Политический либерализм конца XVIII — начала XIX в.

В конце ХVШ — начале XIX вв. западноевропейский либерализм уже получил свою социальную основу. Пройдя через серии буржуазных революций и войн, он установил правовые границы деятельности государства. Это означало, что воля общества, личности закреплялась властью, диктатурой закона и права, выше которых ничего не было. В этих условиях государство стало рассматриваться в качестве юридического лица и юридического отношения. С середины XIX в. западноевропейский либерализм эволюционировал от своих первоначальных идей, ничем не ограниченного индивидуализма, к идеям социализации, демократизации и этатизации.

Высшие принципы поведения людей, выработанные в соответствии с религиозно-нравственными нормами, либералы неразрывно связывали с политическими, которые, по их мнению, складывались на основе новых правовых отношений личности и государства, определивших формы и пределы деятельности последнего.

В области философии и религии либерализм «предоставил человеческому уму полную свободу, требуя в связи с этим свободы совести и свободы слова». В сфере экономической либерализм выдвинул требование как можно более полной свободы промышленной деятельности от вмешательства государства, свободы торговли и невмешательства государства в отношение предприниматель — рабочий.

Либеральная идеология, ставшая господствующей на Западе, способствовала тому, чтобы государственная власть считалась с личностью и общественным мнением, чтобы государство стало функционировать в границах законных оснований, определив этим либеральный характер и содержание отношения «личность — собственность — государство».

Таким образом, западноевропейский либерализм, оформившись во второй половине XIX в. в более зрелую, постклассическую форму, благодаря социализации мог существовать в виде социального, экономического, демократического, политического, христианского либерализма. Он в основном соответствовал формуле идеала свободы Б. Констана — «свобода во всем» (в религии, философии, литературе, промышленности, политике). Под свободой понималось торжество личности как над авторитетом власти, так и над массами, «которые бы могли присвоить себе право подчинить меньшинство большинству».

Вильгельм фон Гумбольдт

Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835) — прусский государственный деятель, дипломат, политический мыслитель и выдающийся лингвист. Родился в Потсдаме. Изучал право в Гёттингенском и Франкфуртском университетах. С 1791 г. состоял на государственной службе. Гуманистические идеалы Гумбольдта стали основой его реформаторской деятельности в области просвещения и образования. В 1810 г. он становится одним из основателей Берлинского университета. Будучи членом Госсовета, в 1819 г. возглавил Управление по сословным и общинным делам, где с позиции либеральных идей разрабатывал и проводил в жизнь проект сословно-представительного правления.

Уже в первых его политических работах («Идеи к опыту установления границ деятельности государства», 1792) четко оформилась либерально-конструктивная позиция молодого политического деятеля, выражавшая гуманистические тенденции к реформации общества на основе гарантии важнейших прав, личной безопасности, защиты собственности, свободы слова, печати, обеспечения сдерживаний и противовесов как важнейших средств уравновешивания трех ветвей государственной власти. Не нарушая приоритетов королевской власти, Гумбольдт стремился отразить в первых реформаторских идеях высшие цели существования человека — его всестороннее развитие и совершенствование через активное участие в управлении обществом.

В начале XIX в. на Западе получил развитие индивидуалистический либерализм. Гумбольдт становится сторонником этого направления. Свободное внутреннее развитие индивида и нации он понимает как развитие духовной, творческой индивидуальности и определяет границы деятельности государства. Высшим идеалом свободы личности в обществе представлялся ему порядок, при котором каждый развивается «единственно из себя и для себя», самобытно усваивая окружающее многообразие жизни. Только в многообразии окружающей среды, по мнению Гумбольдта, может развиваться в человеке та оригинальность, которая делает его самостоятельным лицом — «особенным выражением духовного человеческого естества».

С позиции индивидуалистического либерализма он полагал, что отношение индивидов, личности с государством должно строиться на независимости их от последнего. Он резко критикует положение, согласно которому государство должно заботиться как о физическом, так и о нравственном благе и счастье нации, называя эту формулу выражением «самого гнетущего, самого худшего деспотизма». Государственный деспотизм, главный принцип которого: «все для народа, ничего посредством народа», рождает дух раболепия, подавления в управляемых всякой самостоятельности и способности к практической деятельности, ведет к нравственному и умственному падению нации. Поэтому «государство, — пишет он, — должно воздерживаться от всякой заботы о положительном благе граждан и не должно выходить за пределы, поставляемые необходимостью охранять их от внутренних и внешних врагов; никакая другая цель не должна нарушать свободы граждан»1.

