Мышление и творчество, как ценности культурной деятельности

Тема мышления и творчества в культуре является достаточно интригующей в научной мысли. Современные научные исследования показывают, что познание меняется в каждой культуре и даже внутри отдельной культуры оно может различаться по видам. В научной мысли присутствует понятие «ментальность» или «менталитет» как целостная совокупность мыслей, верований, которая создает картину мира. Данное понятие отражает специфику различных типов культур в объяснении окружающего мира. Менталитет выражается и в особенностях образа мыслей, и в эмоциональной оценке определенных событий. Множество споров вызывает изучение менталитета культур отдельных народов. В дискуссиях можно встретить присутствие оценочного подхода к культурам: цивилизованные - нецивилизованные народы, дикие, примитивные общества и т.д. Возможно констатировать различия в способах и направленности мышления представителей различных культур. В Античности, например, у Платона познание столько же отображение, сколько постижение и конституирование действительности. В Средние века познание этически нагружено, это религиозное познание. Возрождение создает картину свободной мысли. В Новое время, познание строится так, чтобы можно было овладеть природой и управлять её процессами. В XIX-XXI века формируются такие виды познания, как естественнонаучное познание, гуманитарное познание. Философское познание отличается от научного, художественное познание отличается от предыдущих видов познания, социальное, инженерно-проектное отличаются от естественнонаучного познания, в научной литературе мы может встретить и термин эзотерическое познание.

Существование особого мышления у архаичных народов отмечал в своем научном труде «Первобытная культура» Э. Тай -лор. Значительными исследованиями первобытного мышления были работы Люсьена Леви-Брюля, который все свои работы посвятил изучению своеобразия первобытного мышления, отличного от современного «логического». Основные работы Леви-Брюля - «Первобытное мышление» и «Сверхъестественное в первобытном мышлении». Исходное понятие в исследованиях - «коллективные представления», например, верования, моральные понятия, которые человек получает не из жизненного опыта, а вследствие воспитания, общественного мнения, следуя традициям и обычаям. Ученый ставил перед собой цель изучить особенности проявления коллективных представлений в различных по уровню развития типах обществ. Он приходит к выводам, что особенности коллективных представлений обусловлены разнообразием культур. Традиционному обществу присущи аффекты, «коллективные чувства», нежели чисто умственная деятельность. В связи с этим Леви-Брюль критиковал Э. Тайлора за создание образа размышляющего «дикаря-фило-софа», интеллектуально постигающего мир. Он считал, что в коллективных представлениях большую роль играет феномен внушения и заражения эмоциями во время проведения религиозных обрядов - заражения страхом, религиозным ужасом, надеждами, желаниями. Леви-Брюль считает, что в первобытном мышлении место законов логического мышления занимает закон сопричастия, суть которого состоит в том, что человек чувствует себя мистически единым со своим тотемом, например, крокодилом, попугаем, орлом или со своей лесной душой. Позиция ученого была подвергнута критике, и он постепенно почти свел на нет противопоставление логического и дологического мышления. Один из основателей психологического направления в американской культурной антропологии Ф. Боас полагал, что во многом Леви-Брюль неверно интерпретировал этнографические данные традиционных культур. А английский психолог Ф. Бартлет считал главной ошибкой Леви-Брюля сравнение типа мышления, обнаруженного в «примитивных» обществах, с эталонами научного мышления. Леви-Брюль, например, выражает уверенность, что именно европейское мышление является совершенно правильным. Леви-Брюль стоял на эволюционистской точке зрения, он писал о необходимости и обязательности стадий в развитии мышления культуры от пралогического к логическому. Некоторые интерпретации этнографических фактов подчеркивают смысловое ядро концепции автора. Например, он описывает, что яд, согласно поверьям африканских народов, действует только вместе с заклинаниями. Представления о физических свойствах яда, столь ясного для европейца, не существуют для мышления африканца. «Весьма существенной деталью теории Леви-Брюля является то, что тип мышления, называемый им первобытным, составляет основу культур не только дописьменных традиционных обществ, но и Индии и Китая. Культуры этих стран, по мнению Леви-Брюля, также находятся на стадии дологического мышления, так как не дошли в своем развитии до уровня дедуктивных естественных наук европейского образца. В них фундаментальную роль играют символы-образы, мифы, а не понятия». Безусловно, тип мышления восточных культур отличается от европейского, но он отличается и от традиционного стиля мышления. Содержание же качественного своеобразия мышления восточного типа культуры раскрывал в своей аналитической психологии К. Юнг: это интуитивный, образный, тип мышления, направленный на познание духовной сущности человека, а не природы.

