Культура речи как исторический и современный феномен

В XX веке в советской России получил развитие предмет культура речи. Культура речи — чисто русский феномен, национальный термин, введенный в русскую науку в 20—30-е годы Г.О. Винокуром, В.В. Виноградовым, С.И. Ожеговым. Культура речи разрабатывалась усилиями замечательных языковедов Д.Н. Ушакова, Л.В. Щербы, О.С. Ахмановой, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева и ми. др.

Этот термин отсутствует в иностранных филологиях в силу специфичности самих проблем, которые предлагались к рассмотрению в культуре речи. В советское время культура речи понималась только как учение о литературной норме — и именно этой ограниченностью грешат современные программы по преподаванию данной дисциплины, введенной ныне во всех вузах России. Между тем для большинства педагогов и учащихся смысл данной дисциплины, конечно, состоит в развитии языковой личности в целом, формировании образа ритора как высококвалифицированного специалиста-речевика. Большинство учебников и учебных программ не в силах выйти за это устаревшее понимание культуры речи.

Чтобы осуществить переход к культуре речи как учению об эффективной речи общества и личности, необходимо уяснить, что такое культура в отношении к речи и что такое общественная речь. Понятия риторика и культура сопоставляются неслучайно. Главная идея филологии — устроение жизни и совершенствование человека через язык. Язык никогда не был средством механических умственных операций, анализ любой проблемы для филолога превращается в перспективное видение приложения языка к его практическому применению. Ю.В. Рождественский приводит две главные разновидности многочисленных толкований слова «культура»: «

  • форма коммуникаций, принятая в данном обществе или данной общественной группе, и
  • совокупность достижений людей».

Культура представляет собой собой «отбор, систематизацию, хранение, изучение и организацию использования правил и прецедентов деятельности» — и эта деятельность может быть изучена применительно к русской речи. Развитие культуры можно представить и как развитие форм общественной речи — того, что называется формами словесности (устная, письменная, печатная, новая словесность массовой коммуникации), и как творческое развитие достижений словесной культуры в данное историческое время.

На проблемы культуры речи распространяются принципы культуроведения, в частности: фактом культуры является «не любой факт, а факт, представляющий либо правило, либо прецедент». Филологическая культура представляет собой как раз деятельность по такому отбору фактов, которые либо рекомендуются к включению в преподавание (ср. тексты, отбираемые в процессе обучения каждым создателем программ), либо включаются в пользование обществом (какие книги рекомендуются к прочтению и популяризируются через СМИ, какая музыка, живопись, рекомендуются к пользованию, какие факты рекомендуют к отбору и обсуждению сами СМИ и т.д.).

Культура общества и личности основывается на традиции, знании прошлого. В то же время культура — это творческий процесс, устремленный в будущее и предполагающий создание нового. Процесс новообразования связан с риторическим изобретением. Изобретение в риторике предполагает создание новых, неожиданных решений, оригинальных мыслей и слов, позволяющих качественно и эффективно поменять содержание и стиль деятельности. Но изобретение качественно только тогда, когда оно входит в определенную культурную традицию и проверено критериями вкуса и стиля.

Новая культура СМИ страдает желанием новообразований вне связи с культурой как достижениями прошлого. Например, предлагается новый стиль речи — демократически опрощенный, соответствующий, по мысли создателей (теле- и радиоведущих, журналистов и всех, кто помогает создавать эту речь), новому стилю жизни и — без сомнения — новой идеологии. Идеология массовой информации исходит из фактуры этого вида словесности. Массовая информация является коллективным видом речи, в создании которого участвует множество людей. По содержанию массовая информация фактографична, и сама событийность оценивается нередко как бы вне идеалов и определенного взгляда на мир, однако сам отбор фактов, их оценочный комментарий уже говорят об определенной позиции органа массовой информации. Поскольку текст массовой информации не храним, он находится вне связи с культурой; в то же время эта речь распространяется на массовую аудиторию, которая благоговейно «внимает», не будучи в состоянии ответить, в результате массовая информация становится распространительницей определенных вкусов, идеалов, образцов или стереотипов поведения. Однако сегодня мы видим, что идеология без идеалов, осуществленная в речи СМИ, самоубийственна, поскольку сеет смертные грехи и греховные помыслы, предлагая нередко «образцы» безблагодатных страстей и пороков. Но классическое риторическое воздействие на страсти (здесь в основном как недолжные установления человеческого духа) продолжает быть основой этого теле-«красноре-чия».

Риторическо-культурный идеал не является простым соответствием требованиям и вкусам большинства людей. Это сложное мыслительное построение, которое обычно не соответствует общевульгарному представлению и заявляется как философскоэтическая или интеллектуальная новация, меняющая общие взгляды. Риторический идеал предполагает совершенство человека в языке. О принципиальной недостижимости риторического идеала в отдельном ораторе писал Цицерон — и это предтеча христианской идеи о греховности каждого человека, которая проявлена прежде всего в слове. Тем не менее человек есть образ Божий и стремление человека к Богу требует совершенства словесного. Словом «уподобляется человек Богу, имеющему свое Слово. Слово человеческое подобно Слову Божию».