Однако освобождать от связывающих народ государственных уз, по мысли Гумбольдта, можно только постепенно, по мере пробуждающейся в нем потребности свободы. Более конкретно эти политические идеи он выразил позднее в конституционном проекте сословно-представительного государственного устройства в Германии («О введении земельно-сословных конституций в прусских государствах», 1818).

В новом устройстве, согласно проекту, речь идет не об учреждении выборных собраний и совещательных палат, а о политической организации самого народа, действующей в целях сохранения стабильности как «первейшей и преимущественной цели всех политических мер». Деятельность по управлению распределяется не по классической либеральной схеме разделения власти Локка и Монтескье, а по системе взаимосвязи органов государства и народа (на всех уровнях своей компетенции снизу доверху), избираемых через сословные собрания и призванных в качестве должностных лиц принять участие в установлении и поддержании порядка.

Во избежание пагубного безразличия со стороны провинциальных слоев (особенно средних) и их попыток при помощи незаконных средств уйти от последствий применения законов, необходимо даже небольшие общины заинтересовать государственными делами.

В практике политической жизни общества, считает Гумбольдт, можно использовать опыт («копии, образцы») организации новых политических учреждений других стран, однако применение такого опыта должно происходить на основе учета различия и специфики этих стран. Например, Америка создавала свои политические учреждения без использования старых. Франция разрушила, а Англия сохранила старое.

Новые учреждения, чтобы они могли прижиться в качестве родных, отечественных, по Гумбольдту, «должны быть увязываемы с уже существующими». Иными словами, переход к новым учреждениям должен осуществляться не только с сохранением, но и с восстановлением духа прежних конституционных устройств. Это позволит сплавить нацию воедино и обеспечить каждой личности свободное развитие.

Таким образом, Гумбольдт, в отличие от классического демократического либерализма, отклонил идею общественного договора, разделения и равновесия властей как «ненадежное вредное балансирование», утвердил в развитии политической мысли либеральноконсервативную позицию перехода от абсолютной к ограниченной сословно-представительным управлением монархии. Политическое наследие Гумбольдта во многом определило будущие черты правового государства в Германии.

Бенджамен Констан

Бенджамен Анри Констан де Ребека (1767-1830) — французский философ, политический мыслитель, родоначальник французского либерализма, государственный деятель, публицист. Родился в Лозанне (Швейцария). Противник роялистов и якобинцев. Начиная с термидорианского Конвента придерживался политики Директории. В период «Ста дней» Наполеона (1815) участвовал по поручению Наполеона в разработке дополнений к конституции. В 1819 г. избран в палату депутатов. Во время июльской революции 1830 г. способствовал возведению на трон Луи Филиппа. Назначен председателем Государственного совета.

Констан принадлежит к теоретикам французского классического либерализма, уходящего своими идейными корнями к Локку и Канту. Он четко сформулировал главный принцип либерализма: не личность для государства, а государство для личности. Задача государства — охрана личности, государство — это средство и способ ее максимального развития. Констан проводит различия между личностью и гражданином. Личность и гражданин не одно и то же. Не всякий человек — политическая личность, хотя всякий — личность общества. Политическая личность есть собственник, ибо только собственность делает человека свободным, а следовательно, активным участником социально-политических процессов. В этом смысле государство, по Констану, есть организация собственника и должно способствовать максимальному развитию личности. Все, что выходит за эти рамки, не дело государства. Не гражданин для учреждений, а учреждения для гражданина.

Основатель французского либерализма, встав на точку зрения неприкосновенности права личной свободы, определял право каждого «выбирать себе дело и заниматься им, распоряжаться своей собственностью, даже злоупотребляя ею; не испрашивать разрешения о своих передвижениях и не отчитываться ни перед кем в мотивах своих поступков1. Такой подход, с одной стороны, открывал путь к злоупотреблениям собственностью, «свободе без берегов», с другой — в целях недопущения этого, требовал создания таких общественных институтов и политической организации, посредством которых можно было обеспечить уважение к законам, поддержание гарантий их исполнения. По его мнению «общественные институты должны завершить нравственное воспитание граждан». Уважая их личные права, оберегая их независимость и совершенно не вмешиваясь в их занятия, эти институты «должны, тем не менее, оказывать влияние на общество во имя его блага».

