низкой эффективности законов, их двусмысленности, и это существенно влияет на отношение к закону вообще. Поведенческим компонентом правового аттитьюда является соблюдение закона. Оно связано с неотвратимостью наказания. Иными словами, человек, знающий, что его накажут за нарушение, в большей степени будет соблюдать закон. Это «знание» может быть ситуативным, связанным с конкретным нарушением и наказанием за него, и независящим от ситуации, то есть связанным с представлением о том, что за нарушением закона практически всегда следует наказание.

Количественное сравнение данных за исследованные периоды позволило О. С. Михалюк и В. Н. Трушкову утверждать, что наметилась тенденция к более позитивному отношению к законам как правовым нормам. Они обнаружили количественное изменение аффективного компонента правового аттитьюда. Оказалось, что именно этот компонент является наиболее изменяемым, в то время как неизменными оставались представления о законе и соблюдении законов.

На теоретическом уровне отношения между людьми и правом рассматриваются в основном с помощью понятий общественного сознания и общественного мнения. В правосознании как форме общественного сознания О. А. Гулевич выделяет следующие компоненты: аттитьюды, представления, настроения, традиции. Однако он не рассматривает соотношение этих понятий между собой.

Понимание структуры правосознания и общественного мнения о праве как совокупности аттитьюдов привело к широкому распространению методов интервью, анкетирования, анализа казусов и документов. Включение в структуру правосознания представлений ведет к использованию новых для данной области методов: фокус-групп и анализа ассоциаций. Могут быть использованы и некоторые проективные методики, например, анализ аналогий или описание неясных картинок. Методы для анализа эмоционально-правовых феноменов, например, правовых настроений, еще предстоит создать.

Основные компоненты правового сознания. В современном обществе, считают М. А. Романова и Ю. И. Гревцов, социально-правовой механизм действия права включает в себя три основных элемента: законодательство, корпус профессиональных юристов и самого субъекта права — обладателя тех или иных юридических прав и свобод. Человек как субъект права самостоятельно использует принадлежащие ему правовые возможности, в первую очередь свои естественные права и свободы. Для реализации этих прав и свобод человеку, прежде всего, необходимо, кроме имеющейся конституционной нормы права, наличие соответствующей юридической информации, достаточно развитое правосознание, желание и умение участвовать в общественно-правовой жизни (постоять за свои права), тип ответственности, доминирующий у человека. Эти факторы связаны с правовой социализацией индивида. Правовая социализация — это процесс присвоения, прогрессивной ассимиляции и реорганизации субъектом представлений и знаний о правовой системе. Важными элементами содержания процесса социализации индивида являются:
1. Развитие у индивида элементов самостоятельного отбора юридической информации и ее оценки;
2. Формирование индивидом определенных качеств, совокупность которых делает его личностью, отдающей себе отчет в своих действиях, способной постоять за себя;
3. Подготовка индивида к занятию определенной социальной позиции (роли).

В процессе правовой социализации у человека формируется правосознание. Правосознание — это совокупность, система взглядов, представлений, оценок людей или отдельного человека о действующем праве и о том, каким оно должно бы быть. В правосознании следует отметить и такой важный момент, как осознание человеком себя в качестве полноправного носителя прав и свобод, или как ущемленного, ограниченного в каких-то правах и свободах. Правосознание, считают М. А. Романова и Ю. Я. Гревцов, является инструментом, которым человек должен пользоваться в течение всей своей жизни. Правосознание влияет на правовую активность, то есть на усилия, которые проявляет человек в защиту своих прав и свобод.

Б. С. Круглов провел психолого-педагогическое исследование понимания роли нормативной регуляции в поведении подростков и их отношения к нормативным требованиям. Он отмечает, что любое нормативное требование может выполнить задачу регулятора поведения только при наличии у человека положительного отношения к правовым нормам. Подобное отношение возникает только в том случае, если объект отношения обладает определенной ценностью для личности. Б. С. Круглов предположил, что сформированное положительное отношение юношей и девушек к правовым нормам, к праву в целом как к ценности может служить также и определенным показателем их гражданской зрелости.

Результаты его исследования особенностей отношения юношей и девушек (учащихся старших классов средней школы и ПТУ) к правовым нормам показали следующее. Только 55 % респондентов проявляют положительное отношение к праву как личной ценности. При этом у 61 % из них это отношение носит устойчивый и сознательный характер, который обеспечивает регуляцию их поведения. У остальных 39 % положительное отношение к праву было неустойчивым, ситуативным. Регулятивная функция права опосредовалась у них сугубо эгоистической мотивацией, основанной на эмоциональном переживании конкретной ситуации. 45 % старшеклассников и учащихся ПТУ не имели сформированного положительного отношения к праву, к правовым нормам. Из них 36 % юношей и девушек обнаружили устойчивое отрицательное отношение к праву как необходимой ценности для личности.

Анализ полученных данных показал, что изменение характера отношения к правовым нормам связано с особенностями формирования ценностей и ценностных ориентаций. По мнению профессора В. Д. Лонкова, правосознание представляет собой основу и органическую составную часть правовой жизни организованного в государство общества. На формирование и развитие правосознания, как одной из форм общественного сознания, оказывают воздействие социально-политические, экономические, культурные факторы. Правосознание есть отражение права в сознании общества, социальной группы, личности. Правосознание есть знание о праве, оценка действующего права, мысли и идеи о желаемых изменениях в праве. Правосознание — это не только результат отражения объекта, но и средство воздействия на объект, на всю правовую систему государства. Следует отметить, что правосознание — явление объективное, поскольку человек, рождаясь в обществе, впитывает в себя в процессе социализации те ценности, которые были созданы всеми предшествующими поколениями. Существует несколько точек зрения на понятие содержания правосознания. Так, некоторые авторы правовые нормы включают в содержание правосознания. По их мнению, правовые нормы являются формализованными элементами правосознания. Несомненно, что нормативный характер права является одним из важнейших аспектов в оценке качества этого социального феномена. В то же время право понимается как особый вид общественных отношений (правовых отношений). Взаимосвязи правосознания и права носят сложный характер. С одной стороны, правосознание предшествует праву, поскольку последнее выражает взгляды и установки, существующие в обществе. С другой — сложившаяся в данном обществе правовая система выступает в качестве одного из важнейших факторов, воздействующих на правосознание.

