Психоанализ сновидений

Анализ сновидений занимает в психоанализе центральное место, что относится как к теории, так и к практике лечения. Исследование скрытого смысла сновидений позволяет понять некоторые содержания бессознательного, что может быть затруднено или невозможно при анализе пациентов, находящихся в бодрствующем состоянии.

Известное выражение Freud (1900) о том, что «интерпретация сновидений является королевской дорогой к познанию бессознательных активностей психики», стало тривиальным в психоанализе. Книга автора «Интерпретация сновидений» продолжает оказывать влияние на дальнейшее развитие теории бессознательного.

Freud считал, что в содержании сновидений содержится исполнение желания в замаскированной форме. Этим объясняется факт наиболее легкой интерпретации сновидений детского периода жизни, поскольку у детей еще не развита защитная символика и все психические процессы и состояния характеризуются непосредственным проявлением. Например, ребенку, отдыхающему с родителями на берегу реки, не разрешили поплавать на лодке, к чему он очень стремился. На следующую ночь он видит сон, отражающий реализацию своего желания: он многократно переплывает реку на лодке.

Действия сновидений обычно у детей легко интерпретировать. Они ярки, конкретны и связны, хотя в них может присутствовать и искажение, связанное с латентным желанием. Например, трехлетней девочке дают перевязанную лентой коробку конфет, чтобы она подарила ее родственнице, к которой она вместе с родителями пришла в гости. Девочке снится сон, в котором она съела все конфеты, а ленту использовала для украшения кукол. Таким образом латентное желание реализовалось в сновидении («мне бы хотелось съесть эти конфеты - я ем эти конфеты»).
Сны, содержащие в себе прямое исполнение желаний, возникают у взрослых в ситуациях голода, жажды, перегревания, охлаждения и др. В подобных случаях имеет место сравнительно беспрепятственная взаимосвязь между возникшим в сознании желанием и его трансформацией в галлюцинаторное удовлетворение потребности во время сновидения.

На основании анализа сновидений с тематикой исполнения желаний, Freud пришел к заключению, что сновидения выполняют функцию сохранения сна, обеспечивая галлюцинаторное удовлетворение желаний. Этот постулат, принятый классическими психоаналитиками, представляется дискуссионным, так как исполнение желания в сновидении может приводить к пробуждению.

Если желания ассоциируются с эмоциональным конфликтом, противоречат социальным ограничениям, культурально акцептируемым нормам или нарушают требования реальности и адаптации, то прямое исполнение желаний даже в галлюцинаторной форме сновидения оказывается невозможным и поэтому вынуждено принимать замаскированный характер. Сновидение становится зашифрованным, и для того, чтобы раскрыть его настоящий смысл, необходимо не просто знать основное, например общее содержание символов женской и мужской сексуальности (символику различных предметов и активностей), но, прежде всего, индивидуальную систему сформированных жизнью ценностей, конфликты и травмы детского периода, а также события, предшествующие сновидению. Особое значение в этом процессе приобретают контакт с аналитиком и содержание трансференса, активизирующие те или иные бессознательные содержания. В связи с этим следует иметь в виду, что универсального значения символов сновидений не существует.

Freud акцентуировал внимание на необходимости разделения содержания сновидений на манифестные, о которых пациенты могут рассказывать без специального сопротивления, особенно в доверительной обстановке в информативном стиле, и латентные, остающиеся в бессознательном, вследствие влияния superegо.

В этом контексте Freud (1916) приводит пример сна высококультурной элитарной дамы, которая увидела себя в ситуации, когда из «патриотических побуждений» она собиралась вступить в сексуальный контакт с солдатами. Дама рассказала об этом сне аналитику, дав сновидению резко отрицательную оценку, как чему-то отвратительному и глупому. Одна из особенностей этого сна заключалась в том, что в нескольких его местах, где в контексте должны были звучать социально неприемлемые выражения, например, при вульгарном обозначении сексуального акта, слова исчезали, и происходило нечленораздельное бормотание. В фабуле сновидения, когда эта респектабельная дама должна была выразить свои сексуальные устремления, обнаруживались выпадения из общего контекста. Содержание или прерывалось пустотой, или замещалось неартикулированным текстом.

Freud сравнивает механизм происходящего с политической цензурой: «Возьмите любую политическую газету, и вы обнаружите, что здесь и там текст отсутствует и на его месте не видно ничего, кроме белой бумаги.. .на этих пустых местах находилось то, что не понравилось высшим цензорским авторитетам, и по этим причинам было удалено. К сожалению, Вы чувствуете, что без сомнения это было наиболее интересным в газете, ее «лучшим хитом». В других случаях... автор заранее видел, какие тексты вызовут возражение со стороны цензуры и, в связи с этим,... слегка их модифицировал, или удовлетворился намеками и приближениями.».

