Природные и социальные предпосылки способностей

Различия в позициях относительно сущности и структуры способностей отражаются и во взглядах на их происхождение и развитие. Палитра мнений, подготовивших современное состояние проблемы, обширна.

Способности носят врожденный характер. Причина их появления не ясна, но если они есть, то непременно проявятся. И тем быстрее, чем более благоприятные условия будут созданы для человека. Так, способности М. Ломоносова пробили себе дорогу через все трудности в юношеском возрасте. Дар же Моцарта, которому судьба ничем не препятствовала в раннем возрасте, засиял в три года. К сожалению, в мире отсутствует статистика фактов, свидетельствующих о том, сколько одаренных людей остались неизвестными именно из-за неблагоприятных обстоятельств, сопутствующих их жизненному пути. В этой связи такую позицию можно считать лишь гипотезой, существующей уже не один век.

Изучалась связь способностей с массой головного мозга. Предполагалось, что чем больше масса мозга превышает его среднюю величину (1400 г.), тем выше вероятность принадлежности человека к числу наиболее способных. Ошибочность этой гипотезы была опровергнута конкретными результатами взвешивания мозга людей, известных миру своими талантами.

Убедились в отсутствии связи способностей с формой черепа, особенно с наиболее развитыми его участками, под которыми располагаются центры, отвечающие за различные психические функции (восприятие эстетического, поведенческие схемы и др.).

Способности обусловлены генетически родословной. Эта гипотеза имеет много подтверждающих примеров. Так, именитых предков имели Л. Толстой, А. Пушкин, И. Шиллер. В родословной Баха в течение пяти поколений выросло 16 композиторов. Подобное наблюдалось и в родословной математика Бернулли. Однако никто никогда не считал, сколько талантливых родственников у людей обыкновенных, хотя и принадлежащих к тем же слоям общества, что и родственники. Более того, приблизительные расчеты показывают, что большинство людей на нашей планете состоят между собой в историческом родстве.

Действительно, пусть период смены поколений равен 25 годам. Так как у каждого человека двое родителей, то число его предков равно 2", где п - число поколений. Тогда, казалось бы, что 1000 лет назад (что равносильно 40 поколениям) каждый наш современник имел 2W, или тысячу миллиардов предков. Однако тогда на планете насчитывалось около нескольких сот миллионов людей. Следовательно, если бы можно было покопаться в архивах, то у каждого из современников обнаружились бы талантливые предки.

Следует упомянуть еще один момент, относящийся к возможности наследования одаренности. Речь идет о так называемом «законе регрессии к среднему уровню», согласно которому любое смешение генетических признаков устремляется К среднему уронвню общей массы людей. Например, если родители с коэффициентами интеллектуальности, равными 160 и 140, вырастили 10 детей, то усредненный коэнфициент интеллектуальности потомства находится между 150 и средним по массе - 100, т.е. равен 125. Perрессия не говорит о вырождении одаренности вопреки старинному изречению о том, что «на детях гениев природа отдыхает». Соблюдается вероятность, что среди детей талантливых родителей, возможно, будут одаренные и бездарные, но в среднем их способности оказываются подчиненными закону регрессии к среднему уровню. Это, кстати, замечено давно. Не зря А. Пушкин остерегал своего сына от поэтического пути, чтобы не ссориться с царями: «отца не перещеголяешь и плетью обуха не перешибешь».

Способности определяются исключительно социальными условиями (системой обучения и воспитания). Приверженцев этой гипотезы много и среди психологов, и среди педагогов. Проведено много экспериментов по развитию способностей к различным видам деятельности у детей, не имеющих особых признаков способностей. Имеются положительные результаты. Однако ожидаемого массового результата так и не было получено. Всемогущество социальной среды не подтвердилось исследованиями, проведенными с людьми, у которых с самого детства были приемные родители. Их способности соотносились со способностями биологических родителей.

Способности обусловлены и врожденными особенностями индивида (задатками) и связаны с его социальным опытом (наличие авторитетных для индивида талантливых людей, мудрых наставников, пребывание в атмосфере творчества, эффективная система обучения и воспитания и др.). Такой гипотезы придерживается большинство отечественных психологов.

Столь разнообразное научное наследие не могло не оставить следа и на современных взглядах ученых на соотношение врожденных и социальных начал способностей.

Деятельностный подход на вопрос о том, наследуются ли способности, дает такой общий ответ: способными не рождаются, ими становятся. Возникшее в проблеме способностей противоречие между их врожденностью и обусловленностью социальным опытом сторонники подхода пытаются снять вводом понятия «задатки». Задатки - это комплекс врожденных анатомо-физиологических особенностей организма человека (нервная система, мозг, органы чувств и движений), характеризующий его индивидуальный тип реагирования на воздействия окружающей среды.

Согласно данному подходу, природа дарит человеку не сами способности, а задатки. Но задатки служат лишь основой развития способностей. Если, например, индивид от рождения имеет прекрасную зрительную память, то еще нельзя говорить, что он способный. Способность может проявиться лишь в какой-то деятельности, в ее результатах. Именно в деятельности задатки трансформируются в способности. Так, богатая зрительная память требуется в творчестве художника, деятельности разведчика, работе астронома и т.д. Выбор этих сфер деятельности обусловлен уже не задатками, а большим числом разнородных факторов (мотивы личности, имидж профессии, влияние семейных традиций и др.).

Функциональный подход на тот же вопрос о наследовании способностей отвечает признанием их врожденности и генотипической природы: человек рождается способным. Для опровержения деятельностного базиса как единственной предпосылки формирования и развития способностей приводится ряд доводов. Так, вряд ли можно отрицать факт наличия у живого мира возможностей, которыми не обладает далее активный участник деятельности - человек (пространственная ориентация обитателей океанских глубин - китов - и почтовых голубей, чувствительность комара к теплокровному объекту и др.). Л ведь при этом понятие деятельности неприменимо к животным, насекомым, пресмыкающимся.

Не удовлетворяет сторонников функционального подхода и «черная дыра» между задатками и способностями, которую деятельностный подход не может закрыть до сих пор: каков тот механизм, который превращает физиологическое (задатки) в психологическое (способности). «Как это получается: есть листья (задатки), есть плоды (способности), но нет дерева (механизма)?» - задают они вопрос.

Соотношение задатков, функций и способностей в этом подходе выстраивается следующим образом. Задатки играют роль лишь усилителя степени проявления функции, никогда не превращаясь при этом в сами способности. По словам Е. П. Ильина, сторонника данного подхода, способности и задатки связаны между собой так, как платье с фасоном: платья без фасона быть не может, но фасон - еще не платье. Функция же является «носителем» задатка.

Таким образом, задатки и способности рождаются вместе с человеком и существуют еще до непосредственного включения его в деятельность. Что же касается результативности деятельности, она обусловлена не только способностями, но и целеустремленностью индивида, его волевыми усилиями, оптимальной мотивацией и, конечно, сложившейся социальной ситуацией. Этим самым «функционалисты» призывают педагогов и воспитателей не бояться факта врожденности способностей и действовать по принципу: кому много дано, от того и требовать следует больше. Опасаться следует больше бихевиористской уверенности в свои «сверхвозможности», дескать, из любого живого материала можно сделать все, что угодно. Это ведет к худшим последствиям и для педагога, и для его воспитанника, и для общества в целом.

Источник: 
Козубовский В. М. Общая психология: личность. Мн., 2008.