Рассматривая структуру правосознания, обычно говорят о правовой психологии и правовой идеологии. Профессор Л. И. Спиридонов прежде всего выделяет область обыденного правового сознания, свойственного людям в их обычной практической жизни. В обыденном сознании, в свою очередь, выделяется рациональная сфера, где концентрируются итоги личного, индивидуального опыта человека. В рациональной сфере человек накапливает знания об объективном мире‚ навыки, которые необходимы для повседневной деятельности каждого. Кроме того, в обыденном правосознании выделяется эмоциональная область. Это — психологическое отношение к фактам юридической действительности, проявляющееся в эмоциях, психических переживаниях, установках. Однако обыденное правосознание не выходит за рамки индивидуального опыта, поэтому в своем развитии оно стремится к уровню более широких обобщений, выявленных объективных общественных закономерностей, то есть становится теоретическим. Л. И. Спиридонов выделяет три слоя в теоретическом уровне правосознания: профессиональное правосознание юристов, собственно юридическая теория и правовая идеология. Собственно теоретический уровень правосознания практически должен быть тождествен системе научных понятий, духовно воспроизводящих функционирующую и развивающуюся юридическую систему.

Существуют различные виды правосознания, которые можно классифицировать по нескольким основаниям: по строению (правовые представления и правовые чувства), по уровню (научное, профессиональное, обыденное), по субъектам (массовое, групповое, индивидуальное) и др. Общественное сознание включает в себя правовые идеи, взгляды, мнения, теории, которые имеют свое место в данном обществе и которые отражают типичные свойства его юридической действительности.

Менее широкая ступень — групповое правосознание. Особенности группового правосознания объясняются рядом факторов. Первый из них состоит в том, что в любой общности складывается специфическая субкультура, то есть свои нормативные ценности, которые, прежде всего, влияют на оценки членами группы сложившейся юридической системы. Второй фактор — это различия интересов социально-демографических групп, связанные с неадекватностью их положения в социальной структуре и, таким образом, с различным отношением к собственности, системе распределения, к власти и в целом к общественному строю и нормам, его определяющим, закрепляющим и регулирующим.

«Общественное мнение — это проявляющееся в суждениях и поступках состояние массового сознания, которое возникает по поводу значимых фактов жизни и аккумулирует в себе оценки этих фактов, имеющиеся во всех формах общественного сознания. Общественное мнение — проявление массового сознания, оно не достигает в своем формировании теоретического уровня, оставаясь феноменом, присущим обыденному сознанию. Таким образом, содержание правового сознания включает множество осознанных и неосознанных психических элементов, центральным из которых является отношение к праву. Структура правосознания состоит из обыденного и теоретического сознания.

Правосознание и правовая культура
В философской и юридической литературе имеются различные подходы к определению понятия правовой культуры. Одни авторы рассматривают правовую культуру в качестве особой (социально-правовой) формы деятельности, направленной на достижение конечных социально значимых результатов (законность, правопорядок). Другие непосредственно включают в правовую культуру — право, правосознание, правовые отношения, законность, правопорядок, правомерное поведение. Иногда правовая культура понимается как деятельность по производству, распределению и реализации юридических ценностей, социальной справедливости, прав и обязанностей. Общим для большинства авторов, занимающихся проблемой правовой культуры, следует считать рассмотрение ее как качественного состояния правовой жизни общества на данном этапе его развития. Однако, по мнению В. В. Смирнова, такой подход требует уточнения связи понятия правовой культуры с понятиями права: правосознание, власть, закон, правопорядок, правовое регулирование.

Правовая культура личности и общества является составной частью правового регулирования, считает В. В. Смирнов. Правовое регулирование — это не только однозначно жесткое нормирование, но в то же время такая система опосредования общественных отношений, которая должна рассматривать необходимую меру социальной активности и свободы всех участников правовых отношений.

Статус ценностей в праве получают те принципы, цели, идеалы, которые связаны с личностью человека. «Положение о том, что ценности в праве принимают форму юридических прав и свобод личности означает, что и сами права человека приобретают статус важных ценностей. Они определяют человека как высшую ценность. Человек — это центр всех ценностей и сам он есть ценность в последней инстанции в сфере права», — пишет В. В. Смирнов. По мнению В. П. Сальникова, правовая культура включает в себя: системную характеристику правовых культурных явлений; увязку основных звеньев правовой культуры в определенную целостность; раскрытие этой целостности как реально функционирующей и развивающейся системы. В. П. Сальников отмечает, что анализ правовой культуры невозможен без вычленения различных состояний культуры: интериорного, выражающего непосредственно мир психических процессов человеческих индивидов; поведенческого, когда культура объективизируется в соответствующих действиях; и состояния, при котором явления культуры находят свою независимую от человеческого организма объективизацию. Правовую культуру важно рассматривать как разновидность общественной культуры.

Источник: 
Безносов С.П., Юридическая психология
Темы: