Особенности денежно-кредитной политики в РФ

+1
-5
-1

Становление механизма денежно-кредитного регулирования в современной России проходило в весьма специфических условиях 1990-х гг. Соответственно и направления регулирования, т.е. собственно денежно-кредитная политика, были подчинены тем задачам, которые реализовывались в тот период. Главной задачей 1990-х гг., как это официально декларировалось, были институциональные преобразования по ликвидации государственной собственности в сфере экономики путем приватизации предприятий, создание рыночного хозяйства на основе частной собственности на средства производства и формирование финансового рынка с соответствующими институтами (банками, страховыми компаниями, инвестиционными фондами, финансовыми компаниями и т.п.), которые являются основой финансового сектора экономики. В этом состояло центральное звено всей цепочки рыночных реформ.

Нужно отметить, что на рубеже 1980—1990-х гг. предлагались различные модели перехода к рыночной экономике, разные но срокам приватизации, скорости формирования рыночных механизмов и институтов финансового рынка, с сохранением принципов социальной справедливости при достаточно строгом соблюдении порядка государственного регулирования процесса реформ, обеспечивающего социально-экономическую сбалансированность проведения преобразований.

Однако на практике была принята модель ускоренного перехода к рынку: «шоковая терапия» (неконтролируемый отпуск цен на внутреннем рынке почти по всем товарам с января 1992 г.), «обвальная приватизация» (передача в частную собственность в течение 1993 г. большей части промышленно-производственного потенциала страны). Это и определяло те направления денежно-кредитного регулирования, которые реализовывались в 1990-е гг.

Таким образом, формирование новой денежной системы и соответствующей денежно-кредитной политики России в конце 1980-х — начале 1990-х гг. проходило в тяжелых условиях демонтажа плановой экономики (так называемой административно-командной системы), распада СССР, «шоковой терапии», приведшей к гиперинфляции 1992—1994 гг., «обвальной приватизации».

Первый этап формирования денежно-кредитной политики (1987— 1992 гг.) начался с демонтажа централизованного планирования и перехода к рыночной модели хозяйствования посредством разрешения в 1987 г. индивидуальной трудовой деятельности, кооперативного предпринимательства и организации частных малых предприятий, большинство из которых были организованы при крупных государственных предприятиях. Так начал функционировать частный сектор экономики. Причем в этом секторе зарплата не регулировалась, а созданные при крупных государственных предприятиях так называемые малые предприятия, которым была передана часть функций крупных государственных (сбыта продукции, сервисные услуги и т.н.), по сути дела играли роль источника дополнительного и значительного заработка работников государственных предприятий. В результате стали расти высокими темпами денежные доходы населения и начала раскручиваться инфляция в виде административной инфляции, что привело к большому дефициту товаров на розничном рынке.

С января 1988 г. была реформирована банковская система СССР1. Напомним, что вместо единой системы Госбанка СССР реорганизованная система включала Государственный банк СССР и пять специализированных банков: Внешэкономбанк СССР, Промстройбанк СССР, Агропромбанк СССР, Жилсоцбанк СССР, Сберегательный банк СССР. Госбанк СССР осуществлял функции надзора за специализированными банками, проведения денежно-кредитной политики, эмиссии наличных денег, а спец-банки — расчетно-кассовое обслуживание предприятий государственного и частного секторов, кредитование предприятий и населения. Эмиссионная функция безналичных денег перешла к группе спецбанков. Госбанк СССР фактически стал играть роль кассира при спецбанках, в которых обналичивались средства, находящиеся на расчетных счетах предприятий. Выпуск наличных денег ускорился, инфляционные процессы усилились.

С конца 1988 г. начали появляться частные коммерческие банки. Однако какой-либо существенной нормативно-правовой базы банковской системы в тот период не было. Такая база начала создаваться только после провозглашения государственного суверенитета РСФСР в 1990 г.: были приняты законы РСФСР о банках и банковской деятельности и о Центральном банке.

На втором этапе (1992—1998 гг.) инфляционные процессы резко усилились в связи с отпуском цен с января 1992 г. Инфляция перешла в стадию гиперинфляции и за 1992 г. составила более 2800%, а в 1993 г. — более 1200%. В этих условиях начали использоваться основные инструменты денежно-кредитного регулирования: обязательные резервные требования, ставка рефинансирования, а с принятием Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» в 1992 г. — норма обязательной продажи части валютной выручки экспортерами, что позволило ЦБ РФ формировать валютные резервы.

