Понятие способностей и их структура

Понятие «способности» появилось в трудах Платона почти 2500 лет назад. Однако при столь солидном «возрасте», конкурирующем разве что с возрастом понятия «темперамент», оно остается молодым. Дело в том, что проблема способностей до сих пор вызывает наибольшее количество научных споров как среди психологов, так и среди физиологов, психофизиологов и нейропсихологов.

Острые дискуссии ведутся в основном по вопросам структуры и процессов развития способностей. Что включает в себя понятие «способности», рождается ли человек способным или становится им, можно ли объективно оценить способности данного человека или нет? Ни на один из этих вопросов нет однозначного ответа. И дело здесь не столько в слабой изученности этого феномена, сколько в противоречивом разнообразии научных позиций исследователей.

Когда в повседневной жизни говорят о конкретном человеке как «способном», то чаще всего имеют в виду его повышенные возможности быстро разобраться в каком-то сложном вопросе,, умело сконструировать какой-либо предмет и т.п. Конечно, такое житейское понимание способностей не может быть использовано в научных исследованиях. Эта трактовка просто исключает необходимость в самом понятии «способности». Ведь каждый человек может выполнить что-либо лучше, чем большинство других людей, и в этом плане неспособных людей нет.

Среди научных подходов можно выделить два, условно называемых деятельностным и функциональным.

Деятельностный подход рассматривает способности человека как психологические свойства его личности, обеспечивающие успешное выполнение той или иной деятельности.

Кажущаяся простота определения приводит тем не менее к разногласиям даже внутри сторонников деятельностного подхода. В частности, это касается структуры способностей. Так, предполагается, что она может включать в себя либо целый ансамбль свойств личности в их системной увязке, либо отдельные свойства личности (нравственные, волевые, эмоциональные, индивидуальный стиль деятельности, субъективное отношение к работе и др.). Не все сторонники деятельностного подхода относят к способностям знания и навыки, черты характера. Следует подчеркнуть, что, согласно деятельностному подходу, в структуру способностей не входят физиологические свойства, имеющие врожденную основу.

Так, один из сторонников подхода, Б. М. Теплов, внесший существенный вклад в данную проблему, под способностями понимал такие устойчивые психологические свойства индивида, которые являются его объективными отличительными признаками от других людей и проявляются в высокой результативности его деятельности. Другими словами, способности - это такие психологические качества индивида, которые выделяют его из массы других людей в отношении:
- динамики (скорости) усвоения знаний, навыков и умений;
- успешного осуществления данного вида деятельности (или нескольких видов деятельности).

Таким образом, способности не тождественны знаниям, умениям и навыкам, хотя тесно связаны с ними. Способности могут быть присущи индивиду и до того, как он приобретет навыки, умения и знания. Способный человек в состоянии самостоятельно получить их, чтобы проявить свои способности к данному виду деятельности. Вместе с тем отсутствие способностей резко затрудняет использование знаний, умений и навыков в практической деятельности. В этой связи следует остерегаться опасности ошибиться, отнеся человека к категории неспособных лишь но отсутствию у него еще не сформированных умений и навыков. Примеры подобного типа не так уж редки. Литературные источники доносят об ошибках подобного рода, когда исторические личности (например, полководец А. Суворов, математик А. Эйнштейн, художник В. Суриков) были признаны соответствующими комиссиями непригодными к деятельности, которая принесла им впоследствии мировую славу.

Функциональный подход рассматривает способность как уровень проявления у человека различных функций (интеллектуальных, перцептивных, двигательных, памяти, внимания). Под функцией (лат. functio - исполнение) понимается специфическая деятельность отдельных клеток, органов, их совокупности или организма в целом. Все люди обладают полным набором этих функций, но у некоторых одна или несколько функций проявляются на более высоком уровне (более ярко, интенсивнее, продолжительнее и т.п.). Один человек может выделяться среди других, например, значительно большим объемом памяти, другой - физической выносливостью и силой. Из определения видно, что, согласно данному подходу, в структуру способностей не входят личностные свойства, имеющие социальную базу.

Один из сторонников функционального подхода, В. Д. Шадриков, предложил рассматривать способности как характеристики результативности функциональных систем, реализующих психомоторные или психические познавательные процессы. Другими словами, способности являются системными качествами и отражаются в уровнях проявления функциональных систем, а не отдельных функций.

Какое из вышеприведенных определений способностей более объективно отражает сущность этого феномена - на этот вопрос ответить сложно. Ведь оба определения отражают его сущность в различных сферах: «деятельностное» - в сфере личности, «функциональное» - в сфере психофизиологии. Однако имеются попытки объединить эти сферы для изучения способностей через понятие «задатки», разговор о которых пойдет далее.

Способность следует отличать от склонности, которая характеризует устремленность индивида к чему-либо, его направленность заниматься определенной деятельностью, постоянную тенденцию к действию. Склонность, порождаемая устойчивой потребностью, может стать предпосылкой развития способностей. Вместе с тем наличие способности у человека стимулирует появление склонности к определенному виду деятельности. Следовательно, склонность и способность, образно говоря, - это улица с двусторонним встречным движением.

Исследования, проведенные в рамках функционального подхода к проблеме способностей, выявили опосредованную связь способностей и склонностей через типологические особенности проявления свойств нервной системы. В частности, лица, обладающие:
- сильной нервной системой и склонные к рисковым действиям, проявляют способности в деятельности, содержащей элементы опасности для собственной жизни;
- инертностью нервных процессов и склонные к аналитичности, более эффективны в видах деятельности, которые допускают заблаговременное планирование действий и отработку отдельных ее фрагментов;
- высокой подвижностью нервных процессов и склонностью к разнообразию и инновациям, показывают лучшие результаты в деятельности, в которой превалируют динамические элементы.

Конечно, такие связи между склонностью и способностью неоднозначны. В эту связь вклиниваются мотивы, престиж профессии, мнения авторитетных для индивида лиц, уровень притязаний личности и уверенности в себе.

В текущей психологической литературе иногда встречается понятие «качество» (качества личности, профессионально важные качества, качество процесса мышления и т.д.), хотя его трактовка отсутствует и справочниках. Чаще всего оно употребляется для оценки значения или ценности рассматриваемого объекта. В этой роли данный термин расплывчат и не может служить научно обоснованным критерием суждения об объекте исследования. Более приемлемыми представляются определения двух вариантов понятия «качества», которые приводятся в дифференциальной психофизиологии (Е. П. Ильин, В. Д. Шадриков): «качества» и «функциональное качество».

Качества - совокупность индивидуально-психологических факторов, обусловливающих возможности человека обеспечивать эффективность своей деятельности и отражающих роль единства врожденных и приобретенных особенностей индивида.

Функциональное качество - уровень проявления какой-либо стороны возможностей индивида независимо от того, имеет этот уровень врожденное начало или обусловлен развитием когнитивных процессов.

Сопоставляя понятия «способность» и «качество», можно говорить о том, что качество представляет собой более широкое.понятие, так как оно отражает не только функциональные возможности человека (память, внимание, мышление и др.), но и характеризует саму личность человека (например, нравственные, волевые качества).

Источник: 
Козубовский В. М. Общая психология: личность. Мн., 2008.