СМИ как политический институт

Средства массовой информации (СМИ) — это система учреждений, созданных в обществе для открытой публичной передачи информации с помощью специальных технических средств. К СМИ относят в первую очередь телевидение, радио и прессу; кроме того, средствами массовой информации считают кино, видеозапись, звукозапись, массовые справочники. Отличительными чертами СМИ являются:
• периодичность, т. е. регулярный характер распространения информации;
• публичность, т. е. массовый, практически неограниченный круг потребителей информации;
• наличие специальных технических средств, обеспечивающих передачу и тиражирование информации;
• наличие специалистов, готовящих и осуществляющих выпуски информации (журналисты, редакторы, издатели и др.);
• непрямое, разделенное во времени и пространстве взаимодействие коммуникационных партнеров;
• однонаправленность информационного воздействия;
• непостоянный характер аудитории, которая образуется от случая к случаю в результате внимания, проявленного к той или иной передаче, статье или изданию.

Современные СМИ являются мощнейшим инструментом политической и предвыборной борьбы. Исторически СМИ проникали на политический рынок как органы государственной и партийной печати. Налаживая связи с населением, СМИ завоевывали должный общественный авторитет, приучали рядового гражданина чувствовать себя участником политических и общественных процессов, осознавать свою принадлежность к государству и миру политики. Именно поэтому они стали более важным институтом политической социализации, чем семья, церковь, система образования, а обозреватели популярных изданий, телекомментаторы, ведущие репортеры и специалисты по рекламе стали видными выразителями общественного мнения, войдя в круг интеллектуальной и политической элиты общества.

Основной причиной завоевания СМИ столь важного места в политической жизни современного общества стало то, что с их помощью государство и другие политические институты могут не только информировать население о целях и ценностях своей политики, но и моделировать отношения с общественностью, касающиеся формирования представительных органов власти и правящих элит, поддержания их авторитета. Иначе говоря, СМИ стали эффективным инструментом целенаправленного конструирования политических порядков, средством выстраивания необходимых власти и партиям связей и отношений с общественностью.

Политическая роль, которую играют СМИ в современном обществе, нашла свое выражение в термине «медиакратия», означающем информационную власть или власть средств массовой информации. Информационная власть обладает по сравнению с другими общественными властями целым рядом особенностей политического воздействия:
• незаметность влияния и как следствие меньшее сопротивление ему (или даже отсутствие такового);
• глобальность, быстрота и почти полная безграничность распространения;
• способность делать объектом рассмотрения любое общественное или личное явление (делают достоянием общественности не только собственно политические явления и процессы, но и личную жизнь политиков и общественных деятелей);
• опосредование политического поведения людей — современный человек получает политическую информацию чаще всего через СМИ и на ее основе формирует собственные суждения, делает выводы, мотивирующие его действия. Это создает возможность массового политического манипулирования.

Вместе с тем СМИ — важный механизм политического участия и для рядовых граждан. По сути, они превратились в посредника в отношениях населения и власти, инструмент в системе социального представительства интересов граждан, влияющий на правила политической игры и формирующий отношения между обществом и государством.

Характеризуя место СМИ в системе политических отношений, ряд современных исследователей (Майн, Оберройтер и др.) отмечают новый феномен «медиатизации политики».

Медиатизация политики — это такой процесс, при котором политическая жизнь перемещается в символическое пространство средств массовой информации (становится такой, какой ее представляют СМИ). Политическая борьба при этом трансформируется в череду информационных кампаний. Именно поэтому наблюдается острое соперничество в борьбе за контроль над важнейшими, в первую очередь электронными, СМИ.

В России государство, финансово-промышленные группы и политические кланы стремятся максимально воздействовать на символическое пространство СМИ через формирование крупных медиа-холдингов. Для них владение акциями, а иногда и контрольными пакетами акций крупных медиа-концернов оказывается средством для отстаивания собственных интересов (как в политике, так и в бизнесе) и воздействия на общественное сознание.

Создание таких медиа-холдингов в России 90-х гг. XX в. привело к формированию так называемой медиаполитической системы (Я. Н. Засурский), в которой при отсутствии устойчивых политических институтов крупные политизированные медийные структуры стали играть роль политических партий. Сами партии, за исключением КПРФ, не обладали ни структурой, ни активом. Это были хрупкие образования, скорее выполняющие роль политических брендов. В то время как каналы воздействия на аудиторию (в первую очередь телевизионные) определяли конфигурацию политической системы, именно с их помощью разыгрывался политический спектакль и выстраивалась иерархия политических ролей.

