Профессиональный стресс. Теории и модели профессионального стресса

Профессиональный стресс – напряженное состояние работающего человека, возникающее у него при достаточно длительном, более или менее интенсивном воздействии эмоционально-отрицательных и экстремальных факторов, связанное непосредственно с выполняемой профессиональной деятельностью. Различают такие разновидности профессионального стресса, как информационный, эмоциональный и коммуникативный стресс.

В случаях информационных перегрузок, когда человек не справляется с возникшей перед ним задачей, не успевает принимать важные решения в условиях, прежде всего, острого ограничения во времени, возникает информационный стресс. Причем, как мы понимаем, напряженность еще может усилиться, если принятие решения, выполнение ответственного задания связаны с высокой степенью ответственности, или происходит при недостатке необходимой информации, частом или внезапном изменении заданий, требований, информационных параметров профессиональной деятельности.

Эмоциональный стресс может переживаться тогда, когда разрушаются внутренние установки, личностные ценности человека, связанные с его профессией, работой, должностью. Эмоциональный стресс возникает при наличии реальной или предполагаемой опасности, переживаниях унижения, вины, гнева и обиды, непонимания, недоверия, несправедливости, в случаях противоречий или разрыва деловых [личных] отношений с коллегами по работе или конфликте с руководством (это уже приближение к коммуникативному стрессу).

Коммуникативный стресс , связанный с реальными проблемами делового общения, проявляется в повышенной раздражительности, неумении защититься от коммуникативной агрессии, неспособности сформулировать отказ там, где это необходимо, незнании [специальных] приемов защиты от манипулирования, несовпадении по темпу общения.

Если попытаться отследить динамику профессионального стресса, то можно определить следующие стадии развития стрессового состояния:
– нарастание напряженности (I);
– собственно стресс (II);
– снижение внутренней напряженности (III).

Уточним: продолжительность первой стадии может быть разной. Один человек заводится практически мгновенно, в течение двух-трех минут, а у другого внутреннее напряжение (до сброса, вспышки, приступа) накапливается в течение нескольких дней, недель или даже месяцев. Состояние и поведение человека при стрессе резко меняется и часто на противоположное. Об этом человеке иногда говорят: он потерял свое лицо или он потерял самообладание : спокойный и сдержанный неожиданно становится суетливым, раздраженным, даже агрессивным и жестоким, живой, подвижный и общительный человек может стать мрачным, замкнутым и заторможенным. На этой стадии исчезает психологический контакт в деловом и межличностном общении, появляется отчуждение в отношениях… И хотя на первой стадии стресс еще остается более или менее конструктивным и может в некоторых случаях даже повысить успешность профессиональной деятельности, постепенно ослабевает самоконтроль, и человек теряет способность сознательно и разумно регулировать собственное поведение.

Вторая стадия в развитии стрессового со стояния начинается тогда, когда происходит потеря эффективного и сознательного самоконтроля (полная или частичная). Деструктивный стресс разрушительно действует на психику. Человек может осознавать свои действия или довольно плохо, или не полностью. Часто потом говорят, что в стрессовом состоянии они сделали то, что в спокойной обстановке никогда бы не сделали. Обычно все, в той или иной мере переживавшие стресс, впоследствии сожалеют о своем поведении, поступках, делах. Вторая стадия по своей продолжительности строго индивидуальна: от нескольких минут и часов до нескольких дней и недель. Исчерпав свои энергетические ресурсы, человек чувствует опустошение и усталость.

На третьей стадии он останавливается и задумывается о себе и своих поступках, переживает чувство вины, кается…

Мы знаем: пройдет какое-то время, и стресс может опять повториться. У каждого свое время, свой интервал, своя, индивидуальная форма поведения в стрессовом состояния. Свой сценарий стрессового поведения , выражающийся (помимо прочего) в частоте и форме проявления стрессовых реакций: одни в стрессе чуть ли не каждый день (но в небольших дозах – не слишком агрессивны и не портят отношения с окружающими), другие – несколько раз в год, но сильно, при этом снижая самоконтроль в общении – могут неожиданно «взорваться» и накричать на окружающих, родных и близких, сделать кому-то больно, подать заявление об уходе, разорвать отчет и т. п. Однако стрессовый сценарий проявляется не только в таких характеристиках, как частота и форма поведения и общения человека – важной и такая характеристика, как направленность стрессовой агрессии человека; на самого себя, на окружающих. Стрессовый сценарий запускается автоматически: достаточно незначительного нарушения привычного ритма и условий – и как будто против воли «включается» стрессовый механизм и начинает раскручиваться. Человек конфликтует из-за мелочей. У него искажается восприятие сотрудников и коммуникативной ситуации, близких и их отношения к нему, он придает негативное значение тем деталям, на которые в спокойном состоянии почти никогда не обращал внимание.