Положение Freud о том, что сновидения представляют собой замаскированное исполнение репрессированных желаний, может быть продемонстрировано на многих примерах из жизни любого человека. Тем не менее, содержание сновидений этим не исчерпывается, поскольку в их структуре сочетаются различные психические феномены, например, такие, как творческие идеи, страхи, картины природы, ландшафты, приятные и неприятные воспоминания.

Более полно смысл сновидений раскрывает Mollon (2002): «сновидения пытаются иметь дело со сферами эмоциональной жизни, которые беспокоят и включают конфликт и которые частично бессознательны в часы нашего бодрствования».

С точки зрения Bion (1977), сновидения функционируют в качестве «контактного барьера» между сознательной и бессознательной психикой. Этому барьеру свойственна двойная функция: с одной стороны, он позволяет определенной части бессознательных содержаний проявить, выразить себя в сознании спящего, с другой - блокировать большую их часть.

Контактный барьер, таким образом, предотвращает вторжение бессознательных материалов, делает невозможной инфляцию ими сознания, что могло бы привести к развитию психического расстройства.

Нарушение контактного барьера, согласно Biony, опасно. К такому нарушению может привести интерпретация сновидений. Некоторые пациенты при углубленном анализе сновидений испытывают страх сойти с ума.

Анализируя механизмы сновидений, Bion выделяет понятие «альфа функции», назначение которой в превращении сенсорных стимулов в эмоционально значимые репрезентации. Репрезентации соответственно органам чувств могут быть зрительными, слуховыми, осязательными, обонятельными и вкусовыми. В эмоционально значимой форме они усваиваются психикой и способствуют психическому развитию, для которого необходимо соблюдение постоянства процесса (в бодрствующем состоянии и во время сна). Нарушение возможности «видеть сны» является признаком прерывания процесса усвоения репрезентаций и клинически выражается в приступах паники у спящего пациента (Bion, 1977).

Сны «показывают» и «говорят» языком бессознательного, который отличается от языка сознательной психики, оперирующего в рамках аппарата психического процесса, где присутствует логика, соблюдаются определенные грамматические правила. Язык сознания является средством коммуникации, понятным для других людей, говорящих на том же языке. Используемый в сновидениях язык бессознательного оперирует, главным образом, зрительными образами, причем в последних в причудливых комбинациях одновременно существуют множественные значения. Описывая это состояние, Mollon (2002) для большей наглядности использует метафоры, в которых большое количество мыслей «разбито на части или свалено в кучу, а затем из него выжаты небольшие значения». Вместе с тем, такая аналогия не объясняет всей оригинальности творческих моментов, часто присутствующих в сновидениях.

Способность комбинировать в одном образе различные элементы значений Freud называл конденсацией. Конденсация была описана им как один из фундаментальных механизмов, посредством которых осуществляется «работа сна».

Различные элементы сновидения могут комбинироваться, образуя разнообразные формы. Один элемент как производное конденсации (какой-то человек, образ, предмет) может возникать неоднократно в различных «сно-мыслях».

Механизм конденсации не является исключительно прерогативой сновидений, он выявляется и в бодрствующем состоянии. Freud (1904, 1905) продемонстрировал, что конденсация является важным фактором в механизме юмора, в забывании слов.

Мы обнаруживаем его проявления при оценке эмоционально значимых лиц и ситуаций пациентами с шизотипическим личностным расстройством. Механизм конденсации проявляется и в образовании неологизмов, характерного явления в клинике шизофренических расстройств. Этот факт может быть использован в качестве доказательства значения инфляции сознания бессознательными материалами в развитии психических расстройств психотического уровня.

Механизм конденсации в сновидениях облегчает функционирование цензуры superego, затрудняя объяснение смысла сновидения (в том числе, и его манифестного содержания). Из этого, однако, не следует, что сама конденсация является непосредственным результатом цензуры, она - скорее средство избежать последней.

Следует подчеркнуть, что главное в механизме конденсации - это свойство бессознательного мышления. Первичный процесс создает условия для осуществления и активации конденсации нескольких имиджей и может приводить к стиранию черт, которые не совпадают с желанием и сохранению тех, которые «подходят» к определенной теме.

Freud
а) идентифицировал процесс конденсации как состоящий из нескольких компонентов:
1) полного исключения некоторых латентных элементов;
2) «пропуском» в манифестное сновидение только фрагмента некоторых комплексов латентного сновидения;
3) комбинацией тех латентных элементов, которые имеют что-то общее, со смешиванием последних в единое целое в манифестном сновидении.

Достаточно демонстративной формой проявления конденсации является, например, образ человека в сновидении, который состоит из черт различных знакомых людей. Этот образ может напоминать кого-то одного, быть одетым как кто-то другой, делать что-то, свойственное кому-то третьему, и, в то же время, спящий знает, что образ в целом представляет собой кого-то четвертого.

Такие сложные структуры могут комбинироваться из различных предметов, мест, у которых есть что-то общее, скрытое в латентном сновидении. Фактически конденсация приводит к созданию новой транзиторной реальности, которая в своем ядре имеет определенный общий элемент. Freud (1916 в) сравнивает возникающее в процессе конденсации наслоение друг на друга различных элементов с «затуманенным» и неясным имиджем, подобным наслоению нескольких фотоснимков на одном кадре.

Бессознательное функционирование, наряду с конденсацией, включает использование механизма смещенuя_(Verschiebung, -нем.; displacement -англ.). Смещение заключается в том, что интерес, вовлеченность, интенсивность переживаний к какому-то человеку, объекту, событию, или идее отделяется от них и по ассоциативной цепочке перемещается к чему-то другому, что ранее не вызывало большой интенсивности вовлечения.

Freud выделял две формы смещения: (1) замена одного элемента более отдаленным, напоминающим изначальный; (2) смена акцента со значимого элемента на незначимый.

Leader, Groves (2000) указывают, что Lacan при описании процесса смещения использовал термин «соскальзывание символов», означающий, что слово, имеющее сравнительно точное знаковое значение в сознательном мышлении, в бессознательном легко соскальзывает от одного символа к другому.

В классическом психоанализе теория смещения связана с «экономической» гипотезой о том, что катектическая энергия (психическая энергия соединяется с идеей, частью тела, объектом, событием и др.) способна отделяться от идей и «проходить» по ассоциативным путям (Laplanche, Pontalis,1988).

Смещение особенно присуще первичному процессу, где энергия перемещается свободно от одного представления, образа или идеи к другим, что может приводить к возникновению патологического симптома, например, фобии. Смещение энергии на фобический объект сопровождается последующим ее «прилипанием» к объекту, локализацией и интенсификацией. В случаях конверсивных расстройств катектическая энергия смещается из области идеи к соматике, к определенным частям тела, чувствительности, органам восприятия.

Анализ сновидений обнаруживает, что наиболее важная часть латентного содержания представлена незначительными деталями, недавними событиями или событиями давних периодов времени, которые уже стали объектом смещения в детстве.

Смещение является прерогативой первичного процесса, хотя оно наблюдается и при вторичном процессе, где его «диапазон ограничен и вовлекает лишь небольшое количество энергии» (Laplanche, Pontalis,1988).

Анализ различных механизмов функционирования бессознательного во время сновидений приводит Jung (1974) на примере сна одного из пациентов:
"Я оказался в небольшой комнате, сидящим за столом рядом с Папой Пием X, внешний вид которого был значительно более приятным, чем в действительности, что меня удивило. Я увидел большой апартамент с роскошно накрытым столом и толпу женщин в вечерних платьях. Внезапно я захотел помочиться и вышел. Когда я возвратился, желание возобновилось, я снова вышел и так несколько раз. В конце концов, я проснулся с желанием помочиться».

Пациент рассказал об этом сновидении, фиксируя внимание на его непосредственной связи с необходимостью удовлетворения физиологической потребности, что отразилось на содержании сновидения. Тем не менее, исследование ассоциаций, связанных с каждым элементом этого сна, позволило выяснить ряд более глубоких особенностей. Jung выделяет эти элементы и описывает ассоциации пациента:

(1) Сновидение рядом с Папой: «Точно также я в действительности сидел рядом с шейхом мусульманином, гостем которого я был в Аравии. Шейх это как бы Папа». Jung приходит к заключению, что латентный смысл части сна может быть связан с тем, что папа выполняет требования целибата, а шейх мусульманин нет. Пациент неженат, но ему бы хотелось иметь много жен, подобно шейху.

(2) Комната и апартамент с накрытым столом: «В доме моей кузины есть апартаменты, где позавчера я присутствовал на большом обеде».

