Концепция прав человека Т. Пейна

Родившийся в Англии и эмигрировавший в Америку Т. Пейн (1737—1809) поставил во главу утла проблему обеспечения прав человека. Человек может быть несчастен при любом общественном строе, будь то монархический или конституционный. Разобраться в том, почему так происходит, легче при монархическом строе. «Абсолютные монархии (хотя они и являются позором для человеческой природы) имеют то преимущество, что они просты. Если люди страдают, они знают, кто источник их страданий, знают и лекарство и не теряются в разнообразии причин и целебных средств. Но конституция Англии настолько сложна, что нация может страдать годами, не будучи в состоянии раскрыть источник своих бед».

Пейну принадлежит разделение понятий «общество» и «правительство» (можно было бы сказать «гражданское общество» и «государство», а К.С. Аксаков разделял «страну» и «государство»). «Общество, — писал Пейн, — создается нашими потребностями, а правительство — нашими пороками; первое способствует нашему счастью положительно, объединяя наши благие порывы, второе же — отрицательно, обуздывая наши пороки; одно поощряет сближение, другое порождает рознь. Первое — это защитник, второе — каратель. Общество в любом своем состоянии есть благо, правительство же и самое лучшее есть лишь необходимое зло, а. в худшем случае — зло нестерпимое». Назначение и цель правительства, по Пейну, обеспечение свободы и безопасности граждан. «Челбвек вступил в общество не затем, чтобы стать хуже, чем он был до этого, или иметь меньше прав, чем прежде, а затем, чтобы лучше обеспечить эти права. В основе всех его [человека] гражданских прав лежат права естественные... Естественные права суть те, которые принадлежат человеку по праву его существования. Сюда относятся все интеллектуальные права, или права духа, а равно и право личности добиваться своего благоденствия и счастья, поскольку это не ущемляет естественных прав других. Гражданские права суть те, что принадлежат человеку как члену общества»3. Вопреки Гоббсу, Пейн считает, что человек в государстве отказывается не от своих прав, а от осуществления одних желаний, чтобы были обеспечены другие. Прежде всего сюда относятся безопасность и защита, интеллектуальные (в том числе свобода совести) и юридические права.

Из данных посылок Пейн делает три вывода: 1) гражданские права получаются в обмен на естественные права; 2) гражданская власть представляется соединением естественных прав, которые личность не в силах осуществить самостоятельно и которые тем самым бесполезны для нее, но, будучи собраны воедино, становятся полезны всем. Это напоминает строчки Маяковского: плохо человеку, когда он один, плохо одному, один не воин... Но если в партию (по Пейну, в государство) сгрудились малые... 3) власть, полученную от соединения естественных прав, не могущих быть воплощенными в жизнь отдельной личностью, нельзя использовать для посягательства на естественные права, сохраняемые личностью. Как подчеркивал в связи с этими французский социальный мыслитель Б. Констан, «есть вещи, в отношении которых законодатель не имеет права законодательствовать... и есть волеизъявления, идти на которые ни народ, ни его доверенные лица не вправе».

Т. Пейн выделяет три источника возникновения государства: суеверие, силу и общие интересы общества, общие права человека. В первом случае имеет место господство духовенства, во втором — господство завоевателей, в третьем — разума.

Пейн также склонен идеализировать человека. В согласии с П.А. Кропоткиным он считал, что «люди лучше учреждений». Можно сказать, что хорошему человеку государство мешает, а плохого наказывает (в лучшем случае), и надо, чтобы второе осуществлялось, а первое нет, что столь же невозможно, как и ситуация, когда люди не совершают плохих поступков. Чем хуже люди, тем более необходимо государство («ведь если бы веления совести были ясны, определенны и беспрекословно исполнялись, то человек не нуждался бы ни в каком ином законодателе»), но тем и хуже оно будет, потому что каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает. Здесь порочный круг, из которого человечество не смогло выбраться. Пейн оправдывает возникновение анархизма и делает невозможным его воплощение в жизнь.

Пейн поддерживал концепцию «общественного договора» и писал, что «имеются все основания предположить, что сами индивиды, каждый в соответствии со своим личным и суверенным правом, вступили в договор друг с другом для образования правительства; и это единственный способ, каким имеет право создаваться правительство, и единственная основа, на которой они вправе существовать»2. Современные антропологические исследования не подтверждают гипотезу образования государства подобным образом.

Критикуя английское государство, Пейн назвал его «рынком, где у каждого человека своя цена и где порок служит предметом купли-продажи за счет обманутого народа». Пройдет сто с небольшим лет, и в новой концепции демократии Й. Шумпетера образ политического рынка будет использован в положительном смысле.

Пейн считал, что у Америки «есть чистый лист бумаги, чтобы писать на нем» законодательство. Он имел в вийу, что в США нет сложившихся социальных структур, но есть жители-переселенцы, жаждущие создания новых, прогрессивных порядков. Поэтому «в США социальный и политический строй был спланирован в необычайной степени сознательно». Платой «за чистый лист» (термин Д. Локка) было уничтожение индейцев.

Источник: 
Политология в вопросах и ответах: учебное пособие / А. А. Горелов. — М.: Эксмо, 2009. — 256 с.