Сравнительное изучение типов мышления различных культур продолжил швейцарский психолог Ж. Пиаже, который отстаивал идею о том, что интеллектуальный уровень представителей дописьменных культур равен уровню развития одиннадцатилетнего среднеевропейского школьника. Таким образом, уровень развития мышления Пиаже отождествлял с определенной стадией развития ребенка. Ученый сформулировал представление о неспособности человека традиционного общества к абстрактному мышлению. Для Пиаже мышление -это способность решать задачи в абстрактно-понятийной форме.

С иных позиций к изучению мышления жителей Полинезии подошла Маргарет Мид. Она посвятила исследованию проблем умственного развития жителей Океании специальную статью «Изучение мышления детей примитивных обществ со специальным обращением к анимизму», подвергнув критике и концепцию Леви-Брюля и Пиаже. Её выводы таковы: нет никаких оснований полагать, что анимистический (мистический по Леви-Брюлю) образ мышления повсеместно распространен в традиционной культуре. Она доказала рационалистичность мышления детей традиционных обществ, отметив уникальную способность детей этих культур мгновенно действовать в сложных условиях и быстро овладевать новыми стереотипами движений.

М. Коул и С. Скрибнер отразили позицию многих антропологов, проводивших исследования процесса мышления в традиционном обществе. Они пришли к выводу, что нет данных, подтверждающих существование различных типов мышления. Ученые признают «равноправность западной и не западной стратегии получения объективных знаний об окружающем мире: и та, и другая связаны с упорядочением, классификацией и систематизацией информации, обе создают последовательно согласованные системы представлений»60.

Особое место в изучении мышления заняла гипотеза о влиянии языка на культуру и особого способа видения окружающего мира - эта гипотеза получила название «лингвистической относительности» и носит имя Сепира-Уорфа (по имени их создателей: американских лингвистов Э. Сепира и Б. Уорфа). Согласно их точке зрения группы людей, образующих свои культуры и говорящих на различных языках отличаются в своем восприятии и познании мира. Это положение нашло отражение в направлении изучения культур, которое получило название социолингвистики.

Что же касается современного периода в исследовании мышления, то как утверждает В.М. Розин, познание снова переживает превращение, и его требуется устанавливать в науке заново. Это связано с переходностью культурного времени. При этом ученый попадает в поле альтернатив: первая альтернатива - продолжить мыслить традиционно, адаптировав мышление к новой реальности. Иная точка зрения состоит в том, что к этому не нужно стремиться, напротив, право каждого человека мыслить по-своему. Культура постмодерна утверждает, что мышление конституирует себя в форме множества локальных коммуникаций и дискурсов и повод к подобным воззрениям дал ранее Э. Кант.

«Во всех начинаниях, - писал он, - разум должен подвергать себя критике и никакими запретами не может нарушать свободы, не нанося вреда самому себе и не навлекая на себя нехороших подозрений... К этой свободе относится также и свобода высказывать свои мысли и сомнения, которых не можешь разрешить самостоятельно, для публичного обсуждения и не подвергаться за это обвинениям как беспокойный и опасный гражданин. Эта свобода вытекает уже из коренных прав человеческого разума, не признающего никакого судьи, кроме самого общечеловеческого разума, в котором всякий имеет голос; и так как от этого разума зависит всякое улучшение, какое возможно в нашем состоянии, то это право священно, и никто не смеет ограничивать его».

Существует множество определений термина «мышление»:

  1. это внутренний диалог с самим собой, как с другим;
  2. это процесс преобразования образов, представлений, понятий и действий с ними;
  3. это чисто рассудочный, рационалистический процесс более выгодного выбора;
  4. это синтез старого и появления нового на основе совместной деятельности разума, чувств и интуиции;
  5. это область человеческой деятельности и способность отдельного человека, позволяющие получать знания о действительности на основе рассуждений и других мыслительных действий с представлениями, знаниями или понятиями.