(3) Женщины в вечерних платьях: «На этом обеде были дочери моей кузины -девушки брачного возраста». В этом месте рассказа пациент замолчал, проявив сопротивление его продолжению. Jung попросил его рассказать более подробно об этих молодых женщинах. Пациент сказал: «О, ничего особенного: недавно одна из них была в Ф. и гостила у нас некоторое время. Когда она уезжала, я вместе с моей сестрой проводил ее на вокзал». Пациент снова замолчал. Jung спросил, о чем он думает. «О, я как раз подумал о том, что я что-то сказал моей сестре, и при этом мы рассмеялись. Но что это было, я забыл». Затем пациент вспомнил: «На пути к вокзалу мы встретились с мужчиной, который поприветствовал нас и я, кажется, его узнал. Позже я спросил сестру: «Это был тот человек, который проявлял интерес к ... (дочери кузины)?». Очевидно, пациенту также понравилась эта женщина, но она была обручена с человеком, напоминавшим встретившего их.

(4) Черты Папы: «Нос был резко очерченным и слегка заостренным». Jung спросил пациента о том, у кого он мог видеть такой нос. «У молодой женщины, которой я сейчас увлечен» и далее: «Да, его рот напоминает мне рот другой женщины, которая мне также нравится».

Фигура «Папы» в анализе Jung'а представляет типичную бессознательную репрезентацию: «Папа» является хорошим примером того, что Фрейд назвал бы конденсацией. Прежде всего, она символизирует спящего (жизнь в целибате), далее она является трансформацией полигамного шейха, затем человеком, сидящим рядом со спящим во время обеда, то есть, фактически, одной или скорее двумя женщинами, которыми увлечен спящий».

(5) Необходимость помочиться во время торжественной церемонии: «Это случилось со мной однажды. Было очень неприятно. Когда мне было около 11 лет, я был приглашен на церемонию бракосочетания, В церкви я сидел рядом с девочкой моего возраста. Церемония продолжалась достаточно долго, и мне захотелось помочиться. Я сдерживал себя, пока не стало слишком поздно.».

Из ассоциаций спящего можно видеть, что во сне присутствуют темы сексуальных желаний пациента, его конфликтов с целибатом, его интереса к двум женщинам, поражения соперником, страхи унижения, постыдной потери контроля и намек на другие значения. Jung обращает внимание на затруднения пациента в изложении содержания сна и возникающих в связи с этим ассоциаций в результате включающейся цензуры.

Сам по себе сон неоднороден. Он включает в себя два отличающиеся друг от друга состояния, классический и парадоксальный сон. Человек спит парадоксальным сном 3-4 раза за одну ночь. В нормальных условиях процесс засыпания приводит к постепенному развитию классического сна, во время которого происходит прогрессирующее углубление сна. Классический сон длится около 90 минут и внезапно сменяется парадоксальным сном, характеризующимся быстрыми движениями глазных яблок, изменением частоты пульса, дыхания, психогальванического рефлекса и картины электроэнцефалографической активности. Парадоксальный сон длится около 10 минут и всегда протекает со сновидениями.

Установлено, что если человека будить несколько раз в течение ночи в период возникновения парадоксального сна и, тем самым не давать возможности ему развиться, то на следующий день его состояние изменится. Отличие будет выражаться в психологическом дискомфорте и беспокойстве, причины которого испытуемый объяснить не может. Оценивая свое состояние, он скажет, что «что-то не так», хотя от ощущения дискомфорта можно на время легко отвлечься «уходом» в общение или какую-либо другую деятельность.

Если у того же самого испытуемого в течение следующей ночи препятствовать развитию парадоксального сна, жалобы на наличие «странного» состояния усилятся. При этом возможно возникновение в воображении ярких образов, которые, как кажется их обладателю, контролируются сознанием и поэтому от них можно отвлечься, но стоит лишь слегка ослабить над ними контроль, как эти яркие образы будут возникать снова.

Если эксперимент с прерыванием парадоксального сна проделать в третий раз, то процесс отвлечения от снов наяву будет затруднен. В беседе с таким человеком нельзя не заметить, что иногда он отвечает на вопросы явно невпопад, что связано с отсутствием полного контроля своего состояния и с отвлечением на внутренние образы.

Продолжение эксперимента приведет к возникновению состояния спутанности. При этом появляется подозрительность к коллегам, несмотря на сложившиеся хорошие отношения с ними. Испытуемый жалуется на наличие мыслей о том, что ему хотят навредить, дискредитировать его в глазах окружающих, поэтому, находясь, например, в кафе, он не пьет кофе, из-за боязни быть отравленным. У него могут возникать состояния, во время которых наступает полное «отключение», и он как бы засыпает. Субъективно он отмечает, что на него как бы накатывается сон, с которым он не может бороться. Описанные симптомы могут ошибочно квалифицироваться, как обычное недосыпание, но, если проводить этот эксперимент по-другому и будить человека в состоянии обычного классического сна, такой испытуемый будет жаловаться только на сонливость.