В этот период декларировалась и реально проводилась в жизнь денежно-кредитная политика, основанная на всемерном сжатии денежной массы под флагом борьбы с инфляцией, т.е. основным объектом регулирования был объем денежной массы в обращении. Такая политика в более поздних и современных публикациях получила название жесткой монетарной политики.

Сжатие денежной массы достигло беспрецедентного уровня — к концу периода уровень монетизации экономики составлял всего лишь 9—10%. В качестве основных инструментов использовались ставка рефинансирования и норма обязательного резервирования, К концу 1993 г. ставка рефинансирования достигла 210%. Это значит, что коммерческие банки выдавали кредиты под 240—250% годовых. Разумеется, что предприятия реального сектора экономики не могли воспользоваться таким кредитом. По такой ставке кредит могли брать только оптово-розничные предприятия торговли и экспортопроизводящие предприятия, поскольку первые были не ограничены в повышении цен, а вторые в условиях падения валютного курса получали всевозрастающую валютную выручку в рублевом эквиваленте, а также различные коммерческо-посреднические организации, работающие на финансовом рынке для совершения высокодоходных спекулятивных сделок. Такая денежно-кредитная политика по сути была политикой недопущения кредитования реального сектора экономики в период «обвальной приватизации» и в постприватизационный период.

Начиная с 1992 г. норма обязательного резервирования также постоянно повышалась. С 1995 г. начали действовать дифференцированные нормы в зависимости от сроков депозитов. На начало 1995 г, (с 1 февраля но 30 апреля 1995 г.) но счетам до востребования (а это расчетные счета предприятий) и коротким депозитам (сроком до 30 дней) норма резервирования составляла 20%, по депозитам сроком 31 90 дней и свыше 90 дней — соответственно 15 и 10%. Высокий уровень резервирования сохранялся вплоть до дефолта 1998 г., варьируя в пределах 14—10%, что резко уменьшало возможности хозяйствующих субъектов рассчитываться денежными средствами и сокращало кредитные ресурсы у банков. Уровень кредитных вложений банков в экономику в этот период был одним из самых низких в мире (табл. 12.2).

В 1995—1998 гг. применялись и другие инструменты денежно-кредитного регулирования: ломбардные кредиты рефинансирования (под залог государственных ценных бумаг), размещение банками депозитов в Банке России, операции РЕПО с государственными ценными бумагами. Но применение этих инструментов осуществлялось в рамках действующей дестимулирующей концепции денежно-кредитной политики и в силу незначительных объемов использования существенного позитивного влияния на ликвидность банковской системы и доступность кредитов не оказывало.

Более того, такая денежно-кредитная политика привела к обездележиванию экономики и с 1995 г. в стране разразился кризис неплатежей, денет не хватало для проведения элементарных расчетов между хозяйствующими субъектами, между ними и государством по налогам, между работодателями и трудящимися, что усиливало социальную напряженность и проблему дефицита государственного бюджета. Широкое распространение получили расчеты денежными суррогатами (бартер, векселя, взаимозачеты).

Дестимулирование экономики обострялось также отсутствием нормального финансового рынка, который был замкнут сам на себя, носил спекулятивный характер и в 1996—1998 гг. на 70—80% обслуживал спекуляции с государственными облигациями (облигации ГКО и ОФЗ) и на внутреннем валютном рынке. Инвестиционная роль финансового рынка практически в эти годы не исполнялась, что вместе с отсутствием средств у предприятий для самофинансирования привело к накоплению устаревших производственных фондов и усилению технологического отставания производственного аппарата национальной экономики. В последующем (в 2000-е гг.) это послужило причиной многочисленных технологических аварий и катастроф,

В этот период (1992—1998 гг.) на денежно-кредитную политику, очевидно, оказывали влияние различные социально-экономические группы, интересы которых были связаны с приватизацией и последующими переделами собственности. Сжатие денежной массы, резкое снижение реальных денежных доходов населения, отсутствие инвестиционных источников существенно затрудняло аккумулирование денежных ресурсов через финансовый рынок. Это вело к занижению реальной стоимости объектов и облегчало их приватизацию определенными социально-экономическими группами (получившими в экономической публицистике того времени название олигархических групп), что не давало возможности проводить приватизацию и перераспределение собственности на демократической основе.

Попытка в 1995—1998 гг. снизить инфляцию путем установления пределов колебаний валютного курса рубля (так называемая политика валютного коридора) несколько снизила темпы инфляции в этот период, но в условиях продолжавшегося спада производства это обусловило искусственное сдерживание снижения курса рубля и привело к скрытому накоплению инфляционного потенциала, что и проявилось в полной мере во время дефолта 1998 г., когда в течение месяца рубль был девальвирован в 3 раза.

Таким образом, в России переходного периода в условиях «шоковой терапии», «обвальной приватизации», переделов собственности и резкого экономического спада (за 1991 — 1997 гг. ВВП страны снизился почти в 2 раза) выбор правильной концепции денежно-кредитной политики был весьма затруднен.

С одной стороны, действовавшие разнообразные инфляционные факторы вроде бы требовали сокращения денежной массы и проведения политики кредитной рестрикции. С другой — для преодоления продолжавшегося глубокого экономического спада нужны были инвестиции и проведение соответствующей политики кредитной экспансии. Все это и нашло отражение в противоречивости государственной денежно-кредитной политики России в этот период. Модель денежно-кредитной политики того времени, основанная на упрощенном понимании, что с инфляцией можно бороться только сжатием денежного предложения (такую модель часто называют либерально-монетаристской), давала определенные положительные результаты в краткосрочном периоде в странах с развитой рыночной экономикой и в странах, не имеющих мощного собственного производства, но в конкретных условиях России переходного периода оказалась не просто малопродуктивной, но и деструктивной.

Поскольку денежно-кредитная политика этого периода отсекала многие предприятия и даже целые отрасли реального сектора экономики от рыночного (кредитного) финансирования, то одним из важнейших ее результатов было резкое изменение положения России в системе международного разделения труда. Если до начала 1990-х гг. важными статьями экспорта России были продукция тяжелого и среднего машиностроения, сельскохозяйственного машиностроения, авиастроения, других высокотехнологичных отраслей, энергетическое оборудование, то уже в конце этого периода страна прочно заняла место в мировой экономике как поставщик в основном углеводородных энергоносителей и сырья с низкой степенью обработки. Соответствующим образом изменилась отраслевая структура промышленности и экономики в целом: значительно снизилась доля машиностроения и легкой промышленности, производства строительных материалов, животноводства и наукоемких отраслей, а возросла доля сырьевых добывающих отраслей.

Конечно, в произошедших структурных сдвигах «виновата» не только проводившаяся денежно-кредитная политика, но и экономическая концепция переходного периода в целом (отсутствие госзаказа для большинства предприятий, уход с зарубежных рынков высокотехнологической продукции, слабая таможенная защищенность отечественных товаропроизводителей, отсутствие стимулирования импортозамещения, отсутствие целенаправленной промышленной и научно-технической политики и др.). Тем не менее денежно-кредитная политика этого периода внесла свою «лепту» в негативные изменения структуры экономики.

Третий этап (конец 1998—2008 гг.) формирования денежно-кредитной политики характеризуется пересмотром ее концепции. В этот период денежно-кредитная политика приобрела черты стимулирующей.

В целях накопления валютных резервов ЦБ РФ во время дефолта поднял норму обязательной продажи части валютной выручки экспортеров с 50% до 75%, что позволило начать накопление валютных резервов ускоренными темпами. Девальвация рубля резко сократила объем импорта. В результате значительно увеличилось положительное сальдо торгового баланса.

В этих условиях па внутреннем валютном рынке была создана ситуация избыточного предложения валюты. Избыток валюты скупался Банком России, Интервенции ЦБ РФ по покупке валюты на внутреннем валютном рынке по сути явились механизмом эмиссии рублевой денежной массы, которая в этот период росла высокими темпами (табл. 12.3). Уровень монетизации российской экономики за период 1999—2007 гг. увеличился с 10,9% до 34%.