Можно выделить три основных подхода к представлению о мышлении: логический, философский и психологический. Логический подход - мышление сводится к рассуждениям и другим мыслительным процедурам, подчиняющимся логике. В рамках философского подхода мышление полагается, как объект философского осмысления. С точки зрения психологического подхода мышление представляет собой одну из важных способностей психики человека, которая может исследоваться не только в самой психологии, но и в других гуманитарных науках.

Многие современные философы высказывают убеждение, что познание того, как мы мыслим, это залог успешного разрешения проблем и задач, стоящих перед человечеством. Но чаще к изучению мышления обращаются в связи с затруднениями, возникавшими в самом мышлении. Эффективное мышление является условием любой деятельности человека. Однако бывают периоды в истории, когда мы наблюдаем, что в мышлении возникают проблемы. Например, всем известен кризис при переходе от первобытного общества к античности, который был блестяще разрешен Платоном и Аристотелем, заложившими основы философии и науки. Другой пример мы можем наблюдать в деятельности Ф. Бэкона и Р. Декарта, осуществивших критику и переосмысление отживших средневековых способов мышления и наметивших ряд принципов мышления Нового времени. Следующий пример это творчество Иммануила Канта, который создал философскую систему направленную, с одной стороны, на преодоление скептицизма и эмпиризма, с другой - на создание оснований естествознания. Последний пример, относящийся уже к нашему времени, это проблемы постмодернистской культуры, адепты которой отрицают возможность создания единой и обоснованной системы норм мышления, выявляя вместо принципов общезначимости и порядка принципы «локальных дискурсов» и «несогласия». Представители постмодерна утверждают, что мышление само себя конституирует в форме множества локальных коммуникаций и дискурсов.

В.М. Розин в своей книге «Мышление и творчество» отмечает, что и Аристотель, например, и ряд других философов считали, что мышление есть константная структура, они не могли представить, что мышление развивается. Однако в XIX веке с формированием культурологии, социологии, психологии создаётся концепция, приписывающая мышлению способность к развитию. В культурологии, например, появляется представление о том, что представители разных культур мыслят различно. Следует обратить внимание и на существование противоположной точки зрения, представители которой, например Ф. Боас, К. Леви-Стросс, развивают мысль о том, что не существует значительных межкультурных различий в процессах мышления, что функции человеческого ума являются общим достоянием всего человечества.

Следующая проблема, которую пытаются решить ученые звучит так: является ли мышление неотъемлемым состоянием человека или, наоборот, мышление деиндивидуально, представляя собой культурно-историческое или просто общественное образование. Психологи, например, считают, что мышление это всего лишь атрибут психики человека. Этому направлению близка философская точка зрения, согласно которой мышление есть творческий процесс, в котором мысль рождается каждый раз заново, и это всегда новая мысль. Представляют несомненный интерес размышления В.М. Розина, который в своих работах показывает, что мышление не могло возникнуть раньше античности, пока не сложились две основные предпосылки: институт античной личности и способность к рассуждению. До появления мышления в античной культуре знания создавались и получались другими способами, а именно на основе мифологического и религиозного сознания, и обязательно проверялись в практике хозяйственной и социальной жизни. Например, утверждение, что у определенного человека есть душа, были получены в рамках анимистической картины мира - представления, что в теле человека живет неумирающая душа. Древний человек получал знания не в рассуждениях, а используя схемы, это особые типы историй, которые рассказывают, например герои Библии и Евангелия. Человек опирался на схему, которая содержала представление о теле человека как доме, где живет душа, и о душе, как обладающей способностью жить в теле и покидать его62. Множество подтверждений этому содержат собранные мифы и легенды в работе Э. Тайлора «Первобытная культура». Розин в своем исследовании подчеркивает, что рассуждения возникли только в античности и этому способствовали два обстоятельства: формирование античной личности и возникновение социальной коммуникации, допускающей не только общественное мнение, но также и личные мнения и убеждения. Культурологические исследования показывают, что для современного мышления характерен глубокий кризис, выражающийся в том, что мы не в состоянии отличить научное мышление от мифов и мистики. Однако существует и другая позиция ученых, которые считают, что только в конце XX столетия научное мышление обрело свою форму, позволяя каждой мыслящей личности, свободно выражать себя, и это отвечает концепции современного мышления. Свои рассуждения о мышлении личности Розин заканчивает следующими выводами: «Сегодня становится очевидным, что познание - это не отображение существующего мира с помощью трансцендентальной инстанции, а органический момент жизни культуры и личности. В рамках этой жизни как её необходимое условие конституируются как мышление, так и представления о мире и других реальностях».

С термином «мышление» тесно связана такая деятельность личности, как творчество. Наиболее распространенное представление о научном творчестве обычно связывается с открытием нового в науке: законов, новых отношений, построением теорий. Творцом в науке считается исключительный человек, способный совершенно иначе взглянуть на известные факты, создавший нечто новое, интересное в науке, оцененное современниками или потомками. В качестве примера творческой личности в науке, можно рассмотреть деятельность Галилео Галилея, признанного основоположника современной науки. Галилей выступал против средневековой науки, разработал основы современного экспериментального естествознания, наметил структуру физического эксперимента в отличие от опыта и обосновал фундаментальный физический закон падения тел. С творчеством Галилея обычно связывается представление о том, что он не имел предшественников в науке, творил как бы «на пустом месте». Однако существует и иная точка зрения. Во-первых, Галилей имел дело с задачами, для решения которых в европейской культуре уже сложились условия. Во-вторых, Галилей не смог бы построить учение о движении, если бы в античной науке Архимед не ввел ряд теорем о равномерном движении. В-третьих, если бы Галилей не знал работы средневекового логика Н. Орема о движении. В-четвертых, если бы он не был знаком с астрономическими учениями Птолемея и Коперника, работами Платона и Аристотеля и др. Например, Орем наметил логический каркас основных понятий механики чуть ли не на 300 лет вперед. Доказано, что Галилей заимствовал из работ Орема геометрический метод и саму идею доказательства теоремы об эквивалентности движений, терминологию, а также ряд основных понятий. Рассмотрев творческую деятельность Галилея, мы можем прийти к выводу, что для любого открытия в науке должны созреть определенные общественные условия, а творчество представляет собой обобщение научного материала, уже накопленного в культуре. Необходимо обратить внимание, что творчество нельзя свести ни к личности ученого, ни к простой эволюции культурного наследия. Научное творчество способствует эволюции науки: созданию в ней новых идей, моделей, способов исследования. Новая научная культура, несомненно, несет в себе субъективный аспект, она обязательно несет отпечаток отношения самого ученого к различным научным идеям, спорам, взглядам, ценностям. Можно сказать, что мышление и творчество - это две стороны одной медали: творчество предполагает мысль, а подлинная мысль обязательно творческая. Творчество и мышление можно рассматривать двояко:

  1. как реализацию личности, её жизненный путь
  2. как явления, которые обусловлены временем, культурой, традициями, коммуникацией.