Медиаполитическая система — это система государственных и коммерческих электронных и печатных СМИ, формирующих политико-информационное пространство государственного и регионального уровня. Эта система разделяется на несколько уровней.

Первый и важнейший уровень состоит из электронных всероссийских СМИ, формирующих российское информационное пространство. Большинство из них находится в собственности государства, некоторые контролируются частным капиталом.

Второй уровень — печатные и электронные СМИ всероссийского, межрегионального и регионального масштабу — представляет коммерческие издания, теле-и радиокомпании. К ним можно отнести всю деловую периодику, а также коммерческие теле- и радиостанции, имеющие выходы в регионы, но не являющиеся общенациональными по охвату аудитории.

Коммерческие масс-медиа теоретически не являются частью медиаполитиче-ской системы, но в ряде случаев интегрируются в нее (в условиях выборов, конк-ретньгх информационных кампаний). Для медиаполитической системы коммерческие СМИ играют роль среды, которая может либо способствовать затуханию информационных кампаний (эффект «подушки»), либо выступать резонатором, многократно увеличивая их эффективность.

Третий уровень системы — региональные электронные и печатные СМИ, которые, как правило, хотя и не всегда, находятся под контролем местных администраций или (намного реже) крупных региональных корпораций. В этом отражается не только традиционный для России характер взаимоотношений прессы и власти — имеет значение и реальное распределение власти в регионах, зачастую более автократичных, чем российская политическая система в целом.

В настоящее время формируется и четвертый уровень информационной системы — Интернет. По сути, это огромный набор коммуникационных каналов, которые также могут использоваться медиаполитической системой, например для выброса компромата. Информация из Сети может тиражироваться в коммерческих и политизированных медиа, если она представляет интерес.

Таким образом, медиаполитическую систему можно структурно разделить на общероссийские группы СМИ и региональные информационные системы.

Наиболее важная проблема, возникающая при рассмотрении масс-медиа, — это проблема их взаимоотношений с обществом и государством. По существу, речь идет о регулировании и контроле деятельности СМИ. Регулирование деятельности СМИ имеет по меньшей мере три аспекта: во-первых, это стремление власти к контролю над мощным средством влияния на массовое сознание; во-вторых, это вопрос о собственности на СМИ; в-третьих, поскольку средства вещания являются значимым общественным ресурсом, требуется вмешательство общественного сектора в их деятельность для обеспечения защиты интересов общества и социальной ответственности СМИ.
Соответственно сложились три модели регулирования.
1. Модель государственного регулирования деятельности СМИ.
2. Рыночная модель, основанная на частной собственности на СМИ.
3. Модель доверительного управления общественной собственностью и социальной ответственности СМИ.

Первая модель (государственного регулирования) представляет собой иерархическую систему управления средствами массовой информации из единого центра. Так, например, в СССР электронные СМИ находились в управлении Государственного комитета по телевидению и радиовещанию при Совете Министров СССР, имевшим свои отделы в регионах (аналогичным образом Госкомпечати контролировал деятельность прессы). Финансирование деятельности СМИ при такой модели целиком производится за счет бюджетных средств, одновременно осуществляется государственный контроль над содержанием передач и публикаций. Государственное регулирование масс-медиа всегда было сильным средством легитимации власти и социального контроля. Основной недостаток данной модели состоит в том, что управление СМИ является прерогативой монополии в лице государства, а любая монополия неизбежно приводит к отрицанию свободы, как бы эффективно она ни работала и сколь компетентны бы ни были ее руководители. Монополия отрицает свободу выбора для потребителей информации и свободу доступа к эфиру и печати для всех тех, кто имеет альтернативную точку зрения. Преимущество модели (в ее советском варианте) заключалось в том, что она в большей степени, чем две другие, отдавала приоритет в вещании и публикациях целям развития образования и просвещения населения.

Вторая модель (рыночная) предполагает статус вещателей и издателей как обладателей прав частной собственности на те или иные СМИ. Они получают все права, связанные с обладанием частной собственностью, в том числе право контролировать использование собственности, препятствовать другим лицам использовать их частную собственность, а также право передавать ее третьим лицам за плату. При данной модели собственники не несут никаких обязательств перед публикой, они удовлетворяют интересы общества настолько, насколько это соответствует их цели получить коммерческую прибыль. Роль государства при этом сводится к роли арбитра в конкурентной борьбе множества частных интересов за использование ценного ресурса, а также распределителя частот вещания.

Такая модель утвердилась в США во второй половине XX в. Однако и там в последние два десятилетия все чаще говорят о негативном эффекте диктатуры коммерческих интересов частного капитала. С. Хэд, американский специалист в области масс-медиа, еще в 1980-е гг. отмечал, что «когда программная политика телевидения определялась стихийным рынком, она не давала людям возможность выбора. Здесь начинали действовать другие факторы, такие как высокая стоимость производства программ и диктатура рейтинга, чрезмерное увлечение погоней за прибылью. Если передачу смотрело чуть меньше большинства зрителей, ее аудитория могла вообще лишиться ее, так как она была невыгодна для канала и рекламодателей». В связи с этим в США начало усиливаться регулирующее воздействие государства в лице конгресса и исполнительного органа FCC (Федеральной коммуникационной комиссии) на частные вещательные сети. Кроме того, появились государственные образовательные каналы, существующие на средства бюджета (например, канал PTN). В последнее время в США получила распространение модель «сам себе телецентр», или интерактивное ТВ, когда за подписную плату зрители могут выбирать именно те программы, которые их интересуют, например кино без рекламы, культурно-просветительские передачи и т. д.

Третья модель (доверительного управления общественной собственностью и социальной ответственности) базируется на том, что средства массовой информации (речь идет главным образом об электронных СМИ) представляют собственность общества и национальное достояние. Ее возникновение связано с попытками определенных социальных сил и центров власти «скорректировать» рыночную стратегию масс-медиа. Такая модель получила свое осуществление в странах Европы. Здесь была создана система регулирования СМИ, основанная на трех принципах:
• общественное финансирование через абонентскую плату, налоги и подписку;
• общественный контроль через специальные органы — общественные советы, наделенные особыми полномочиями (в Великобритании результатом общественного контроля стало формирование Би-би-си и строгое регламентирование коммерческого телевидения, а также создание Совета прессы — общественного комитета, рассматривающего жалобы на СМИ);
• общественный характер редкого ресурса — частот вещания, которые общество сдает коммерческим каналам в доверительное управление на основе лицензирования.

В рамках этой модели интересы вещателей, общества и государства согласуются следующим образом: вещатели уполномочены осуществлять доверительное управление вещательным пространством от имени и во благо общества, а государство гарантирует и защищает общественные интересы. В рамках такой модели в большей степени, чем в предыдущих, реализуется принцип справедливости и равного доступа к СМИ.

Принято считать, что таким образом удалось значительно повысить этические и профессиональные стандарты масс-медиа. Так, в Великобритании создание уникального баланса между государством и Би-би-си позволило поставить телевидение на службу национальным интересам и традициям, а не только желаниям аудитории и продюссеров, ограничив силы стихийного рынка. При этой системе не было возможным доминирование ни государства (или отдельной партии), ни интересов частного капитала, ни рекламодателей, соблюдались этические нормы общественной нравственности и поощрялись лучшие традиции национальной культуры с целью «просвещать, образовывать и развлекать зрителей».

С политической точки зрения перечисленные модели влияют на дифференциацию СМИ на правительственные, оппозиционные и независимые. Выделение этих категорий СМИ показывает наличие разных, в том числе противоположных, задач, которые присутствуют на политическом информационном рынке. Первая модель (государственного регулирования) характерна для правительственных СМИ. Оппозиционные и независимые СМИ более вероятны для второй модели (рыночной). Следует, однако, учитывать, что и государство и капитал, беря под свой контроль основные источники экономической поддержки СМИ, практически уничтожают категорию независимых, нейтральных СМИ, лишая людей возможности свободного и неангажированного выбора политических позиций. Третья модель (общественного контроля) обеспечивает наибольшую независимость СМИ (от государства и от капитала) и способствует реализации принципа справедливости и равного доступа политических сил к средствам распространения информации.

Источник: 
Политология: Учебное пособие / Под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова. — СПб.: Питер, 2005. — 560 е.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).
Темы: