«Левиафан» Т. Гоббса

Английский философ Нового времени Г. Гоббс (1588—1679) более известен как политический мыслитель. В своем главном произведении «Левиафан» он обосновывает необходимость государства. Человек, считал Гоббс, эгоист по природе и пытается добиться удовлетворения своих желаний всеми возможными средствами, не останавливаясь ни перед чем. Гоббс мог бы сослаться на Платона, у которого есть такая фраза, восходящая к Гераклиту: «... все находятся в войне со всеми как в общественной, так и в частной жизни, и каждый с самим собой». «Человек человеку — волк», — утверждает Гоббс.

Гоббс писал о «естественном состоянии», которое наступило бы в отсутствие государства. «В таком состоянии нет места для трудолюбия, так как никому не гарантированы плоды его труда, и потому нет земледелия, судоходства, морской торговли, удобных зданий, нет... ремесла, литературы, нет общества, а что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратко-временна».

Гоббс жил в то время, когда после нескончаемых религиозных и гражданских распрей и убийственной апатии люди стремились обрести покой и стабильность. «Дискурс Гоббса о власти отражает обескураживающий опыт смутных эпох — опыт о человеке как о разнузданном, не знающем удержу существе, перманентно склонном к вероломству и насилию над ближними». Причем необязательно, чтобы так вели себя все. Достаточно и нескольких групп, чтобы навести ужас на общество. Впрочем, большинство тоже в такое время н^ прочь поживиться тем, что плохо лежит.

Люди, по Гоббсу, выполняют естественные законы морали (такие, как «золотое правило» этики) только из страха перед внешней силой. Таковой выступает государство. Государство, по Гоббсу, возникло на основе «общественного договора» из «естественного состояния», чтобы преодолеть «войну всех против всех». Вопреки мнению Платона и Аристотеля, государство — это «искусственное тело», призванное внести согласие в сложные человеческие взаимоотношения.

В результате «общественного договора» права отдельных граждан добровольно передаются государству, на которое возлагается функция охраны мира и безопасности в стране. Гоббс был сторонником политического абсолютизма и выступал против верховной власти церкви. По существу, Гоббс исходит из той же предпосылки, что и Макиавелли: люди по природе злы и отягощены пороками. Но если Макиавелли, отправляясь от этого, дает советы государю, как тому удержать власть, то Гоббс печется о том, как обеспечить в этих условиях взаимную безопасность людей, порядок в обществе. Как обеспечить социальный порядок — вот главный вопрос для Гоббса, уверенного, что человек эгоистичен и стремится прежде всего к удовлетворению своих корыстных интересов. Проблема обеспечения порядка, поставленная Гоббсом, одна из основных и в современных социальных исследованиях.

Государство, по Гоббсу, представляет собой «общую власть, которая была бы способна защищать людей от вторжения чужеземцев и от несправедливостей, причиняемых друг другу, и, таким образом, доставить им ту безопасность, при которой они могли бы кормиться от трудов рук своих и от плодов земли и жить в довольстве... Она может быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все воли граждан в единую волю».

Гоббс обосновывал в связи с этим принцип представительства, весьма важный в современной политической мысли. Для установления общей власти необходимо, чтобы люди назначили одного человека или собрание людей, которые явились бы их представителями... Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством согласия, заключенного каждым человеком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал другому: я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передашь ему свое право и санкционируешь все его действия. Если это совершилось, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни civitas».

Гоббс дает определение политического государства как государства, которое образовалось в результате «добровольного соглашения людей подчиниться человеку или собранию людей в надежде, что этот человек или это собрание сумеют защитить их против всех других».

Гоббс считал лучшим государственным устройством монархию, потому что полагал, что при любом государственном строе все люди будут стремиться к претворению в жизнь своих эгоистических желаний. Чем меньшее количество людей в состоянии это делать, тем лучшеГПусть это будет разрешено только одному человеку — монарху. «Левиафан» — абсолютистское государство, подчиняющее людей желаемому порядку.

Гоббс обосновывал также суверенитет государства и его монополию на власть. «В политических телах власть представителей всегда ограниченна, причем границы ей предписываются верховной властью, ибо неограниченная власть есть абсолютный суверенитет, и в каждом государстве суверен является абсолютным представителем всех подданных, поэтому всякий другой может быть представителем части этих подданных лишь в той мере, в какой это разрешается сувереном. Но разрешить политическому телу подданных иметь абсолютное представительство всех его интересов и стремлений значило бы уступить соответствующую часть власти государства и разделить верховную власть, что противоречило бы целям водворения мира среди подданных и их защиты». Гоббс дает широкое определение «политического тела». Под это определение подходят и политические партии, которых в то время не было, и любые другие объединения, преследующие цели управления государством.

Проблему государственного суверенитета обосновал французский политический мыслитель Ж. Боден (1530—1596) в полемике с католической церковью, которая претендовала на высшую власть в государстве. Боден считал, что само государство должно обладать самостоятельностью в принятии решений, касающихся государственных дел. За пределами его рассмотрения остается вопрос о том, обладают ли суверенитетом те люди, которые наделены правом принимать политические решения, или же весь народу живущий на данной территории. Ж.-Ж. Руссо, о котором пойдет речь ниже, отвечал '— весь народ. Суверенитет делится на внутренний и внешний. «Внутренний суверенитет означает право без чьего бы то ни было вмешательства решать вопросы, касающиеся собственных граждан. Внешний суверенитет означает право заключать имеющие обязательный характер соглашения (договоры) с другими государствами»2. Суверенитет никогда не бывает абсолютным, и в эпоху глобализации он имеет тенденцию к снижению.

Источник: 
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256 с.