Как горячий сторонник выборной организации власти, признавая принцип разделения властей, придумал дробный вариант этого разделения:

  • власть нижней палаты;
  • власть палаты пэров;
  • исполнительная власть;
  • судебная власть;
  • власть главы государства.

Проблема главы государства не проста. По сути, он конституционный монарх, который стоит над интересами сословий, групп и отдельных интересов. Есть у Констана и еще одна власть — власть общественного мнения, выраженная прессой, представленная народом в Законодательном собрании, которая не может быть властью силы и народной волей, поскольку все общественные институты должны служить основной цели — благу и счастью граждан. Власть общественного мнения, считает он, — это выражение подлинной политической свободы. Она может выступать не иначе как «мощным средством развития разума, облагораживая мысли, устанавливая между всеми людьми своего рода интеллектуальное равенство, составляющее славу и могущество народа».

В системе разделения властей — исполнительная власть двух уровней: на уровне парламентской и на уровне муниципальной, ибо они различны по своей природе. На уровне парламента — депутат думает обо всей нации, на уровне кантона — депутат выражает частные интересы своих избирателей. Констан — решительный противник отзыва депутата из Национального собрания, поскольку, в соответствии с конституцией Франции, он защитник интересов нации в целом.

Как представитель классического либерализма, Констан большое внимание уделяет анализу свободы в обществе и политической свободы. По его мнению, «личная свобода — вот подлинная современная свобода; политическая свобода выступает ее гарантом». В лекции-речи «О свободе древних в ее сравнении со свободой у современных людей», произнесенной им в королевском дворце в Париже в 1819 г., Констан пытается осмыслить уроки Великой французской революции, предлагая такие модели социально-политического устройства, которые исключили бы возможность возвращения кровавой диктатуры. По содержанию речь-лекция является сравнительно-политологическим исследованием.

Показывая качественно различные основания свобод и демократии в античных и современных обществах, он делает вывод о пагубности механического перенесения институтов и принципов древности в Новое время. Будучи сторонником конституционной монархии по английскому образцу, мыслитель выступает за представительную систему власти как организацию, посредством которой нация перекладывает на индивидов то, что не может и не хочет выполнить сама. 

В предисловии к сборнику «Статьи о литературе и политике» (1829), говоря об основной задаче своей деятельности, Констан писал:

«В продолжение сорока лет я защищал один и тот же принцип — свободу во всем: в религии, философии, в литературе, в промышленности, в политике, разумея под свободой торжество личности над властью, желающею управлять посредством насилия, и над массами, предъявляющими со стороны большинства право подчинения себе меньшинства».

Иеремия Бентам

Иеремия Бентам (1748-1832) — английский юрист и философ, политический мыслитель, идеолог либерально-политического направления, один из родоначальников теории утилитаризма. Родился в Лондоне, в семье крупного землевладельца. Раннее умственное развитие позволило ему в 13 лет поступить в Оксфордский университет и окончить его в том возрасте, когда в него только поступают. В 20 лет он уже становится адвокатом. В 1784-1787 гг. посещает Францию, Италию, Турцию, Россию, Пруссию, Голландию.

В 1789 г. выходит в свет его первое крупное философско-политическое произведение «Введение в основы нравственности и законодательства». В 1802 г. издано значительное собрание сочинений Бентама во французской редакции известного издателя Дюмона. Издание впервые познакомило западноевропейскую и образованную часть русского общества с идеями английского публициста. Неоднократное посещение России возбудило в нем сильные надежды на осуществление его идей на российской почве. В 1815 г. Бентам пишет письмо Александру I с предложением использовать его знания в составлении нового кодекса законов для России и получает согласие монарха. Однако его планам не суждено было сбыться. Поворот во внутренней политике русского императора изменил законодательные планы. Был принят проект М. Сперанского.

