Политическая мысль в эпоху ренессанса

Прошло еще почти 2000 лет, прежде чем человечество сделало следующий шаг к постижению политической премудрости. Теперь уже в Италии.

Никколо Макиавелли (1469—1527 гг.), итальянский политик и дипломат. Но кроме того, блестящий писатель и поэт эпохи Возрождения. Происходил из старинной дворянской семьи. В юности освоил латинский язык и свободно читал древних авторов в оригинале; вместе с тем высоко ценил Данте, Петрарку и Боккаччо — ему был чужд педантизм гуманистов, их преклонение перед античностью.

Он первым из мыслителей Нового времени обратился к идеям Платона и Аристотеля и создал на их основе оригинальную теорию общества и государства. Его главное произведение «Государь» как бы продолжает основную линию рассуждения платоновского Государства, но акцент поставлен не на структуре общества, а на поведении политического лидера. Он первым вывел государственные и политические вопросы за сферу влияния религии и морали, продолжив тем самым линию Аристотеля.

Жизнь Никколо Макиавелли пришлась на переломный период. Рубеж XV—XVI вв.: закончился четырехсотлетний этап поступательного развития Италии, глубокий кризис охватил механизмы власти и социально-экономическую структуру общества, мануфактурный капитал в результате постепенного спада уступает конкурентные позиции капиталу ростовщическому. На заре новой, капиталистической эры главные роли в экономической и политической драме играет торговая буржуазия. Политическая философия Макиавелли, как и эпоха в целом, полна антимоний, противоречий, неожиданных решений.

Глубокая и вполне естественная вражда, ...порожденная стремлением одних властвовать и нежеланием других подчиняться, есть основная причина всех неурядиц, происходивших в государстве.
Н. Макиавелли

В 1498 г. Макиавелли начал активную политическую деятельность: был избран секретарем Второй канцелярии, а позже — Совета десяти, ведавшего дипломатией и военными делами. В течение 14 лет он выполнял множество поручений флорентийского правительства, ездил с посольствами в различные итальянские государства, Францию и Германию, вел переписку, составлял отчеты и доклады по вопросам текущей политики, о положении дел в Италии и Европе. Опыт государственного человека и наблюдения дипломата, а также изучение античных писателей дали Макиавелли богатый материал при разработке его политических и социальных концепций.

Трактат Государь (1532), обессмертивший имя писателя, провозглашал в качестве нормы политического действия положение о том, что цель оправдывает средства, употребленные для ее достижения; однако подлинной целью «нового государя» должен стать, по Макиавелли, не частный, сугубо личный интерес, но «общее благо», подразумевающее объединение Италии в сильное национальное государство. В «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия», завершенных, по-видимому, в 1516 г., Макиавелли доказывал преимущества республиканского образа правления.

Государство рассматривалось им как организация господства, отличительной чертой которого является суверенитет, т. е. неограниченные правовые полномочия инстанции для поддержания правопорядка и мира внутри определенной области. Он видел главную причину бедствий Италии в ее политической раздробленности, преодолеть которую способна лишь сильная государственная власть («Государь», 1513 г., издан в 1532 г., и др.)- Ради упрочения государства считал допустимыми любые средства. Отсюда термин «макиавеллизм* для определения политики, пренебрегающей нормами морали. Макиавелли учил правителя, стремящегося к успеху, сообразить свои действия, во-первых, законами необходимости (судьбы), во-вторых, поведением подчиненных. Сила на его стороне, когда он учитывает психологию людей, знает особенности их образа мысли, нравственные привычки, достоинства и недостатки. Очевидно, что действиями людей наряду с другими качествами правит честолюбие. Но знать только это еще недостаточно. Надо выяснить, кто именно честолюбивее и потому опаснее для власть держащего: желающие сохранить то, что имеют, или стремящиеся приобрести то, чего у них нет. Состоятельными двигает страх потерять то, что они накопили. Страх потери порождает в них те же страсти, которыми одержимы стремящиеся к приобретению, считает Макиавелли. Оба мотива власти, за которыми нередко прячется обыкновенная страсть к разрушению, одинаково порочны. Технологию достижения и удержания власти в организации Макиавелли раскрывает в знаменитом «Государе» и «Истории Флоренции».

Ориентация на власть, стремление ее достичь таят в себе потенциальную опасность для социального порядка, гарантом которого может быть только тот, кто эту власть уже имеет. Правитель как персональное олицетворение привилегий и силы превращается в цель для обеспеченного сонма честолюбивых подданных. Свойство стремиться наверх не зависит от личных достоинств и недостатков. Оно действует в людях наподобие объективного закона, независимого от воли и сознания.

Успех в продвижении наверх зависит не столько от интенсивности ориентации за власть, сколько от наличных средств. Обладающие многим имеют в распоряжении больше средств — деньги, связи, интриги, чтобы сеять смуту в обществе, дестабилизировать существующий порядок. Имея многое, они фактически злоупотребляют тем, чем уже обладают, ибо противозаконными действиями провоцируют у неимущих те же самые алчвъге чувства. «Богатое честолюбие» опаснее «бедного», ибо возбуждает в людях, не обладающих властью, желание овладеть ею и всем тем, что сопряжено с властью, — богатствами и почестями.

Наряду с властью несомненной ценностью для людей обладает свобода. Она такой же императив человеческих поступков, как и власть. Если власть чаще стремятся захватить, то свободу — не потерять. В «Рассуждениях о Тите Ливии» Макиавелли спрашивает, кому лучше доверить охрану свободы — тем, кто желает приобрести то, чего не имеет, или тем, кто хочет удержать за собой уже приобретенные преимущества? Сравнивая исторические факты, он делает вывод о том, что свободу республики правильнее доверить простым людям, а не дворянам. Вторые одержимы желанием господствовать, а первые хотят всего лишь не быть угнетенными. Значит, они больше любят свободную жизнь и в меньшей степени, чем вторые, имеют средства для похищения свободы. Подтверждая свои выводы, флорентийский философ многократно повторяет одну и ту же мысль: человек может смириться с утратой власти или чести, смириться даже с потерей политической свободы, но никогда не смирится с утратой имущества. Народ молчит, когда казнят сторонников республики либо посягают на честь его вождей. Но народ восстает, когда посягают на его имущество.

Партия, которая объявляет своей заслугой дождь, не должна удивляться, когда ее обвиняют в засухе.
Дуайт Moppay

По мнению Макиавелли, укрепление власти государства, его экономической и военной мощи — первейшая задача государя и его подданных. Против тех подданных, кто сопротивляется этому и защищает какие-то свои частные интересы, не совпадающие с общим государственным интересом, государь не только может, но и должен принять все средства, включая насилие, принуждение, вплоть до лишения их жизни. Макиавелли писал, что если государь желает удержать в повиновении подданных, он не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствуют беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица.

Макиавелли значительно обогатил и понятийный аппарат науки о политике, прежде всего понимании стиля и мотивации поведения политического лидера, механизмов прихода к власти и удержания ее, применения санкций, а также сменяемости политических режимов. В лице Макиавелли политология обрела новое измерение, она стала наукой о поведении людей. Политология стала искусством, помогающим ответить на вопросы, касающиеся типов человеческих взаимоотношений, основанных на власти, правлении, авторитете.

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха, должен знать мотивы поведения людей и руководствоваться в своей деятельности тремя основными принципами (законами). Первый закон гласит: человеческими действиями правят честолюбие и мотив власти. Состоятельными людьми движет страх потерять то, что они накопили, а бедняками — страсть приобрести то, чего их лишили. Второй закон гласит: умный правитель не должен выполнять все свои обещания. Ведь и подданные не очень спешат с выполнением своих обязательств. Добиваясь власти, можно расточать обещания, но, придя к ней, необязательно их выполнять, иначе попадешь в зависимость от подчиненных. А где зависимость, там нерешительность, малодушие и легкомыслие. Третий закон: творить зло надо сразу, а добро — постепенно. Наградами люди дорожат, когда они редки, наказания же нужно производить сразу и в больших дозах. Единовременная жесткость переносится с меньшим раздражением и считается более справедливой, чем растянутая во времени (хвост собаке лучше отрубать сразу, а не по частям).

В Государе Макиавелли нарисовал образ идеального правителя и политическую технологию удержания власти. Надо сказать, прообразом такого правителя для него был Цезарь Борджиа, чьи жестокость и коварство долгое время считались непревзойденными.

Во второй половине XX в. политологи, историки, специалисты по управлению проявили к Н. Макиавелли повышенное внимание. В его произведениях — политических трактатах, исторических очерках, реляциях и новеллах — обнаружили идеи, в совокупности составлявшие оригинальную систему политического управления. По своей эффективности, глубине и политической мудрости она не только не уступает, но даже превосходит иные разработки современников.

Его идеи дали жизнь современной социологической теории элит (В. Парето, Э. Дженнинг, Г. Моска, Ч. Р. Миллс), повлияли на автора теории «менеджерской революции» Дж. Бернхайма, возглавлявшего так называемое «макиавеллистское направление». На авторитет Макиавелли ссылаются теоретики бюрократии (М. Вебер, Р. Михельс), коррупции (А.Бонадео), политического руководства и престижа власти (С. Хантингтон), «постиндустриального общества» и политического прогнозирования (Д. Белл, Г. Кан, Э. Винер), наконец, задолго до О. Конта он выдвинул идею «общественного консенсуса». В современной психологии сформировалось течение (шли школа) макиавеллистов, которое стремится теоретические идеи великого итальянского мыслителя перевести в операциональные термины и построить надежные методики измерения мотива власти. В частности, американские психологи М. Кристи и А. Гейс применяли в своих исследованиях так называемую шкалу макиавеллизма (Mac-шкала). С помощью «синдрома спокойствия» (cool syndrom) они старались установить уровень рациональности во властном поведении, умение человека контролировать ситуацию, предпочитать ориентации не на личность, а на задачу. Как оказалось, такие способности у политических деятелей сочетаются с несколько циничным отношением к другим людям. Испытуемые с высоким мотивом власти обладают более развитой способностью с выгодой для себя использовать любую ситуацию, выжимая из нее максимум возможного.

Третий этап в развитии политической мысли, когда к научной сокровищнице были добавлены фундаментальные идеи, совпадает с Новым временем и Просвещением.

Правду говорят про американцев: они всегда делают правильный выбор, но только тогда, когда все остальные варианты действий оказываются закрытыми.
Индепендент. 2004. 9 апреля

Ренессанс, возродивший интерес к познанию и обучению, появился в конце Средних веков, но так и не стал началом самостоятельного развития социальных наук. Ученые эпохи Возрождения больше изучали греческие и латинские тексты, особенно работы Платона и Аристотеля. Их собственные сочинения зачастую сводились к добросовестным комментариям к античной классике.

Источник: 
Кравченко А. И., Политология: учебник. - Москва: Проспект, 2011.-448 с.
Чтобы оставить комментарий или обсудить материал на форуме, необходимо зарегистрироваться или войти.