Несмотря на высокие темпы роста денежной массы, инфляция в этот период неуклонно снижалась. Этому способствовали несколько факторов:
— Банком России постоянно снижалась ставка рефинансирования (с 150% в начале 1999 г. до 10% с 19.06.2007 по 03.02.2008);
— с 2000 г. стал развиваться финансовый рынок, в том числе такой его сегмент, как рынок банковских вкладов физических лиц, что способствовало «оттягиванию» части растущих доходов населения от сферы текущего потребления;
— периодическое снижение ЦБ РФ нормы обязательного резервирования (с 7—10% в начале 2000-х гг. до 3—3,5% в конце 2007 г.), что удешевляло банковские ресурсы и позволяло банкам снижать процентные ставки по предоставляемым кредитам;
— переход с 2003 г. к политике укрепления валютного курса рубля, что стало тормозить рост цен на импортные товары.

Несмотря на то что борьба с инфляцией в этот период декларировалась как главная цель денежно-кредитной политики и ее действительно удавалось последовательно снижать, уровень инфляции все-таки оставался не ниже 10%.

Кроме факторов денежно-кредитной политики, на уровень инфляции существенное влияние оказывали факторы, лежащие за пределами денежно-кредитного регулирования: монополизация экономики, недостаточное регулирование тарифов и цен, слабое использование антимонопольного законодательства, нецелевое использование бюджетных средств, недостаточное развитие финансового рынка в части инвестиционных услуг населению, отсутствие стимулирования снижения издержек производства и др.

Особенностью данного периода являлся постоянный рост цен на мировом рынке на основные товары российского экспорта (энергоносители, в частности на нефть), что привело, несмотря на рост импорта, к значительному увеличению положительного сальдо платежного баланса России, а также к постоянному профициту государственного бюджета. Другими словами, создалась ситуация внешнего неравновесия, которая характеризовалась устойчивым профицитом платежного баланса, высокими темпами роста валютных резервов ЦБ РФ, устойчивой тенденцией укрепления валютного курса рубля, значительным притоком валюты в страну, что в целом не соответствовало динамике основных макроэкономических показателей: темпам роста ВВП, динамике инвестиций, уровню инфляции, динамике производительности труда и др. Указанное внешнее неравновесие усилилось с 2006 г. в связи со значительным превышением притока финансового капитала в страну над сто оттоком.

Ежегодно на протяжении всего периода с 1999 г. денежные власти выступали нетто-покупателями иностранной валюты, реализуя задачу сдерживания чрезмерного роста курса рубля. По итогам проведенных за этот период конверсионных операций золотовалютные резервы России выросли с 12,2 млрд долл. на 1 января 1999 г. до 596,6 млрд долл. на середину 2008 г., когда был достигнут максимум золотовалютных резервов.

В этот период вступил в действие новый Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» (2003), который значительно либерализовал валютные операции. В связи с укреплением валютного курса рубля отпала необходимость в обязательной продаже части валютной выручки экспортерами, и она была отменена в марте 2006 г.

К сожалению, российская экономика оказалась не в состоянии задействовать быстрорастущую денежную массу ни через частные инвестиции, ни через государственные расходы. В связи с угрозой раскручивания инфляции финансовая политика, и денежно-кредитная политика в частности, начиная с 2004 г. были ориентированы на стерилизацию избыточного денежного предложения в целях борьбы с угрозой роста инфляции. В качестве основного инструмента стерилизации использовался специальный Стабилизационный фонд, разделенный в 2007 г. на Фонд национального благосостояния и Резервный фонд.

В этот период стали очевидными недостаточная нацеленность денежно-кредитного регулирования па экономический рост и структурные изменения в экономике с целью уменьшения ее сырьевой зависимости. Поскольку важнейшими задачами Банка России являются защита и обеспечение устойчивости рубля (т.е. по сути регулирование валютного курса по отношению к валютам международной ликвидности с целью поддержания такой структуры платежного баланса, которая обеспечивала бы рост валютных резервов, определенный рост ВВП и доходов бюджета), то эти цели были достигнуты в рассматриваемом периоде. Однако денежно-кредитная политика в значительной степени свелась к обеспечению рублевыми ресурсами деятельности экспортеров, а также способствовала консервации сырьевой направленности экономики России.

Несмотря па рост денежной массы, банковской ликвидности и объемов кредитования, в денежно-кредитном регулировании не удалось создать достаточный для решения стратегических задач экономического развития потенциал кредитования в целом и долгосрочных кредитных ресурсов в частности. Слабая активность денежно-кредитной политики в интенсификации внутреннего воспроизводства проявилась в высоких процентных ставках по кредитам корпоративному сектору экономики и населению, в сохранении высокого уровня инфляции, в быстром росте объемов кредитования российских компаний за рубежом. Так, за период 2001—2008 гг. внешний долг российского корпоративного сектора (нефинансовые предприятия) возрос с 21,5 млрд долл. (на 01.04.2001) до 264,6 млрд долл. (на 01.04.2008) почти в 22 раза, а внешняя задолженность российских банков за этот период возросла с 9,8 млрд долл. до 171,4 млрд долл., т.е. более чем в 17 раз. Это свидетельствует о масштабах недофинансирования российской экономики за счет внутренних рыночных источников в этот период.

В 2004—2007 гг. специалистами и экспертами вносились предложения по изменению механизма денежно-кредитного регулирования. Предлагалось перейти к таргетированию инфляции и активизации канала процентной ставки в целях улучшения внутренних условий кредитования.

На четвертом этапе (с 2008 г. по настоящее время) денежно-кредитное регулирование определяется разразившимся в 2007—2008 гг. мировым финансовым кризисом. Он негативно повлиял на состояние российской экономики, финансового рынка и банковской системы России. К концу 2009 г. ВВП России снизился почти на 9%, резко упала капитализация рынка акций. В банковской сфере снизилась ликвидность большинства банков, значительно возрос объем просроченной задолженности заемщиков перед банками, объем банковского кредитования стал снижаться из-за роста риска невозврата кредитов. Произошел отток иностранного капитала из страны. Золотовалютные резервы Банка России снизились с 596 млрд долл. (на 01.08.2008) до 384 млрд долл. (на 01.04.2009).

В странах, пораженных мировым финансовым кризисом (США, Великобритания, страны зоны евро и ЕС в целом и др.), в 2008—2009 гт. были приняты беспрецедентные меры по восстановлению денежно-кредитной сферы и финансовых рынков:
— из государственных финансов были направлены огромные средства для поддержания ликвидности банков;
— некоторые банки были национализированы или присоединены к более устойчивым банкам;
— для повышения доступности кредитов, ускорения денежного мультипликатора и насыщения банков ликвидностью центральные банки резко понизили ставки рефинансирования и нормы обязательного резервирования.

В Российской Федерации в конце 2008 г. — начале 2009 г. была проведена плавная девальвация рубля. Валютный курс рубля с августа 2008 г. по февраль 2009 г. снизился с 23,5 руб./долл. до 32 руб./долл.

Правительством РФ в конце 2008 г. были приняты экстренные меры по выходу банковской системы из кризиса: с целью повышения ликвидности банковской системы была оказана финансовая помощь из государственных резервных фондов (Резервного фонда и Фонда национального благосостояния) в виде субординированных кредитов коммерческим банкам с целью их докапитализации, была повышена страховая сумма по банковским вкладам физических лиц до 700 тыс. руб.

Реакция Банка России в части денежно-кредитной политики на начальной острой фазе кризиса свелась к ее ужесточению: ставка рефинансирования была поднята с 10% (на 03.02.2008) до 13% (период с 01,12.2008 по 23.04.2009). Также были подняты нормы резервирования с 4,0—4,5% до 5,5—8,5% (по разным видам обязательств банков).

После острой фазы кризиса Банк России возобновил политику постепенного удешевления кредитных ресурсов. К наиболее существенным и эффективным мерам по выходу из кризиса, принятым ЦБ РФ, относятся:
• предоставление Банком России беззалоговых кредитов;
• снижение ставок отчислений в ФОР;
• увеличение сроков кредитов рефинансирования Банка России до 6—12 месяцев;
• расширение списка банков, допущенных к средствам Банка России;
• расширение перечня активов, включенных в ломбардный список Банка России.

Принятые Правительством РФ и ЦБ РФ антикризисные меры позволили не допустить развития ситуации по наиболее пессимистичному сценарию для экономики и банковской системы.

Вместе с тем нужно отметить, что в 2011—2012 гг. процентные ставки по кредитам реальному сектору экономики и населению оставались одними из самых высоких в мире. Существенным остается также и уровень инфляции. Несмотря на некоторое оживление кредитования в 2011 г., проблема обеспечения экономики рыночными финансовыми ресурсами остается острой. Среди развитых стран Россия по-прежнему является страной с самым низким уровнем монетизации экономики.

Предстоящий период для российской экономики и социальной сферы будет периодом латентного мирового финансового кризиса с отдельными фазами обострения, со слабым (или нулевым) приростом внешнего спроса на сырьевые и энергетические товары российского экспорта. Одновременно решение задач в части диверсификации структуры экономики и промышленности в направлении их инновационного развития, диверсификации экспорта и повышения конкурентоспособности российской экономики будет проходить в непростых условиях вступления в ВТО, которые предполагают значительное снижение таможенных барьеров для экспансии иностранных производителей на внутренний рынок. Нужно подчеркнуть, что большинство иностранных производителей гораздо лучше обеспечены дешевыми кредитными ресурсами, чем отечественные компании, работающие на внутренний рынок.

Непростые условия предстоящего периода требуют определенного реформирования денежно-кредитного регулирования и изменения направлений денежно-кредитной политики.

Во-первых, существующая основная задача деятельности ЦБ РФ — защита и обеспечение устойчивости рубля — в ситуации повышенного влияния внешних шоков, проистекающих из неустойчивости мировой экономики в целом, а также насущных потребностей собственного развития экономики России, требует определенной корректировки с учетом опыта других стран. Так, основной задачей ЕЦБ является обеспечение ценовой стабильности, что предполагает низкие процентные ставки и высокий уровень доступности кредитов. Основная задача ФРС формулируется как обеспечение макроэкономического равновесия, а Банка Японии — поддержание стабильности всей финансовой системы страны. В связи с этим цели и задачи деятельности Банка России и цели денежно-кредитной политики должны быть в большей степени ориентированы на перспективные задачи обеспечения сбалансированного экономического роста, структурную диверсификацию и модернизацию экономики и повышение ее конкурентоспособности.

Во-вторых, предшествующие периоды становления и формирования денежно-кредитной политики показали, что борьба с инфляцией, имеющей в условиях России в основном немонетарный характер своих источников, монетарными методами исчерпала себя. Низкий уровень монетизации экономики вызывает ограничение объема кредитных ресурсов, предлагаемых на внутреннем кредитном рынке, что вместе с высокими процентными ставками не позволяет российским банкам в достаточном объеме кредитовать национальную экономику. Это делает рублевые ресурсы дорогими и краткосрочными. Этот недостаток заставляет крупные компании и банки активно выходить на внешний рынок капитала, а средние и малые предприятия — закладывать дорогие кредитные ресурсы в цену товаров и услуг либо развиваться путем самофинансирования, что приводит к значительному росту цен для конечных потребителей. Снижение уровня инфляции в этих условиях предполагает усиление воздействия немонетарных методов.

В-третьих, расширение кредитования отечественной экономики предполагает ряд изменений в целях и методах денежно-кредитной политики, к основным из которых относятся:
* изменение целевых ориентиров денежно-кредитного регулирования, в основе которых должны лежать цели снижения процентной ставки по кредитам реальному сектору экономики, в особенности но среднесрочным и долгосрочным кредитам;
* стабильное повышение уровня монетизации экономики, наращивание рублевых ресурсов в экономике;
* расширение рефинансирования отечественных банков со стороны Банка России, в том числе организация долгосрочного рефинансирования для целей кредитования инновационных и инвестиционных проектов;
* активизация процентной политики ЦБ РФ, в том числе путем увеличения масштабов его операций с государственными ценными бумагами;
* осуществление крупномасштабных эмиссий государственных долгосрочных ценных бумаг инвестиционного характера;
* повышение капитализации российских банков в соответствии с требованиями «Базеля-3».

Меры по совершенствованию денежно-кредитной политики позволят усилить внутреннее воспроизводство финансовых ресурсов для экономического роста, уменьшить зависимость экономики страны от внешнеэкономической конъюнктуры, более устойчиво воспринимать внешние шоки, генерируемые продолжающимся мировым финансовым кризисом. В свою очередь активная кредитная политика Банка России и коммерческих банков может быть успешной при условии наличия четко сформулированной промышленной, структурной и инновационной политики.

Источник: 
Деньги, кредит, банки: учебник и практикум для академического бакалавриата / под ред. В. Ю. Катасонова, В. П. Биткова. — 2-е изд., перераб. и доп. 2016 г.