Наблюдения показывают, что процессы, происходящие во время парадоксального сна, имеют большое значение и могут быть расценены как «третья фаза жизни».

Поскольку классический психоанализ рассматривает сновидения как выражение бессознательного, их анализу придается чрезвычайно большое значение.

Свободные ассоциации «соприкасаются» со сновидениями. Пациент, лежащий на диване и рассказывающий психоаналитику все, что приходит ему в голову, очевидно, говорит также и о своих сновидениях. Психоанализ - основной путь проникновения в бессознательное. Во время сна происходит релакс сил, сдерживающих доступ к бессознательному. Контроль ego и superego над бессознательным ослабевает и возникает возможность проникновения бессознательных материалов в сознание. При этом наиболее легко воспроизводятся материалы пресознания, которые касаются недавних событий. Возникает вопрос, почему воспроизводятся те, а не иные бессознательные материалы? Прорыв в сознание той или иной репрессированной информации возможен, в связи с ослаблением контроля.

Классические психоаналитики полагают, что одна лишь угроза того, что скрытые в бессознательном материалы могут прорваться в сознание, провоцирует тревогу, которая возникает во время сна. Это может приводить к пробуждению. Появляющиеся сновидения человек «не досматривает», т.к. возникающее при этом тревожное возбуждение приводит к просыпанию.

Существует и другой механизм, связанный с тем, что сновидения защищают себя с помощью психологических защитных механизмов. Одним их таких механизмов является маскировка, во время которой содержание сновидения становится менее угрожающим в связи с приобретением символической формы.

В тех случаях, когда человек искусственно лишен парадоксального сна или время этого сна сокращено, (например, при приеме снотворных), сон становится неполноценным. Возникает состояние, условно называемое «повышением давления парадоксального сна». То есть организм стремится восстановить нарушенное равновесие. Клинически это выражается в возникновении напряжения, повышении артериального давления, сердцебиении, риске развития различных кризисных вегето-сосудистых расстройств.

Люди иногда говорят, что не помнят снов. Это во многом зависит от времени пробуждения. Если человек просыпается во время классического сна, он может не помнить содержания сновидения, имевшего место в предшествующем парадоксальном сне. Это связано с тем, что классический сон может стереть энграмму. У одних людей это выражено в большей, у других - в меньшей степени. При просыпании во время парадоксального сна содержание сновидения остается в памяти. Бывает и так, что, проснувшись во время этого сна и, восстановив увиденное в памяти, человек приходит к выводу, что, поскольку в сновидении есть какой-то важный смысл, он порассуждает на эту тему завтра, но, снова заснув и проснувшись, он осознает, что ничего не помнит. Это связано с тем, что после сновидения развился классический сон и энграмма потерялась.

Содержание сновидений помогает аналитику понять проблемы пациента. Поэтому так важно регистрировать сновидения и работать над ними вместе с пациентом, что бывает невозможным, если он их не помнит. В процессе психоаналитической терапии пациент начинает лучше вспоминать содержание сновидений.

Существует несколько методов, помогающих запомнить сновидение. Согласно одному из них, перед засыпанием пациент кладет рядом с подушкой диктофон и в момент пробуждения фиксирует несколько фраз или хотя бы ключевое слово, которое отражает какую-то часть переживаний. Иногда достаточно вспомнить этот фрагмент и содержание сна восстанавливается в памяти.

Во время сновидения происходит ослабление контроля ego и superego и прорыв в сознание вытесненных комплексов и переживаний различного содержания, которые оказывают постоянное давление на сознание, стараясь вторгнуться в него. В сновидении предоставляется такая возможность, и содержание бессознательного оказывается в сознании спящего. Если эти материалы достаточно эмоционально неприятны, пугающи, насыщены отрицательными эмоциями, психика начинает защищаться от их прорыва в сознание и сразу же возникает защитная реакция.

Например, человек начинает видеть кошмарный сон и просыпается. Кроме того, в результате действия механизмов психологической защиты даже при ослаблении во время сна контроля ego и superego этот контроль существует и приводит к тому, что часть сновидения прорывается в сознание в измененном, замаскированном, а не в первоначальном виде. В сновидении содержится индивидуальная или общепринятая символика, имеющая определенную окраску, подразумевающая разнообразные смысловые оттенки.

То, что человек видит во сне и о чем он может рассказать, называется манифестным сновидением, представленным в системах образах содержанием. За манифестным содержанием скрывается латентное содержание сновидений, анализу которого в психоанализе придается особое значение. Латентное сновидение представляет скрытый смысл, который следует расшифровать. Анализ латентного сновидения может быть достаточно сложным из-за возникающего сопротивления психики усвоению негативной или несовместимой с superego информацией. Латентное содержание оперирует символами. В классическом психоанализе особое значение придается сексуальной символике.

Классическая трактовка символов обычно сводится к:
1. символике сексуального акта (движение по лестнице, преодоление какого-то препятствия и пр);
2. анализу символов, отражающих мужские и женские половые органы. Эта часть интерпретации сновидений остается недостаточно аргументированной.

При анализе сновидений необходима осторожность в трактовках символики, которая может иметь разнообразное значение. Так, например, образы ужа и змеи означают в классическом психоанализе символы мужской сексуальности. На самом же деле, это может трактоваться как символ мудрости, а также иметь смысл, отражающий локализацию процесса в глубинном бессознательном с возникновением архетипных образов. Поэтому однозначный анализ этих, как и других, символов может оказаться неадекватным. Психоаналитическая интерпретация сновидений может быть проиллюстрирована следующими наблюдениями:

Наблюдение 1. Женщина, муж которой страдает от не очень серьезной болезни, видит себя во сне гуляющей по улице города и встретившей своего знакомого, с которым она не виделась с момента окончания университета. Она рада встрече. В процессе прогулки женщина заходит в шляпный магазин (шляпа-символ женской сексуальности) и начинает примерять очень дорогие шляпы, которые не очень ей подходят. В момент приобретения шляпы, стоимость которой для нее нереальна, ее знакомый стоит сзади. Женщина просыпается с ощущением неприятного эмоционального состояния.

Анализ сновидения проводился с использованием следующей интерпретации. Встреченному случайно мужчине пациентка симпатизировала во время обучения в университете. Он испытывал по отношению к ней аналогичные чувства, но, в связи с разницей в их социальном статусе, она не решалась пойти на встречу этим чувствам, испытывая чувство стеснения. Это привело к разрыву отношений. Выйдя замуж за другого, пациентка постоянно испытывает материальные затруднения, препятствующие приобретению дорогостоящих и нравящихся ей вещей. Вдруг во сне она видит человека, который «ассистирует» ей при покупке шляпы, несмотря на то, что она давно не вспоминала о его существовании. Встреча позволяет женщине осуществить в присутствии своего знакомого то, что она не могла реализовать в реальной жизни. В случае наличия между ними близких отношений, проблема приобретения дорогих вещей для нее была бы снята. Дальнейший анализ сновидения позволил выделить еще одну деталь, о которой пациентка вначале не рассказала. Выбранная ею шляпа была черного цвета. Новая информация привел аналитика к пониманию причины того, почему сновидение, казалось бы, столь нейтрального характера, вызвало у пациентки ситуацию сильного дистресса. Это было связано с представленной в сновидении тематикой траура (черный цвет шляпы), отражающей глубоко скрытое желание смерти мужа, который на момент обращения жены к психоаналитику был болен.

Наблюдение 2._ Пациентка рассказывает о сновидении, которое ее очень испугало. Она увидела себя лежащей в окружении ряда горящих свечей на чем-то, напоминающем стол. Возникшие ассоциации со смертью спровоцировали появление сильного страха. Появившийся из-за шкафа незнакомый мужчина, открывает шкаф и начинает выбрасывать его содержимое, откладывая отдельно самые дорогостоящие из ее платьев. Приближение мужчины, казалось бы, должно было бы вызвать у пациентки страх, но у нее при этом появляется чувство облегчения и уверенности. В это время раздаётся стук в дверь. Открыв ее, женщина видит на пороге своего мужа, который пытается ей что-то сказать. Действия мужа вызывают у нее неприятные ассоциации, но никто из стоящих по обе стороны порога его не переступает. Пациентку испугал сон, во время которого она увидела себя умершей. Анализ предшествующих событий показал наличие в жизни женщины большого количества желаний, которые она не могла реализовать т.к. муж, с одной стороны, отрицательно относился к ее самостоятельности, а, с другой, - постоянно упрекал ее в том, что она тратит много денег на приобретение ненужных, с его точки зрения, вещей и неадекватной оплаты способов своего времяпрепровождения. Она решила пойти работать и стать самостоятельной. То, что она увидела себя мертвой в сновидении, означает, что какая-то часть ее личности действительно умерла. Мужчина, выбрасывающий вещи из шкафа, - ее анимус. С ним связано охватившее пациентку чувство облегчения. Муж, стоящий по ту сторону порога, находится вне ее психического мира, поэтому она и не может установить с ним контакт.

Расшифровка символов носит весьма относительный и часто односторонний характер. Символика может быть неоднозначной.

Так, например, в сновидениях достаточно часто возникают сюжеты, в которых присутствует вода, озеро, океан, колодец. Спящий спускается в воду и погружается в нее.

С точки зрения классического психоанализа, такие сновидения интерпретируются как желание вернуться в материнское чрево (околоплодные воды). В то же время сновидение может означать стремление к возврату в океан коллективного бессознательного. В каком-то частном случае сновидение с таким сюжетом отражает пережитый страх утопления или попытку покончить с собой таким образом. Сновидения с погружением в воду появляются у пациентов в процессе психоанализа и отражают необходимость «погрузиться» в свое прошлое для поиска причины беспокоящей проблемы. Hadfield (1964) считает, что такие сновидения непосредственно связаны с мифологией и ассоциируются с «необходимостью спуститься в ад, прежде чем подняться на небо». Данте был вынужден «спуститься» в ад своего бессознательного и только после этого он смог понять смысл жизни. Таким образом, один и тот же символ может быть интерпретирован по-разному. Само погружение в бессознательное может иметь смысл поиска причины нарушения и, в то же время, рассматривается как необходимый элемент обновления, использования неистощающегося источника энергии.

Следующим примером является символика пещеры, или символика чаши. С точки зрения Freud'а, это символы женской сексуальности. Пещера и чаша символизируют влагалище.

Тем не менее, Jung оценивает эти символы как архетипы. Из пещеры вытекают ручьи, вода из которых обладает омолаживающим, несущим жизнь, целебным эффектом. Вода из Лурдской пещеры имеет способность мистического исцеления, сам по себе секс может быть символом мудрости. Библейская Ева съела яблоко из древа познания, будучи соблазненной змеем (мужской сексуальный символ). Таким образом, сексуальные символы во фрейдистской интерпретации могут представлять и другие аспекты.

Интерпретация сновидений облегчается при использовании техники свободных ассоциаций.

Пациенту предлагается лежа на кушетке, успокоиться, отвлечься от посторонних влияний улицы, работы, настоящей ситуации; вызвать у себя состояние между сном и бодрствованием, и при этом говорить всё то, что ему «приходит в голову». Некоторым пациентам бывает трудно вербализовать содержание потока сознания. Им предлагаются вспомогательные методы. Например, рекомендуют представить, что они едут в поезде, смотрят в окно на пейзаж и фиксируют на нем внимание так же, как и на своих мыслях.

Считается, что во время этого процесса пациент иногда говорит то, что отражает материал, прорвавшийся из бессознательного. Это могут быть отдельные слова и целые предложения, отражающие бессознательные желания, различного рода страхи, отношение к происходящей психоаналитической терапии, к аналитику и т. д. Пациент может начать о чем-то говорить и вдруг останавливается. Случившаяся задержка требует особого внимания. Следует проанализировать, когда она происходит и с чем связана. Целесообразно связать содержание свободных ассоциаций с тем, что дает анализ содержания сновидений.

В анализе сновидений специалисты стараются придерживаться следующего правила. Сновидение нельзя интерпретировать, обращая внимание только на его содержание, иначе его оценка будет носить субъективный характер. Для интерпретации сновидений необходимо знать в каком контексте оно возникло, и какие события в жизни человека предшествовали появлению именно этого сновидения.

Анализ аналогичен работе с ТАТ, когда пациенту предлагается придумать, пофантазировать, порассуждать и рассказать не только о том, что он видит на предлагаемой ему картинке, но и о том, что происходило до события, которое он увидел на картинке и то, что, по его мнению, будет происходить после этого события.

Пациенту предлагается рассмотреть сновидение как звено общей цепи событий. Зачастую приходится возвращаться к анализу уже обсужденного ранее сновидения в контексте конфликта и событий жизни, имеющих для пациента особое значение.

Можно обратиться к пациенту с просьбой еще раз вернуться к сновидению и постараться вспомнить какие-то детали, на которые он раньше не обратил внимания; связать воедино несколько сновидений, следующих одно за другим через определенный промежуток времени, и отыскать наличие общего компонента, который был бы характерен для каждого сновидения.

