Политические взгляды Фридриха Гегеля

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) — выдающийся представитель немецкой классической философии и политико-правовой мысли, создатель развитой системы идеалистической диалектики, синтезировавший в ней диалектический опыт многих областей знания. Родился в Штутгарте, в семье высокопоставленного чиновника. С 1788 по 1793 г. учился в Тюбингенском теологическом лютеранском институте.

Философско-политические взгляды Гегеля формировались под воздействием Французской революции, идеи которой были восприняты им с восторгом и восхищением. (В 1791 г. Гегель принимает участие в символической посадке «дерева свободы».) Однако уже в эти годы для него характерно отрицательное отношение к последующему этапу революции, к якобинскому периоду.

В начале 1800-х гг. начинается педагогическая деятельность Гегеля в Йенском университете. В 1802 г. он заканчивает работу над сочинением «Конституция Германии», где им был разработан ряд аспектов собственной концепции государства и права: сущность распада Германской империи на отдельные самостоятельные государства (княжества, земли); современное положение дел государственности в Германии; характер европейской политики, войн; будущность германского государства. Он выступает приверженцем сословно-представительной монархии, осуществляющей управление страной при участии народа через посредство его представителей.

Проблемы общества, государства, политики, права являются предметом и ряда других произведений. Самые крупные произведения — «Феноменология духа» (1807) и «Наука логики» (18121816). Методологические положения этих работ легли в основу разработки теории политики и права как составной части гегелевской философской системы.

Окончательное оформление его политические взгляды получили в «Философии духа» — третьей части «Энциклопедии философских наук». В текстах в сжатой форме дана не только методология, но и сформировавшаяся концепция философии права.

В «Философии права» (1823) — одной из наиболее глубоких и знаменитых работ во всей мировой правовой и политической мысли — Гегель развивает учение об объективном духе, которое оказало громадное влияние на последующее развитие социологии, политической философии и политологии.

Исходным началом философии Духа, по Гегелю, является Абсолют, проявляющийся в Идее-в-себе (изучаемой наукой логикой), Идее-в-ином (изучаемой философией природы) и Идее-в-себе-и-для-себя (изучаемой философией духа).

По Гегелю, Дух — «самая высокая дефиниция Абсолюта... Дух есть то, что все в себя вбирает и преодолевает.» В своем становлении и развитии Дух выступает в трех ипостасях: субъективный Дух, объективный Дух и абсолютный Дух. Если первый у Гегеля является выражением индивидуального, «самого себя» и «для себя» Духа, а последний — выражением абсолютного самопознания как «Идея, познавшая себя абсолютным образом», то со ступени объективного Духа начинается проблематика философии права. Объективный дух охватывает у Гегеля сферу социально-политической жизни и понимается как сверхиндивидуальная целостность, возвышающаяся над отдельными людьми и проявляющаяся через их различные связи и отношения. Он расположен в гегелевской системе между субъективным духом и абсолютным духом, развертывается в праве, морали и нравственности. Причем под нравственностью Гегель понимает такие ступени объективации человеческой свободы, как семья, гражданское общество и государство (схема № 4).


В «Философии права» гегелевское философско-политическое и правовое учение открывало широкий простор для философского обоснования либеральных, консервативных и социалистических воззрений. На его основе решались социальные вопросы: свободы и необходимости, абсолютного и относительного в сфере социально-политической жизни, соотношения личностных и общественных начал, общих и партикулярных моральных ценностей, нравственных оснований семьи, гражданского общества, государства и права.

В этом произведении Гегель восхваляет, обожествляет и философски оправдывает именно идею государства как идею. Если, по Гоббсу, государство — гигантская машина, а люди — лишь придаточные «шестеренки», «винтики» этого искусственного механизма, то, по Гегелю, государство — «не механизм, а разумная жизнь самосознающей свободы, система нравственного мира, а также и осознание его в принципах». В его представлении, государство — «действительность нравственной идеи, высшее проявление объективного духа», а его существование — это «шествие Бога в мире». Его основанием «служит сила разума, осуществляющего себя как волю». Он предстает приверженцем государства как носителя нравственного и разумного начала, которое является выражением народного духа, живущего в гражданах и достигшего в них высшего самосознания.

Гегелевская этатистская версия правового государства существенно отличается как от концепции демократизма (суверенитет народа) и либерализма (индивидуализм приоритета прав и свобод личности в соотношении с правами государства), так и от различных деспотических форм правления.

По Гегелю, идея государства представляет собой правовую действительность, в иерархической структуре которой государство само, будучи наиболее конкретным правом, предстает как правовое государство.

Государство как действительность конкретной свободы есть индивидуальное государство. В своем развитом виде оно представляет собой основанную на разделении властей конституционную монархию. В отличие от Локка и Монтескье с их концепцией разделения властей, Гегель выступает за такое органическое единство различных властей, при котором все власти (законодательная, правительственная и власть государя) исходят из мощи, господства целого. В зависимости и подчиненности различных властей государственному единству и состоит, по Гегелю, существо внутреннего суверенитета государства, которое проявляется через столкновение различных суверенных воль, через диалектику их соотношения (международного права как всеобщего). Движение от абстрактных форм права к конкретному праву государственного целого есть проявление моментов органической нравственной целостности.

Итак, государство, как проявление сверхиндивидуальной целостности, как высшая ступень объективации нравственности, выступает у Гегеля в качестве высшего уровня морали (как соединения индивидуального и всеобщего с нравственностью) и стоит над сферой частных интересов (гражданского общества). Основанием государства является народный дух, живущий в гражданах и достигающий в них высшего самосознания.

Увековечивая сословное деление общества, Гегель, по существу, содействовал упрочению дворянства как основы государства, как «сословия природной нравственности» — опоры трона и общества. Одновременно он сохранил консервативную тенденцию примирения современных учреждений с учреждениями феодального происхождения (например, сословное законодательное собрание как высший законодательный орган). Как жесткий государственник, Гегель стоял на защите прусской государственной системы, где все определялось целями и интересами «всеобщего».

Однако когда принципы свободы воли становятся враждебными существующему праву, что выражается в крайней испорченности нравственности и духа господствующего сословия, погрязшего в роскоши и расточительности, в чрезвычайном притеснении народа со стороны правительства дворянской знати, пробуждающем осознание отношений несправедливости, тогда вступает в силу самый мощный социальный фактор — революция, которая, «как молния, сразу устанавливает образ нового мира, новый порядок». Лучшим исходом, разрешением кризисной ситуации, по Гегелю, все же является основанное на свободе совести, личности и собственности положительное творчество, которое реализуется только путем постепенного развития, реформации:

«принцип, исходящий из того, что оковы могут быть сброшены с права и свободы без освобождения совести, что революция возможна без реформации, ошибочен».

Свободу в обществе Гегель понимал как «преодоление» произвола, как ограничение своей воли отдельными людьми. Это ограничение воли осуществляется правовыми нормами и законами, т. е. в сфере правовых отношений. Право, по Гегелю, есть наличное бытие свободы. Учение о праве Гегеля расходится с воззрениями Канта и Фихте, утверждавших, что право представляет собой ограничение произвола одного человека произволом другого на основании свободы. Уже сам факт выдвижения права на первый план и противопоставление права произволу характеризуют Гегеля как либерального идеолога. Утверждая достоинство личности, попираемое в условиях феодальных порядков, философ призывает: «...Будь лицом и уважай других в качестве лиц».

Либеральная сущность гегелевской концепции права выявляется еще резче, когда он начинает анализировать проблему частной собственности как юридического взаимоотношения, в силу которого лицо владеет известной вещью. Положительный смысл владения, по Гегелю, заключается в том, что в процессе трудовой деятельности человека, формирования вещи, когда лицо вкладывает в вещь свою волю с целью придания формы предметам, соединяются субъект и объект. Субъект «совершенствует собственное тело и дух, постигает себя как свободное существо, выявляет свои возможности, задатки, способности». На эту мысль многие исследователи обратили внимание как на гениальную догадку Гегеля о значении трудовой деятельности в формировании человека как свободного существа.

В «Философии права» Гегель дал глубокий философский анализ собственности как посредствующего звена отношений «личность — государство». Сущность частной собственности, считал он, «в присвоении, манифестировании господства индивидуальной воли над вещью». Свободу личности и разумное использование частной собственности он считал одним из величайших завоеваний Нового времени и единственно существенным определением личности.

Однако Гегель упускает из виду, что между провозглашением свободы личности и отстаиванием института частной собственности заключено противоречие. С одной стороны, он вполне реалистично раскрыл механизм самовозрастающей стоимости (капитала как существенной экономической категории капитализма) на основе стремления лица к безграничному захвату и накоплению собственности. С другой стороны, Гегель не понял, что собственность как «сама в себе цель» неизбежно ведет к присвоению продуктов чужого труда, превращая продукты деятельности ученого, художника, изобретателя и других в товар. Для Гегеля сущность собственности в объективации, в удвоении себя, в уравнении себя как в зеркале в продукте своего труда. Но ведь именно частная собственность у одних и отсутствие ее у других ведет к овеществлению, товаризации человека. Этого не понимали и многие либералы, хотя и боролись против превращения людей в товар. Однако это очень хорошо поняли марксисты, боровшиеся против товаризации человека.

Многие исследователи, оценивая гегелевскую государственно-правовую теорию как вершину буржуазной политической мысли и отмечая глубину учения о гражданском обществе, о буржуазных правах и свободах, в то же время подчеркивали реакционные, слабые стороны учения о государстве и праве (восхваление, обожествление прусского монархического государства, тоталитаризм, апология войн и оправдание колониальной политики и т. д.).

Гегелевское политическое учение оказало огромное влияние на последующую историю политической мысли и современные исследования в области теории государства, философии права. Оно дало широкий простор для обоснования как либеральных, консервативных, так и социалистических воззрений.

Темы: Немецкий идеализм, Политика
Источник: Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов. Стандарт третьего поколения. Для бакалавров. — СПб.: Питер, 2012. — 432 с.
Материалы по теме
Политические взгляды Иоганна Готлиба Фихте
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Политические взгляды Иммануила Канта
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Политические взгляды Илариона Киевского
Под ред. А. К. Голикова, Б. А. Исаева, История политических учений: Учебник для вузов....
Политическая программа и философии
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Структура политических свойств
Соловьев А.И., Политология: Политическая теория, политические технологии:. Учебник для...
Оценка регулирующего воздействия (ОРВ) как инструмент государственной политики
Государственная политика и управление: учеб. пособие / С.Г. Еремеев, Р.М. Вульфович, Г.И....
Политические субкультуры
Голосов Г.В. Сравнительная политология. Учебник. 2001.
Cтановление политики в Древней Греции
Политология. Конспект лекций: учебное пособие / А.А. Горелов. — М. : КНОРУС, 2013. — 184 с...
Оставить комментарий