Во «Введении в основы нравственности и законодательства», разрабатывая практические вопросы права и этики, Бентам выдвинул учение о нравственности, основанной на принципах полезности.

По мысли автора, «природа подчинила человечество двум верховным властителям — страданию и удовольствию... они управляют нами во всем... принцип полезности признает это подчинение и принимает в качестве основания системы, цель которой — возвести здание руками разума и закона».

Отсюда, делает вывод Бентам, личный интерес — единственная пружина человеческой деятельности.

Критикуя абстрактные начала, «анархические софизмы», провозглашенные Французской революцией права, которые на практике способны породить лишь хаос, Бентам отвергал идею общественного договора, естественноправовую теорию народного суверенитета, принцип разделения властей, подчеркивая значение суверенной верховной власти (не имеющей определенных границ), руководствующейся началом пользы. Он нападал на софизмы консервативной партии, оптимистический консерватизм Блэкстона, на его знаменитые «Комментарии на законы Англии», в которых умалялась реформирующая роль законодательной власти, а существующее английское право выдавалось за высшее проявление разума.

Истинная цель законодательства и законодателей — достижение в обществе «наибольшего счастья для наибольшего количества людей», достижение каждым личного преуспеяния, увеличивающего общую сумму счастья атомизированных индивидов. Счастье Бентам идентифицировал с удовольствием. Отсюда критерием морали выступает «достижение пользы, выгоды, удовольствия, добра и счастья».

Искусство законодателей должно заключается в том, чтобы найти средство для достижения этого. Таким важнейшим средством может быть государственная политика, направленная на заботу о благосостоянии людей, о их благоприятном духовном развитии, о сохранении безопасности, равенства и свободы. Эти направления государственной политики он раскрыл в «Принципах законодательства» и «Основных началах гражданского кодекса». Руководствуясь этими принципами и гражданским кодексом, Бентам и его последователи выступили инициаторами создания системы здравоохранения и страхования, законов о бедности, реформы тюрем, использования наказания в целях предупреждения преступлений и перевоспитания преступников.

В отличие от тех, кто смешивал общественную и личную пользу, общественные и личные интересы, нравственные чувства и эгоистические стремления, он рассматривает интересы атомизированных индивидов в качестве единственно реальных, а общественные интересы — как совокупность индивидуальных. Этот своеобразный бентановский ипсидиксионизм (ipse dixit, лат. — букв. «сам сказал», употребляется как утверждение: «это так, потому что я сам сказал») стал своего рода формулой выражения интересов индивида как единственно реальных.

Размышляя об истинных границах морали и законодательства, Бентам разделяет мораль на общественную и индивидуальную (частную). Поскольку в обществе, по его мнению, нет естественных законов, а есть только законы, принимаемые суверенной властью, от индивидов требуется правильное осознание своего поведения в обществе, осознание своих и чужих интересов.

Важным предметом анализа в указанных произведениях Бен-тама является деятельность государства, государственных органов власти, основные направления государственной политики (обеспечение безопасности, гарантия свободы личности, зашита ее от притеснения чиновничества). По Бентаму, государство должно выступать в качестве «активно действующей уравновешивающей силы», регулятора меры социального различия. Главное — не допустить, чтобы эти социальные различия и несправедливость подорвали общественное единство.

Бентам стал одним из пионеров, пролагавших путь к глубоким реформам в Англии во второй четверти XIX в. По его мнению, только при демократическом государстве можно рассчитывать на успешный ход реформы, в иных условиях всякая реформа принесет больше вреда, чем будет пользы от того, что должно быть исправлено ею. Согласно выдвинутой им доктрине государственного невмешательства, реформы не должны касаться частной (особенно экономической) сферы и свободы самоопределения, личной свободы и частной деятельности граждан. Это означало развитие программы либеральной демократии, основанной на началах расширения избирательного права — «всеобщей, тайной, равной и ежегодной подачи голосов». Высшим философским тезисом этой программы было «наибольшее счастье наибольшего количества людей», а высшим политическим принципом — понятие народного суверенитета.

Учение Бентама по исследованию границ законодательства, его недостатков и способов их устранения оказало влияние на представителей либерально-демократического направления.