Здесь-то и встает главный вопрос: может ли работник, специалист, научиться регулировать собственное состояние и поведение в условиях профессионального стресса и перестроить свой стрессовый сценарий? Ответ вполне понятен – в профессиональной деятельности более успешны люди, умеющие владеть собой, имеющие развитую психотехнику личной саморегуляции, знающие свои сильные и слабые стороны, умеющие вовремя сдержаться, проявить терпение, затормозить или заморозить свои внутренние порывы и сохранить самообладание.

В принципе есть и несколько правил [саморегуляции в условиях профессионального стресса]:
– полезно понаблюдать за самим собой;
– успешность построения личной программы защиты от профессионального стресса зависит от того, насколько точно и своевременно будет замечено начало вступления полосы стресса и потери самоконтроля;
– необходимы поиски способов остановки самого себя (пауза в общении с сотрудниками, помолчать несколько молчание, выход из комнаты, кабинета и пр., смена занятия);
– серьезно задуматься и попытаться понять, что помогает снять напряжение, что больше радует, чем занимаетесь с увлечением – отсюда: стараться чаще выкраивать немного времени на занятия, которые приносят удовлетворение и радость.

В нашей профессиональной деятельности мы часто сталкиваемся с таким явлением, как раздражительность. Основная причина ее – это, конечно, усталость вследствие производственных перегрузок. Причиной хронической раздражительности на работе может выступить, и привычка постоянно общаться «на повышенных тонах». Кроме того, раздражительность проявляется и из-за внутренней неуверенности в себе – пониженная/заниженная самооценка. Тревожность, неудовлетворенность работой или должностью часто тоже вызывают раздражительность при общении. В свою очередь, повышенная раздражительность легко переходит в коммуникативную агрессию – специфическую форму выражения тяжелых, негативных состояний. Коммуникативная агрессия в условиях профессиональной деятельности проявляется в стремлении унизить в подавить соперника в конкурентной борьбе, разрушить статус и авторитет какого-либо сотрудника, в желании исключить данного человека из коммуникативных контактов. При помощи агрессии работник может защищаться от реального или мнимого нападения, демонстрировать силу и самоутверждаться, организовывать для себе психологическую разрядку, особенно если накапливается неудовлетворенность работой или служебным положением. Коммуникативная агрессия может быть физической или вербальной (словесной), прямой или косвенной (придирчивость, намеки, отказ от помощи, ложь, мелочность, угрозы), ситуативной (спонтанные вспышки слепой ярости), направленной на другого (обвинение другого), аутонаправленной (самообвинение).

Вообще, конечно, понятно, что человек чувствует себя спокойным и удовлетворенным, если в общении с деловыми партнерами соблюдается принцип справедливости: сколько он отдает в общении, столько же должен получать. При недооценке личностного и эмоционального вклада в процесс общения человек испытывает чувство обиды и стремится всеми возможными способами восстановить справедливость/равновесие. И наоборот, при переоценке активности во взаимодействии испытывает чувство вины, не менее тяжелое, чем обида, и снова стремится восстановить справедливость равновесие. Чувствительность к справедливости в деловом и межличностном общении имеют все, только одни стремятся больше отдавать (альтруисты), а другие больше брать (эгоисты). Довольно часто альтруисты больше вкладывают в общение потому, что получают от этого коммуникативное удовлетворение. При помощи таких «коммуникативных вкладов » они укрепляют чувство собственного достоинства и повышают самооценку. Эгоисты стремятся что-то получить от нужного человека, не прикладывая к этому никаких усилий или затратив минимальные усилия. Чтобы принцип справедливости в процессе делового общения не нарушался, необходимо правильно выбрать психологическую единицу своего вклада в общение. И тут сразу приходит на ум золотое правило этики : «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». Или иначе: «Не делайте другим того, чего не хотите себе». Чтобы не попасть в стресс, связанный с проблемами делового общения, вероятно, необходимо помнить одно главное условие: быть терпеливым к разным людям и сохранять самообладание в трудных ситуациях. Терпеливый человек опирается на свой профессиональный и жизненный опыт, показывающий, что деловых партнеров без недостатков не бывает. Он знает свои недостатки, поэтому спокойно и терпеливо относится к недостаткам окружающих людей. Вероятно, стоит помнить правила:
– внутренне решиться заботиться о самом себе, своем спокойствии;
– не брать всю вину на себя;
– не винить партнера;
– дать время себе и партнеру, коллеге обдумать решение…
– научиться отказывать.

