Проблемы формирования региональных рынков

условия реформирования регионального развития на огромных просторах России далеко не однозначны. Различия свойственны структуре хозяйства, его масштабности и технологическому уровню, динамике и уровню цен на потребительские товары, энергоносители, рабочую силу, недвижимость и т. д. В их основе - разный потенциал саморазвития, неодинаковая ментальность населения, резко дифференцированные показатели уровней развития инфраструктуры, плотности населения, квалификации рабочих и управленцев, унаследованная от прошлого обособленность «глубинных» регионов от внешнего мира. Как следствие этих особенностей, перед регионами встают специфические проблемы сбыта товаров и предоставления услуг, риска предпринимательской деятельности, неплатежей и бюджетных доходов.

В условиях административно-командного управления региональные власти фактически были лишены возможности проявления инициативы. По любому вопросу требовались согласования в Москве - в министерстве, главке, тресте, Госпланах СССР и РСФСР. Совершенно иная ситуация складывается в регионах при рыночной экономике: вмешательство государства в хозяйственную деятельность ограничено, центр тяжести в принятии хозяйственных решений переносится на микроуровень, где и должно быть проявлено стремление к нововведениям, росту образовательного уровня, укреплению финансовой базы, открытию экономики и ее включению в мирохозяйственные процессы. Следовательно, все эти аспекты должны учитываться в методах регулирования социально-экономических процессов, содержании и средствах региональной политики. Однако сила привычки региональных лидеров, сохранивших в большинстве случаев за собой «кресло» советской эпохи, сдерживала динамику рыночных реформ, препятствовала приспособлению региональной структуры экономики к рыночной системе. Механизмы рыночной самоорганизации в экономике преобладающей части регионов не срабатывала, выбраковки хозяйствующих субъектов, не могущих приспособиться к новым реалиям, не произошло.

Стартовые условия рыночных реформ в России были примерно такими же, как и в других бывших социалистических странах Восточной Европы. Однако путь России, особенно ее периферийных регионов, к промежуточным этапам рыночных преобразований оказался значительно длиннее. Финансовая стабилизация по формальным признакам была достигнуть в стране лишь в 1996 г. (индекс потребительских цен в процентах к предыдущему году составил 21,8 против 131,4 в 1995 г. и 214,7 в 1994 г.), то есть на пятый год реформ в то время, как в странах Центральной и Восточной Европы на это потребовалось 2-3 года. Значительно острее в России бюджетные проблемы - в 1998 г. они оставались наиболее актуальными, а в упомянутых выше странах уже в 1993-1994 гг. были получены заметные результаты по достижению бюджетного равновесия.

Можно обозначить две главные причины отставания результатов рыночных реформ России от результатов реформирования экономики стран Центральной и Восточной Европы. Во-первых, обобществление^ производства в РСФСР насчитывает семь десятилетий, а в других странах бывшего социалистического лагеря - четыре с половиной. При этом ступень обобществления была различной: в России - почти полная, а в большинстве других стран сохранялись необобществленные мелкие производители товаров народного потребления, единоличные хозяйства в аграрном секторе экономики. Во-вторых, еще раз напомним об особенностях российского пространства: размещение большей части базовых производств на территориях с экстремальными или сложными природными условиями удорожает продукцию, а территориальная растянутость многих технологических циклов производства, большие расстояния, сезонность деятельности многих российских производств объективно сдерживают экономический оборот, обуславливают повышенные потребности хозяйства в оборотных средствах. О роли инфраструктуры в трансформирующейся экономике свидетельствует, например, то, что из-за ее неразвитости инвестиции компании «Пепсико» в России начинают приносить прибыль через 4-5 лет против двух лет в Венгрии (Вардомский Л. Б., 1997).

Большинству российских регионов свойственен так называемый периферийный характер экономики. Главные черты его - узкая специализация (резко преобладают один-два вида хозяйственной деятельности), относительно невысокий уровень образования, слабое восприятие нововведений, узость финансовой базы. Отметим, что периферийность всегда была характерна для России. В Российской империи соперничали две столицы - Санкт-Петербург и Москва. В составе СССР Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) фактически имела один центр - Москву и громадную периферию, на которой выделялись несколько крупных городов-субцентров: Ленинград (Санкт-Петербург), Горький (Нижний Новгород), Ростов-на-Дону, Куйбышев (Самара), Свердловск (Екатеринбург), Новосибирск и некоторые другие. В столице и названных субцентрах складывалось интеллектуальное, инфраструктурное и информационное превосходство над остальными центрами регионов, а роль финансового центра и государственного «окна» во внешний мир безраздельно принадлежала Москве.

За годы реформирования экономики Москва резко усилила свое превосходство над другими регионами. В ней произошли существенные изменения в структуре экономики: резко сократилась доля промышленности, возросла доля услуг и банковской сферы. Бурному развитию в городе финансового, торгового и информационного посредничества в первую очередь способствовала ключевая роль в перераспределении собственности, причем не только в пределах самого города, но во всей России.

Как известно, в Москве нет добычи нефти -однако через Московскую нефтяную биржу проходит 70 % биржевого оборота нефти и нефтепродуктов. То же самое можно сказать и в отношении цветных металлов (через соответствующую московскую биржу проходят 85 % никеля, 75 % меди, 60 % свинца, 50 % алюминия), леса и лесоматериалов (через расположенную в Москве «Рослесбиржу» проходит 70-80 % биржевого оборота продукции из леса).

К анализу столичной ренты мы еще вернемся , а пока лишь кратко заметим, что за 1990-е годы произошел колоссальный отрыв столицы от остальной территории страны по уровню и образу жизни. Конечно, можно бы порадоваться за жизнь москвичей, если бы она улучшалась за счет интенсификации собственного труда. К сожалению, обогащение жителей столицы (не всех, конечно, а московской элиты) происходило и происходит за счет обнищания россиян, проживающих в других регионах, что, безусловно, имеет негативные социальные и политические последствия.

«Столичная» рента прослеживается не только в Москве, но и в наиболее крупных городах-административных центрах субъектов РФ. Выполняя посреднические и распределительные функции в отношении подведомственных территорий, они также, как и столицы, концентрируют у себя материальные и финансовые ресурсы. Положительной стороной данных процессов является усиление внутренней связности экономики регионов. Оно происходит в результате стремления к удешевлению и повышению надежности экономики конкретных территорий. Все большая часть внешних поставок по линии технологической кооперации замещается внутренними или из соседних регионов, длинные технологические цепочки замещаются более короткими. Это трансформирует сложившееся к моменту реформ межрайонное разделение труда, ослабляет экономическую спаянность российского пространства как целого, но зато понижает системный риск производственной деятельности.

За годы реформ проявилось повышение доли 4 в промышленности России регионов, специализирующихся на выпуске продукции передела начальных и промежуточных стадий. Доля лесопродукции в лесном экспорте снижается, а доля круглого леса растет. Не случайно размещение экспортного производства переместилось в глубинные районы, богатые сырьем. Такой характер участия страны во внешнеэкономических связях противоречит логике открытой экономики, оборачивается растущими потерями для экономики страны. Положение усугубляется тем, что миграционное движение населения, имеет противоположную направленность - из восточных и северных районов перемещается в западные обжитые районы. Как следствие, из активного экономического пользования выбывает значительная часть территории Севера, Сибири, Дальнего Востока. «Сжатие» экономического пространства происходит также за счет сельских территорий, удаленных от рынков сбыта продовольствия; кроме того, оно проявляется в растущем сосредоточении деловой активности в зонах транспортных магистралей федерального и международного значения.

На протяжении многих десятилетий имела место тенденция экономической экспансии на восток. Освоение новых территорий шло благодаря огромным финансовым усилиям государства. Теперь этот процесс пошел вспять. Отток населения из районов с неблагоприятными для проживания условиями стал следствием недостатков государственной региональной политики в отношении районов нового освоения. Поэтому на Севере и Востоке обозначилась более высокая доля убыточных предприятий в сравнении со среднероссийским уровнем, высокая степень дефицитности местных бюджетов. Очевидно, в связи с реализацией соглашения с ЕС о партнерстве и сотрудничестве европейская ориентация России в ближайшие годы будет усиливаться.

Источник: 
Гладкий Ю. Н., Чистобаев А. И., Основы региональной политики: Учебник - СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998. - 659 с.