Рассказ о сновидениях требует вторичной ревизии, т.к. сновидение само по себе носит фрагментарный характер и для достижения логичности и последовательности изложения необходима когезивность (спаянность). Несмотря на то, что этот процесс происходит автоматически в бодрствующем состоянии, необходим элемент волевых усилий, включающий преодоление психологической защиты.

Freud выделял такие понятия, как толкование (интерпретация) сновидений и работа сновидений. Под работой сновидения понимается бессознательно происходящая операция, в процессе которой латентное содержание сновидения превращается в манифестное (происходит перевод скрытого смысла сна в явный). Толкование сновидений - попытка диагностировать скрытый смысл сновидений. Именно поэтому, психоаналитическая трактовка сновидений должна проводиться с учетом дифференциации латентного и манифестного его содержания.

В интерпретации сновидений важно акцентировать внимание на феномене перемещения. Самая важная часть сновидения может находиться где-то в стороне, будучи отодвинутой на второй план.

Например, пациент во сне переживает ощущения, связанные как будто бы с проникновением под его кожу каких то насекомых. Он обращается к знакомому врачу, который объясняет возможные причины таких ощущений, называя чесотку, трофические расстройства и т. д. В то же время, он обращает внимание пациента на возможную связь этих ощущений с состоянием его сердечно-сосудистой системы.

Между тем психоаналитическое исследование показывает, что пациент является человеком с гипертрофированным чувством собственной значимости и страхом потери уверенности в себе. Обращение к психоаналитику явилось для него серьезным шагом к преодолению себя, т.к. во время визита он должен был рассказывать о себе то, что, с его точки зрения, его компрометирует. Результатом переживаний явились боли в области сердца и сновидение, в котором проникновение психоаналитика в ментальное пространство пациента трансформировалась в попадание под кожу насекомых. Это привело к фиксации на сердцебиении и болях в области сердца, которые хотя и нашли отражение в сновидении, но возникли на втором плане.

Интерпретация сновидений должна включать понимание того, что часть приснившихся образов может быть непосредственно связана с осознаваемой личностью пациента, а какая-то другая представляет вытесненную и скрытую в бессознательном.

Так, например, пациентке часто снится, что кто-то стучит в окно. Когда она подходит к окну, она видит красивую женскую фигуру. Сама пациентка как защитный механизм выбрала для себя подчеркнуто мужественный стиль, как в одежде, так и в манере поведения. Женская часть ее личности недостаточно реализуется и, прорываясь в сновидениях, находит символическое выражение в стуке в окно и стремлении войти. В этом сновидении ассоциацию следует искать не с другим человеком, а с набором качеств, присущих данной пациентке.

Как уже указывалось, в силу того, что у детей в меньшей степени представлен контроль сознания, содержание их сновидений носит более манифестный и менее латентный характер. Большая часть детских снов содержит в себе реализацию желаний без каких-либо упреков со стороны ребенка в свой адрес. Ребенка привели к аттракциону с железной дорогой, он прокатился по ней, ему хотелось еще, но взрослые не разрешили. Во сне он видит настоящую железную дорогу, по которой он едет столько времени, сколько хочет и получает от этого удовольствие. Такого рода сновидения обеспечивают прямую реализацию желаний.

Детские сновидения отражают непосредственно увиденное и пережитое. В них могут содержаться элементы сказок, которые произвели на ребенка сильное впечатление. В большей степени такие сновидения включают в себя материалы глубинного бессознательного. Видимо, поэтому детские сны часто сопровождаются ночными страхами.

Какая то часть сновидений остается не понятной и не расшифрованной. Это связано с тем, что сновидения, неподдающиеся интерпретации, отражают какую-то матрицу психики, репродуцирующую содержание образа, выходящего за пределы личностного опыта. Такие сновидения относятся к разряду редких, не встречающихся в повседневной «ночной» жизни. Как правило, они возникают во время каких-то значимых событий, перед принятием важного решения, в кризисные периоды жизни. Они как бы подсказывают человеку не решение вопроса, а необходимость призадуматься и сконцентрироваться на себе, остановиться и оглядеться. Содержание этих снов может быть разным, но в них обычно присутствуют круги, квадраты, мандалы, большие пространства, залитые водой; стихийные бедствия (наводнения, пожары); ящерицы, змеи, крокодилы, доисторические животные и.т.д. Эти сновидения, в отличие от обычных, всегда хорошо запоминаются и практически не забываются.

 

Источник: 
Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психоанализ и психиатрия: Монография. - Новосибирск: Изд. НГПУ, 2003.