При формулирования отказа текст, произносимый отказывающим человеком, содержит три основные части: фразу, содержащую положительное содержание (положительную оценку собеседника, отношений или ситуации); фразу, содержащую отрицательное содержание (формулировку отказа я его объективных причин); фразу, содержащую опять положительное содержание (положительный прогноз относительно того, что когда-то в будущем помощь партнеру может быть оказана, потому что является важным факт сохранения хороших отношений).

Приведенная формула отказа является эффективной, потому что построена на основе психологических законов восприятия и общения – человек акцентирует внимание и эмоционально реагирует на начало и конец общения, лучше запоминает именно начало и окончание разговора, а содержание середины несколько «смазывается», не несет для него особой эмоциональной нагрузки и часто воспринимается более спокойно. Особенно, если эта середина «пронизана» объективными причинами, вызвавшими отказ.

А теперь – о манипулировании. Часто о нем говорят в медицине, когда врач осуществляет медицинские манипуляции на теле пациента , чтобы вылечить его. О манипулировании говорят в кукольном театре, когда актер вручную манипулирует куклами, привязанными на ниточках. Куклы повторяют облик человека, но не имеют внутреннего духовного содержания: у них нет собственных желании, направляющих их активность. Манипулируют с предметами фокусники в цирке…

А у нас в качестве активного субъекта выступает человек. О манипулировании, имея в виду особый род человеческого взаимодействия, говорят всегда лишь с негативным оттенком, предполагая что-то уничижительное, обидное, снижающее статус человека и разрушающее его человеческое достоинство. Цели манипулятора просты и очевидны:
– корысть (деньги, связи), стремление использовать силы и жизненное время другого человека;
– самоутверждение.
Критериями, свидетельствующими о том, что манипулирование действительно имеет место, выступают ситуации:
– когда один человек запугивает другого и стремится вызвать в нем переживания страха;
– когда манипулятор заставляет другого человека переживать вину и раскаяние в то время, когда тот ни в чем не виноват;
– когда кто-то пытается сделать так, чтобы другой почувствовал подавленность, неуверенность в себе, снижение самооценки;
– когда первый вызывает в другом чувство навязанного долга.

В роли «жертвы» часто выступает открытый и добрый человек, который [долго] не может поверить в то, что его используют. И то, что такие люди «добыча» для манипулятора, еще не причина того, что им нужно освобождаться от своей доброты и становиться злыми и закрытыми. Доброта приносит человеку радость: он счастлив, когда может кому-то помочь, он умеет искренне радоваться и преданно любить. Темные и тяжелые чувства посещают его очень редко, душа его светла и легка. С возрастом он становится красивее: его лицо светится, глаза лучатся…

Манипулятивное общение – общение скрытое и «замаскированное». Обычно манипулятор объясняет свои действия стремлением заботиться не о себе, а о другом человеке. Поэтому если другой открыто говорит о том, что. он понимает истинные цели манипулятора, ситуация общения между ними кардинально меняется. Манипулятор начнет стремиться учитывать интересы и желания своего партнера или вовсе прекратит свои попытки. Вполне возможно, что он захочет уйти (что воспринимается партнером, как освобождение из плена).

Отметим еще и так называемый, условный стресс несовпадения по темпу общения. Люди часто бывают недовольны друг другом, если один излишне медлителен, а второй излишне поспешен. Перед сверхмедлительными и сверхторопливыми стоит одна и та же задача: изменить темп общения в сторону усреднения. Иначе: те, кто общается слишком медленно, должны стремиться к возможному ускорению в выражении своих мыслей и чувств. А те, кто общается слишком торопливо, должны стараться замедлять себя в разговорах с другими людьми…

Большая часть родителей формирует у нас в детстве программу на успех. Называя детей талантливыми и способными, ругая даже за «четверку», они дают установку: вуз – престижная работа – высокая должность – стремительная карьера и потрясающая зарплата – все блага мира… Трудности и проблемы возникают тогда, когда нет внутренних ресурсов для достижения того уровня успеха профессиональной деятельности, который он планирует (по родительской программе). Например, он хочет быть известным художником или писателем, но не имеет художественных или литературных способностей. Стремится к руководящей должности, но не умеет эффективно общаться с людьми. Отсюда – тяжелые переживания, вплоть до нервных срывов и депрессий, начинаются тогда, когда слишком высокий уровень притязаний, связанный с усвоенной в детстве установкой только на успех и достижения, не обеспечивается внутренними ресурсами человека – его возможностями и способностями. Правда, могут быть и другие, внешние преграды: непризнание таланта обществом, несоответствие историческому времени, неблагоприятные обстоятельства жизни. К депрессии и личностному разрушению, к тяжелому стрессу приводит внутренний, психологический механизм самооценки, имеющийся у каждого человека – он отождествляет (идентифицирует) себя с результатами своей жизни и деятельности. Он не умеет понять, что сам по себе, вне зависимости от успеха и достижений, – ценность, как может быть ценной и уникальной любая человеческая личность. А так важно уметь чувствовать, что независимо от должности, которую занимает человек, независимо от заработка, его любят и ценят близкие, родные и друзья.

А стресс, вызванный боязнью сделать ошибку ? Страх ошибки появляется, когда человек имеет слишком сильную внутреннюю установку только на успех и когда существуют запреты или карательные санкции в случае ошибки (уменьшение зарплаты или премии, увольнение и т. д). Как это ни покажется странным, наиболее сильный стресс человек переживает в именно тогда, когда стремится быть только успешным и удачливым. Боязнь ошибки блокирует творческие способности: испытывается внутренняя скованность и напряжение, появляется повышенный самоконтроль и излишне жесткая схема слежения за собственными действиями. В результате человек сам снижает свой потенциал. Страх сделать, ошибку заставляет человека избегать всего нового, в определенном смысле делает его излишне консервативным. Человек строит защиты везде и повсюду и даже там, где в этом нет объективной необходимости.

Профессиональная деятельность многих мужчин в женщин часто бывает похожа на отчаянный бег по дорожкам конкуренции: в окружающих людях они видят именно конкурентов, даже в друзьях и близких; их сопровождает страх оказаться несостоятельными и проиграть в конкурентной борьбе. Они болезненно реагируют на малейшие детали, проскальзывающие в обычных разговорах, ревнуя к успеху даже тех людей, которых не знают. Наконец, они боятся быть естественными, и для того, чтобы их считали успешными в преуспевающими, ведут себя неестественно, приукрашивая себя и свою жизнь. На «алтарь конкуренции» часто кладется все: силы, здоровье, отказ от радостей жизни, друзей, любви, а подчас и от рождения детей. Человек, отдающий себя конкурентной «гонке», начинает жить «не своей жизнью»: он выбирает работу не по склонности, а в соответствии с престижем, его окружают только «нужные» люди, а на друзей не хватает ни времени, ни сил. И часто наступает не только стресс – появляется реальная психологическая, эмоциональная зависимость, аддикция, известная ученым как «работоголизм».

Обычно считается, что стресс возникает при неблагоприятных условиях. И это действительно так. Но негативные условия – не единственный источник стресса – интенсивный стресс может испытываться и тогда, когда пришел крупный успех, для достижения которого было затрачено много усилий и много времени. Стресс, настигающий человека в момент наивысшего успеха, выражается в том, что после свершения значимого события часто наступает состояние пустоты, ненужности того, что осуществилось. После достижения значимой цели может возникнуть резкое понижение жизненного тонуса – развиваются апатия, безразличие, становится непонятно, зачем столько времени и сил было отдано всему этому? Ожидалось, что придет огромное счастье, но, в основном, все остается по-прежнему – отсюда разочарование в себе, в людях, в жизни вообще. В таком эмоциональном состоянии человеку кажется, что он не получил всего того, что заслужил тяжким трудом, а теперь не может воспользоваться его плодами – и вот они – депрессия, уныние, болезнь, стресс. Может быть, для того, чтобы не попасть в стресс, связанный с успехом, необходимо не выкладываться до конца и не надрываться для достижения даже самой значимой цели? А в момент достижения не останавливаться и планировать свою жизнь дальше? Помнить, что пустота после успеха – это лишь освобождение для того, чтобы наполниться чем-то новым? Вероятно, сразу же, практически на следующий день, стоит переключиться на другую деятельность и начать что-то новое. И, главное: оставаться активным и направить свою энергию на достижение новой цели.

Осталось добавить о суровых, но вполне понятных взаимоотношениях между стрессом и деньгами: стресс возникает и в тех случаях, когда подарки судьбы обрушиваются неожиданно, когда человек к этому не готов, и, особенно когда это связано с большими деньгами. Замечено, что крупный лотерейный выигрыш или неожиданное наследство в большинстве случаев приносят отнюдь не пользу… Личность часто теряет ориентиры привычной жизни, начинает метаться, совершает странные и неожиданные поступки, тратит огромное количество денег впустую и т. д. Проблема денег и связанных с ними переживаний неоднозначна. «Все зло от больших денег», – эта формула права [когда большие деньги приходят неожиданно]. А многие замечают: не приносят счастья деньги, заработанные не собственным реальным трудом. Существует своеобразная «философия денег», которая пока не всем известна в России, потому что большие деньги и искусство обращения с ними – проблемы, с которыми здесь столкнулись недавно. Так, известно, что у каждого человека есть своя индивидуальная «граница» – запрограммированное для него количество денег или богатства. Для одного достаточно купить квартиру, дачу, машину, а дальнейшее наращивание состояния «блокируется» возникающими преградами и неудачами. Для другого даже покупка острова еще далеко не предел. Бывает, что неприятные события, связанные с деньгами, могут казаться неожиданными только для самого человека, а на самом деле они являются прямым следствием объективных закономерностей. Хотя частенько с деньгами связывается только положительное, и совершенно забывается об отрицательных последствиях высокого материального благополучия или богатства. Итак, деньги дают свободу, власть, уверенность в себе, расширяют возможности, обеспечивают высокий уровень жизни. Положение в обществе, хорошее образование, достойное медицинское обслуживание, круг общения, путешествия, удобства, вкусная еда, одежда – это далеко не полный перечень всего того, что можно приобрести, имея солидные деньги. Но деньги связаны и с переживаниями стрессового характера: возникает безудержное желание их не только потратить, но и преумножить. Идя на риск, вкладывая деньги в сомнительные предприятия, человек мостит себе дорогу к тяжелому стрессу, если теряет свои сбережения. Но даже если деньги на месте, всегда остается страхом их потерять.

Результаты изучения профессионального (рабочего) стресса, его причин и проявлений, механизмов купирования и преодоления и других вопросов сегодня еще недостаточно раскрывают такие аспекты этой проблемы, которые связаны со спецификой современных видов деятельности, отражающей характер развития технического и технологического, электронного и компьютерного оснащения практически всех сфер производства. Характер информационного взаимодействия человека и техники, высокая ответственность и сложность и ряд других особенностей обусловливают не только возможность развития у специалистов состояния стресса, но и специфические источники его формирования (помимо прочих организационных, физических, социальных факторов), связанные с информационной (умственной) рабочей нагрузкой, процессами преобразования информации, содержанием сообщений и с другими факторами соответствующих профессий.

Профессиональный стресс можно попытаться определить как многомерный феномен, выражающийся в физиологических и психологических реакциях на сложную трудовую ситуацию. Такой подход позволяет выделить следующее:
1) определить, какие изменения (параметры) данного феномена соответствуют рассматриваемому виду трудовой деятельности;
2) выявить «желательные области» (как с точки зрения субъективных, так и объективных реакций рабочего) в каждом из исследуемых измерений;
3) стандартизировать отклонения, с тем, чтобы соотнести реакции в каждом из изучаемых измерений. В идеале эти отклонения отразят паттерны реагирования, а также величины и длительность этих отклонений;
4) определить «вес» каждого из исследуемых измерений .

Главным в исследованиях профессионального стресса сегодня является понятие контроля (то есть оценки и коррекции) способов и результатов профессиональной деятельности. Так, существует гипотеза о том, что переживание стресса возникает при взаимодействии между двумя факторами – ответственностью и контролем («широта работы» и «психологические требования»). Высокую напряженность имеет такая работа (профессия), в которой индивид при большой ответственности имеет недостаточный контроль за способами и результатами выполнения заданий. «Активные» профессии предъявляют большие требования, но также дают большую степень контроля (врачи, адвокаты, руководители). Есть и профессии с высоким уровнем контроля, но относительно низкими требованиями (или требованиями с отдаленной по времени реализацией) – ученые, архитекторы, ремонтники – они считаются наименее стрессовыми. Пассивные профессии (сторожа, вахтеры) дают мало возможностей для контроля, но предъявляют и низкие психологические требования к работнику .