Алексис де Токвиль

Алексис де Токвиль (1805-1859) — французский политический мыслитель, юрист, историк, государственный деятель. Родился в городе Верней в аристократической семье. В 1820-1825 гг. учился в колледже города Мец, изучал право в Париже.

Токвиль — автор знаменитого сочинения «Демократия в Америке», имевшего большой успех не только во Франции, но и в Европе, где он был переведен на многие языки. Главная проблема, которую он решает в нем, это соотношение демократии, свободы, равенства. По Токвилю, любая демократия эволюционирует к централизму, порождает условия политической тирании большинства, притесняющей меньшинство, рискуя переродиться в деспотизм отдельного лица. Несмотря на недостатки демократических институтов власти, все же положительное в них берет верх. Согласно Токвилю, демократия и свобода существуют там, где центральная власть отказывается от полной и всесторонней регламентации общественной жизни. Основное ее назначение — обеспечение условий для благосостояния большинства людей нации.

Неравенство, богатство не противоречат фундаментальному равенству условий, свойственному современным обществам. Оно станет уменьшаться по мере того, как они будут становиться все более демократическими. Занимая позиции политического либерализма, Токвиль развил идеи классического либерализма Локка о равенстве возможностей. Он дополнил либерализм демократией, выделяя основные преимущества последней, иллюстрируя ее на примере большой нации, показывая европейским обществам конкретный механизм ее функционирования и развития. Вместе с тем он указал и на такие принципиальные ее недостатки, как полная зависимость законов от желаний избирателя, сосредоточение в законодательных органах всех других форм управления.

1850-е гг. Токвиль посвящает научной деятельности, публикуя первую часть своего произведения «Старый режим и революция» (1856), где пытается осмыслить дореволюционное, революционное и постреволюционное французское общество через американский опыт. Он подчеркивает, что учреждения прежнего режима разрушились в тот момент, когда разразился революционный кризис, который развертывался подобно религиозной революции. Основными причинами развала старых учреждений и изменения политического строя Токвиль называет следующие:

  1. чрезмерная централизация и административное единообразие управления;
  2.  разрыв между привилегированными группами народа прошлого и нового общества;
  3. вредная роль писателей, публицистов, философов, подвергавших острой критике не только существующую систему политического правления, но и друг друга;
  4. врожденное безбожие, проявившееся у значительной части французской нации.

Вследствие этих причин Французская революция, по мысли Токвиля, явилась не простой случайностью, а неизбежным фактором, направленным на уничтожение демократическим движением учреждений старого режима.

В политическом отношении Токвиль приветствовал первую Французскую революцию 1789 г., Учредительное собрание. Не противясь уничтожению учреждений старой Франции демократическим движением, он в то же время хотел сохранить как можно больше учреждений старого режима в рамках монархии и традиций аристократии, чтобы сохранить свободу в обществе. Для сохранения свободы в демократическом обществе нужно, чтобы у людей было чувство свободы, чтобы была склонность к независимости, к сопротивлению власти.

Токвиль жил в эпоху двух революций. С революцией 1830 г. он связывал надежду на осуществление своего политического идеала — сочетание демократизации общества с укреплением учреждений либерального толка, с желанным конституционно-монархическим строем. Однако революцию 1848 г., которую он первый предсказал за месяц до ее начала, счел доказательством того, что французское общество не способно к политической свободе. Надежды на демократическую республику, которую он хотел видеть либеральной, не оправдались.

Политические взгляды Токвиля оказали огромное влияние на целую плеяду либералов и либеральных демократов в их стремлении построить идеальный тип демократического общества.

Ключевые слова: Либерализм, Политика
Источник: Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 432 с.
Материалы по теме
Процессуальные свойства политики
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Основные политические идеи Цицерона
Исаев Б.А. - Политология в схемах и комментариях (Учебное пособие) - 2009
Политика России в начале XIX в.
История: учебник для студ. учреждений сред. проф. образования / В.В. Артемов, Ю.Н. Лубченков...
Политические реформы Ивана Пересветова
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Научные теории и типологии революции
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Основные трактовки политического лидерства
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Сравнительная политология: сущность, критерии, метод, принципы
Пусько В.С. (ред.) - Политология. Учебное пособие - 2014
Русский демократический либерализм XIX в.
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий