Классическая концепция демократии А. Токвиля

Все политические учения по XVIII в. включительно умозрительны в том смысле, чтобы не основывались на специальных эмпирических исследованиях, без которых немыслима современная наука. Только в XIX в. появляются концепции, которые достаточное внимание уделяют исследованию эмпирического материала и тем самым закладывают основы политологии.

Французского ученого А. Токвиля (1805—1859) называют «отцом» политологии и не только потому, что он говорил о необходимости создания «новой политической науки для нового мира», но и потому, что подобно М. Веберу и Э. Дюркгейму в социологии, он был ученым, который занимался политическими проблемами и на эмпирическом уровне, а не был, как его предшественники Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо и Ш. Монтескье, прежде всего философом, изучающим и социально-политическую сферу. Интересно, что политология началась с изучения демократической системы правления, как сама политика — с создания демократического государственного устройства. Правда, демократическая система, которую изучал Токвиль на примере США, была далеко не такой, которая возникла в Древней Греции, но совпадение не случайно. Наука исследует большие объемы материала, а в демократической политической системе как раз действуют широкие массы населения, объединенные в соответствующие социальные институты.

Токвиль понимал под демократией отсутствие сословных различий, гражданское (политическое) равенство. Токвиль полагал, что цель демократии как власти большинства — благосостояние населения. Мир идет к обеспечению равенства условий существования для всех. Его политическая форма — демократия, которая основывается на равенстве условий. Результатом является свобода, составляющие которой:
1) отсутствие произвола (законность);
2) федеративность (учет интересов отдельных частей государства);
3) наличие общественных объединений (гражданского общества);
4) независимость прессы;
5) свобода совести.

Причинами становления демократии в Америке Токвиль считал осуществление принципа разделения властей, широкое местное самоуправление и децентрализацию, суд присяжных и контроль за чиновниками со стороны суда, свободу совести и препятствующее вырождению демократии религиозное чувство, обеспечивающую порядок в государстве и предотвращение ущемления гражданских прав конституцию, а также характер колонистов — людей предприимчивых, средних по своим способностям, с авантюрной жилкой и жаждой свободы, склонных к религиозной независимости и чистоте (пуритане), и трудные условия жизни, что способствовало равенству и взаимопомощи.

Залогом свободы, по Токвилю, служит «свобода выбора, а на правительство надо смотреть лишь как на сдерживающую силу, к помощи которой надо прибегать в крайних случаях, когда частная инициатива бессильна... Государственная власть — опасная вещь, и чем меньше у нее законных полномочий, тем меньше угроза тирании». Возникновению тирании препятствует «воспитание, практический опыт, действующий в рамках закона консерватизм, религия, гражданственность народа, проникнутого индивидуализмом, свобода ассоциаций, уважение к закону, богатые возможности, открывающиеся перед всеми классами». Гарантией хорошей работы чиновника служат административная иерархия, выборность и контроль со стороны суда, особенно последнее.

Токвиль пытается разобраться, что может быть источником общей воли граждан. «В мире не существует ничего иного, кроме патриотизма или религии, что могло бы заставить самых различных граждан в течение долгого времени сообща стремиться к общей цели». О том же писал ранее Д. Юм: «Человек, который восприимчив только к дружбе и в котором отсутствует патриотизм или уважение к обществу, лишен самой существенной стороны добродетели». Отсюда вывод: чтобы разрушить государство, надо прежде всего лишить его граждан патриотических и религиозных чувств.

Токвиль находит много недостатков в демократической системе, но считает, что она лучшая из существующих. Об этом свидетельствуют следующие высказывания: «Партии — это зло, свойственное демократическому правлению». «Единственное средство нейтрализовать влияние газет — это увеличить их количество». «Те, кто рассматривает всеобщее избирательное право как гарантию хорошего выбора, сильно заблуждаются». «В глазах демократии правительство — это не благо, это — неизбежное зло»3. Американцы «подчиняются законам, как осознанно необходимому злу, но так же и как временному злу»4. «Я не знаю ни одной страны, где в целом свобода духа и свобода слова были бы так ограничены, как в Америке». Так, свобода, которую дает демократия, оборачивается своей диалектической противоположностью.

В то же время Токвиль предвидел опасные тенденции централизации власти в демократических странах, что и произошло в XX в.. «Любая власть естественным образом стремится к расширению сферы своего влияния. И в конечном итоге она этого добивается, неустанно и целенаправленно воздействуя на людей, чьи мысли, желания и общественное положение каждодневно меняются». Токвиль делает вывод, который мог бы претендовать на закон: «чем старше демократическое общество, тем более централизовано в нем управление». Современные американские политологи склонны согласиться, что данный закон действует в США.

Источник: 
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256 с.