Существует ряд моделей профессионального стресса, среди которых наиболее известной является так называемая Мичиганская модель (и ее варианты), созданная в Институте социальных исследований Мичиганского университета (США). Эта модель стресса, вызванного социальным окружением, отражает особенности восприятия человеком факторов этого окружения и его реакций, а также возможные последствия влияния этого состояния на здоровье индивида.

Индивидуальные различия и элементы социального окружения могут изменять эти отношения .

Согласно другой модели источником стресса, как и в модели социального окружения, является объективная (реальная) ситуация, которая посредством механизма ее оценки воспринимается как субъективно отраженная. Эта оценка переходит в фазу принятия решения о проявлении специфической реакции, которой является, главным образом, сознательное поведение, а не сочетание поведенческих, физиологических и психологических реакций, как в модели социального окружения. Хотя эти две модели и согласуются между собой, они отличаются типом конечных результатов .

Общая модель профессионального стресса отражает содержание и характер взаимосвязи основных компонентов. В целом, факторы системы труда могут вызывать прямые стрессовые реакции, которые регулируются личностными и когнитивными характеристиками . Если эти краткосрочные стрессовые реакции становятся хроническими, они могут привести к значительным негативным последствиям для здоровья и работы .

Представители когнитивного подхода считают, что рассогласование между требованиями деятельности и когнитивными ресурсами субъекта инициирует активность одного из управляющих контуров, обеспечивающих уменьшение рассогласования. Первый контур включает такие стратегии, как «работать напряженнее» (в краткосрочном, оперативном плане) или приобретение новых навыков (в долгосрочном плане). Это попытки активной адаптации – они направлены на снятие рассогласования с помощью управляющего решения усилить использование когнитивных ресурсов. Два других контура также направлены на снятие рассогласования, но путем изменения оценки уровня требований и (или) целей деятельности (второй контур) или управления внешними условиями труда (третий контур). Последнее возможно только для тех видов трудовой деятельности, где высок уровень субъективного контроля. Все эти три варианта регуляции стресса характеризуются различными уровнями затрат ресурсов . В первом случае (прямой когнитивный контроль) деятельность сохраняется на должном уровне ценой возросшего усилия и физиологической активности. Во втором (когнитивная переоценка) – стабильность психического состояния индивида достигается ценой снижения эффективности деятельности. В третьем (косвенный когнитивный контроль) эффективная деятельность может быть сохранена без дополнительных усилий путем, например, более целесообразного планирования или лучшей организации труда. В контексте этой модели напряженность определяется как затруднения в сохранении (удержании) целей деятельности и связана с использованием прямого когнитивного контроля. Напряженность возникает чаше всего при высокой нагрузке (когда усилия и так достаточно высоки), особенно в условиях, когда низкий субъективный контроль за деятельностью не дает свободы в выборе стратегии. Напряженность связана с активной поведенческой адаптацией и включает высокие субъективные усилия, активацию и компенсаторную регуляцию деятельности. При этом напряженность и усилия не тождественны .

Разработка концепции профессионального стресса как проблемной ситуации подразумевает рассмотрение двух базовых компонентов: ориентацию и контроль (управление), которые, в свою очередь, также могут быть разделены на отдельные компоненты:
– ориентация включает процесс идентификации проблемы (сканирование характеристик проблемы, ее определение, субъективные оценки и целеполагание) и процесс формирования стратегий решения проблемы;
– в контроле можно выделить реализацию деятельности по решению проблемы и приобретение новых адаптационных навыков.

Если результатом ориентировки будут неудачи в идентификации проблемы и ошибки в формировании стратегий решения проблемной ситуации, то неизбежно возникновение стрессогенного состояния и сопровождающего его чувства беспокойства, беспомощности и неопределенности. Ошибки контроля, обусловленные чрезмерными усилиями или обратной связью от предшествующих ошибок контроля, возвращают индивида на фазу идентификации проблемы или провоцируют компенсаторную деятельность. В обоих случаях проблемная ситуация не получает своего разрешения.