Если мы обратимся к современному художественному творчеству, то для исследователя будут интересны такие категории, как «произ(отображения действительности, идеализация, подражание), которая отводит искусству в плане существования вторичную роль - подражание бытию, а не само бытиё. В XX веке эта позиция претерпевает изменение: признаётся за художественной реальностью относительная автономия. М. Хайдеггер утверждает, что в искусстве раскрывается, выявляется и удерживается сама «истина бытия», что подлинное искусство это не мимесис, а форма полноценной жизни. Если человек оказывается вовлеченным в искусство, то оно заставляет его переживать, вдохновляться, оно заставляет работать мысль. Зритель сопереживает не только сюжету произведения, но вдохновляется игрой актеров и невольно начинает разгадывать загадки, предложенные режиссером: то есть он начинает видеть и понимать второй, третий планы произведения. Итак, художественная реальность включает в себя, как необходимый момент, также чисто искусственный план: мы переживаем не только события, о которых пишет автор произведения, но и то, как выстроено произведение режиссером, как сыграно актерами, т.е. мы проживаем предложенные события. Необходимо обратить внимание на то, что современное произведение искусства без художественных концептуализаций, а также внутренней работы и культуры зрителя, уже не в состоянии выполнять свои функции. Это особенность современной культуры. Если зритель не находится на «одной волне» с режиссером или иным художественным деятелем, создавшим произведение искусства, то он не в состоянии понять «Текст» данной творческой работы. А что же такое быть на одной волне? Это значит иметь достаточный уровень гуманитарного образования и высокий уровень культуры. Работа мышления помогает зрителю войти в художественную реальность и пережить её события. Если искусство современно, то оно возвращает нас в лоно жизни, когда же схемы и концептуализации выдаются за само искусство или подчиняют себе художественное творчество, то искусство умирает и превращается в постав, в нечто второстепенное, ненастоящее. Помимо постмодернистского подхода к произведению, когда признаётся бесконечное множество равноценных репрезентаций, человека интересуют проблемы истолкования произведения, т.е. интерпретации произведения, под которым сегодня понимают две основные вещи: 1) понимание, работающее на современность (и все мы прекрасно знаем, как много классических художественных произведений ставят на сцене театров с новой интерпретацией, проводя аналогии с современным периодом), и 2) понимание, решающее определенные задачи (например, осмысление искусства-постава или этические, духовные проблемы в отношении современного искусства). Итак, по поводу одного произведения создаётся множество интерпретаций. Выбор остаётся за человеком, который выбирает ту интерпретацию, в котором он находится сам, т.е. он включает события художественного произведения в свою реальность. Однако такой подход критикуют постмодернисты, поскольку в этом случае человек не приобретает для себя ничего нового. Другой путь более сложный. В этом случае человек поставлен перед нелегким выбором, и для того, чтобы пройти в реальность, заданную интерпретацией, предложенной, предположим, театральным режиссером, ему придется измениться самому, переосмыслить свои убеждения, совершить поступок, пережить кризис. Современная философия проповедует мысль, что новоевропейский человек может жить, лишь утверждая свое бытие через бытие других, однако интерпретация произведения и есть частый случай бытия другого. Поэтому предпочитая одни интерпретации другим, мы не просто сопереживаем, но и сами как бы рождаемся в лоне художественного произведения.

Мышление и творчество являются ценностями нашей культуры. С одной стороны, личность - это индивидуализация, это строительство своей жизни и самого себя, выбор и предпочтение. С другой стороны, личность предполагает реализацию в данном человеке противоположных индивидуализации структур - языка и мышления. Стать творческой и мыслящей личностью означает не только освоить высшие достижения человечества, но и предполагает обновление традиционного и создание принципиально нового в научном и художественном творчестве. Мышление и творчество - это трудный жизненный путь, творческий поиск, но и возможность для личности самореализоваться в этом мире. Эффективная социокультурная деятельность обязательно предполагает моменты мышления и творчества личности. 

Ключевые слова: Культура, Мышление, Творчество
Источник: Культурология: учебное пособие / А.В. Кучина. - Москва : ИИУ МГОУ, 2016. - 328 с.
Материалы по теме
Мышление как творческий процесс
Штейнмец А.Э., Общая психология
Творческое мышление
Карпов А.В., Общая психология
Тест творческого мышления П. Торренса
Е. П. Ильин. «Психология творчества, креативности, одаренности» Питер; СПб.; 2009
Факторы творческого мышления
Саенко Ю.В., Общая психология. Часть 3
Культура как система ценностей, норм, образцов поведения
Исаев Б.А., Социология. Краткий курс.: ООО «Питер Пресс»; Санкт-Петербург; 2007
Культура греко-римской цивилизации
Монина Н.П., Культурология
Место образного компонента в мышлении
Общая психология: учебник / Л А. Вайнштейн, В А. Поликарпов, И.А. Фурманов. — Минск: Соврем...
Составляющие культуры
Щекин Г.В., Социальная теория и кадровая политика
Комментарии
Материал еще никто не прокомментировал. Станьте первым, кто это сделает!
Оставить комментарий