Сопоставление различных теорий и концепций профессионального стресса свидетельствует о том, что они отражают две позиции: с одной стороны, процессуальную и регулятивную, с другой стороны – предметную и коррелятивную (причинно-следственную). Эти два аспекта тесно между собой связаны – любая профессиональная деятельность может порождать психологические причины развития стресса или отражение в психологическом статусе и в поведении эффектов неблагоприятного воздействия факторов физической и социальной среды, так же как любой психологический стресс внутри-личностной и межличностной природы находит свое отражение в поведенческой, в том числе и рабочей, активности человека.
И еще такая сложнейшая [и рядом стоящая] проблема – десинхроноз .

Можно ли декретом правительства заставить Солнце всходить или заходить на час, два, три раньше? В стране, где, по результатам опроса ВЦИОМ, проведенного ко Дню российской науки (8 февраля 2011 года), треть населения считает, что Солнце вертится вокруг Земли, многие вполне допускают такую ситуацию. Однако государственные эксперименты со временем отнюдь не безобидны для нашего здоровья. В свете сообщений о скором (весной 2014 года) принятии указов о переходах на зимнее и летнее время, становится все неуютнее..

Практически все живое на Земле находится под влиянием суточного цикла: обращение планеты вокруг собственной оси определяет интенсивность солнечного излучения и силу притяжения. В суточном цикле живые организмы ориентируются на восход и заход Солнца, на момент максимального возвышения Солнца над горизонтом, то есть истинный (астрономический) полдень. Эти те же события послужили опорными точками для расчета шкалы времени. Поворот планеты на 15 градусов соответствует временному промежутку в один час. Земля «нарезана» на 24 дольки в 15 градусов, каждая из которых составляет один часовой пояс. Полдень на часах в каждом поясе должен совпадать с моментом истинного (астрономического) полдня. Точка отсчета для поясного деления, Гринвичский меридиан, условна. Солнечное поясное время – самое правильное не только с астрономической, но и с физиологической точки зрения. Естественный суточный ритм человеческой жизни складывался тысячелетиями, однако до сих пор бытует мнение, что его можно произвольно менять. Это мнение питает распространенная, но необоснованная уверенность в том, что человек – царь природы и может самовольно распоряжаться и ею, и самим собой как частью природы. Например, легко и быстро адаптироваться к произвольно выбранному временному режиму без учета естественного ритма вращения Земли. Серьезные советские ученые, такие, как, например, академик Опарин в 1963 году заявляли, что теперь биологические закономерности отошли на задний план , что социальная форма движения более совершенна, чем биологическая, что человеческое общество – это система не адаптирующаяся, а самоперестраивающаяся, преобразующая действительность в соответствии со своими нуждами. Теорией дело не ограничилось. Постановлением Совета народных комиссаров от 16 июня 1930 года время в СССР стало опережать поясное на один час. С 1 апреля 1981 года на территории СССР ввели летнее время, опережающее поясное уже на два часа, то есть еще на час по сравнению с декретным. Россия, которая простирается с востока на запад на 170 градусов, занимает 11,3 часовых пояса. Однако бывший президент РФ Дмитрий Медведев своим указом с 28 марта 2010 года два пояса упразднил. Самара и Удмуртия перешли на московское время, а Камчатка и Чукотка – на магаданское. А в 2011 году он же, в ответ на просьбы ученых и общественности отменить «летнее» время, отменил «зимнее»…

Исследования совершенно ясно показывают, что отклонения ритмов труда и отдыха, сна и бодрствования от солнечного поясного времени приводит к стрессам и десинхронозам, то есть рассогласованию внутренних ритмов организма с суточными ритмами.

Вот статистика скорой помощи Новосибирска в период перевода стрелок на «летнее» время за последние три года: число вызовов к больным с гипертоническими кризами и инфарктами миокарда в первые пять суток после перевода стрелок по сравнению с предыдущей пятидневкой увеличилось на 11,7 %, количество суицидов – на 66 %. В третью пятидневку после перевода стрелок число вызовов по поводу несчастных случаев было на 19,2 % больше, чем в течение пяти суток до этого события. По данным ГИБДД за 2011 год, за 15 дней после перевода стрелок в Новосибирске произошло на 41 % больше ДТП, в которых пострадали люди, чем за тот же срок до введения «летнего» времени.

Реакция части людей на перевод часов вполне укладывается в картину позитивной стресс-реакции, которую Селье назвал эустрессом. Люди не ощущают стрессирующей нагрузки , которую создает перевод стрелок, и поддерживают свое нормальное самочувствие за счет ресурсов организма. Более того, включение дополнительного энергетического обеспечения организма ощущается как прилив сил. Но лишь до тех пор, пока есть эти ресурсы, а к тому времени, когда они будут исчерпаны, медицинская помощь уже станет малоэффективной. А люди со сниженным адаптивным потенциалом? До перехода на «летнее» время они жаловались на повышенную утомляемость и слабость. После перевода стрелок у них наблюдается торможение функций центральной нервной системы и снижение умственной работоспособности; достоверное повышение частоты сердечных сокращений и артериального давления. Они жалуются на беспокойный сон, слабость, ухудшение аппетита, усталость во второй половине дня. Другими словами, ослабленные или переутомленные люди отвечают на переход к «летнему» времени негативной стресс-реакцией (дистресс по Селье).
У представителей обеих групп людей увеличиваются показатели психоэмоционального стресса, возрастает конфликтность, ухудшается успеваемость. И в норму показатели приходят спустя примерно две недели после введения «летнего» времени. Обратный перевод стрелок – на «зимнее» время – вызывает примерно недельное напряжение психофизиологических показателей. Разве это не говорит о преимуществах жизни по «солнечному» времени?

О вреде регулярных переводов стрелок российские ученые заявляли неоднократно. Так, еще в 2001 году участники совместного заседания бюро отделения профилактической медицины, отделения медико-биологических наук, отделения клинической медицины и президиума Сибирского отделения РАМН приняли решение о том, что переходы на «летнее» и «зимнее» время не соответствуют биологическим ритмам человека и могут приводить к нарушениям физиологических функций. В обращении в Государственную думу Федерального собрания Российской Федерации (№ 11-1/22 от 09.04.2001) президент РАМН академик В.И.Покровский подчеркнул: «Результаты ряда научных исследований и социологических опросов показывают, что при переходе на новое время (дважды в течение года) у большинства детей и лиц пожилого возраста отмечаются нежелательные сдвиги в деятельности организма – стресс-реакции, нарушения режима сна, ухудшение самочувствия, нарушения в деятельности сердечно-сосудистой, иммунной и других систем, обменных процессов».

Введение круглогодичного «летнего» времени заставит работающих людей просыпаться на два часа раньше существующего поясного времени, т. к. на один час мы уже «сдвинуты» декретом 1930 года. Иными словами, многим придется вскакивать в четыре часа утра по Солнцу. А между пятым и шестым часами предутреннего времени (солнечного) наступает четвертая фаза сна, необходимая, прежде всего, для восстановления функции центральной нервной системы. Если человек поднялся раньше, страдает его мозг – главный регулятор всех наших внутренних процессов. На первых порах это приводит к плохому самочувствию и головной боли, к тревоге, депрессии, внутреннему напряжению, недомоганиям, позднее – к неврозам и другим заболеваниям. Этого не понимают люди, желающие жить по «летнему» времени. Им бы хотелось возвращаться домой засветло. Но, смещая время захода Солнца, они смещают и время восхода, и если даже летом подъем в четыре утра по солнечному времени не способствует хорошему самочувствию, то зимой такая нагрузка на организм становится серьезным стрессом. В темное время суток, между полуночью и четырьмя часами утра, гипофиз интенсивно синтезирует и выбрасывает в кровь гормон мелатонин, который контролирует качественный сон и восстановление утомленных за день внутренних органов. Если человек вынужден работать ночью и отдыхать днем, то полного восстановления жизнеобеспечивающих органов и систем не происходит, поскольку у людей, бодрствующих ночью, синтез мелатонина резко уменьшается. И с каждым днем накапливается хроническое утомление, недовосстановленные органы ускоренно стареют, начинают болеть, развиваются атеросклероз, раковые заболевания, сокращается продолжительность жизни. Насильственное пробуждение очень ранним темным зимним утром сокращает продукцию мелатонина и приведет к тем же последствиям, что и ночное бодрствование. Но не только переход на «летнее» время или отмена «зимнего» времени могут стать причиной десинхроноза и биологически негативного стресса. К такому результату приведет любая попытка заставить человека жить по времени, не соответствующему суточному ритму планеты. Биоритмы человека, которые в течение сотен тысяч лет подстраивались под вращение Земли, не способны полностью приспособиться к навязанным ритмам, противоречащим законам природы .

Источник: 
Мандель Б.Р., Психология стресса