Цель риторики — совершенствовать через стиль речи стиль жизни. Стиль жизни формируется стилем речи. В стиле речи — богатство или бедность мысли, вкус или безвкусица слова, изящество или убожество звукоизвлечения. Вслушайтесь в речь, проанализируйте сказанное или написанное — вы почувствуете стиль человека. Дело учителя риторики и словесности — научить анализировать. Многие беды современного нашего Отечества в XX веке — от того, что слушать и различать смысл прозаических слов никто не научил. Так, в частности, рождался сладостный обман перестройки. Причина экономических неудач — в словесной необразованности и риторической неорганизованности.

Стиль речи создает общественный настрой. Основания такого настроя — в скрытых помыслах и страстях, в той словесной ауре, которая предлагается обществом через образцы речекультурной деятельности в СМИ, системе образования, семье и других социальных институтах. Современный человек распоясан свободой слова. Модные телеведущие искренне обсуждают проблему сквернословия, спрашивая авторитетных филологов: «не все ли равно, как сказать?..». Последние спорят о том, «равны» ли все слова, мол, все слова имеют право на существование. Слова существуют действительно, но культура состоит в том, чтобы себя ограничивать и устанавливать запреты. Некоторые представители современной либерально-демократической культуры не осознают, что культура начинается с запретов, в том числе на отбор средств выражения. В результате запретов, многообразия слов и ситуаций, которые могут быть обслужены различными словами, человек расцветает, потому что работает над культивацией в себе человеческого начала.

Современная цивилизация трудна обилием информации, обрушившейся на нас. Предшествующие формы речевой культуры не исчезают, а обогащают последующие. Поэтому современные речевые технологии могут существовать только потому, что существовали и продолжают существовать устная речь и литература. Однако одинаково ущербен и человек, не желающий читать литературу, и человек, отрицающий новые речевые технологии.

Новые речевые технологии создают почву для стилевых поновлений. Типы общения в Интернете, по электронной почте, мобильной телефонной связи предлагают существенно новый стиль русской речи. Эта речь не может не основываться на культурной традиции, но сколь бы ни был новаторски и креативно настроен пользователь, он не может не опираться на факты предшествующей культуры. Что касается оценок этой «текущей деятельности» (фильмов, песен, книг), пока не вошедшей в культуру, то они должны быть организованы с опорой на культурную традицию, понятия вкуса, элементарной этики и нравственности. Дурны не сами по себе компьютеры и телевидение, а то, как их использует человек.

Ответственностью филолога в обществе создается обстановка нравственной оценки речевых поступков. Человек должен нести ответственность за произносимые слова. Именно этот особый раздел риторической науки — риторическая этика — нуждается в том, чтобы быть распространенным среди школьников и студентов. Новое поколение всегда желало жить по-новому — и надо уметь радостно принимать новое. Но дело учителей — быть в состоянии направить вкусы молодежи. Поэтизация и романтизация пороков, блатной и уголовной жизни — все это семиотический фон, на котором иные авторы пытаются сформировать стиль мысли, стиль слова, стиль жизни.

Современное речевое воспитание в школе и вузе часто не имеет риторико-философских основ. Мы учим формальным правилам языка, не умея показать, как через слово организуется вся человеческая жизнь. Внешнего успеха в XX веке достигли те нации, жизнь которых благоустроена через слово, говоря по-современному, — эффективные коммуникативные технологии (таковы Япония, Франция, США). Наше отношение к слову особенное: лучше красно жить, чем красно говорить. Но пока не научимся украшать и удобрять свою жизнь прекрасным и благим словом, хорошей жизни не будет.

Ответственность за произносимые слова предполагает правильное именование, которое не только толкует назначение и применение всех вещей, но и определяет их понимание, играет первенствующую роль в процессе воспитания людей и управления общественными процессами. Здесь сосредоточен этический центр философии языка (Ю.В. Рождественский). Так, в деловой этике или риторике мы не находим русских слов с точным толкованием для правильного именования понятий «дело», «деловой человек», избирая иностранные, ныне престижные слова «бизнес», «бизнесмен». Пока в России не научатся и не осмелятся вместо «имидж» говорить «образ», вместо «бизнес» — «дело», «предпринимательство», вместо «менеджмент» — «управление», придав этим словам их исконный положительный смысл и поверив в их будущность, невозможно говорить об уверенности в своих силах и благополучном существовании общества.

Анализ трудов по культуре речи, риторике, стилистике показывает, как при всем разнообразии и кажущемся противоречии идей отдельных ученых происходит процесс взаимообогащения идеями (подобным образом «мудрость риторика» в XVII веке провозглашала «союз» с грамматикой и диалектикой: «яко та со мною и аз с нею...»). Мы видим, как определения и описания требований к культуре речи обогащаются понятиями «речевого мастерства» (Л.И. Скворцов, 1-е изд. энциклопедии «Русский язык» — [Скворцов 1979: 119], «этики общения» и «эффективности в достижении целей коммуникации» (Е.Н. Ширяев, 2-е изд. той же энциклопедии — [Ширяев 1997: 204]). Эта же терминология, самостоятельно возникшая в трудах по культуре речи, присутствует в большинстве определений риторики у А.К. Михальской, Ю.В. Рождественского, А.А. Волкова и ми. др. авторов.

Теоретики современной риторики обращаются к понятию «культура» как основополагающему. Задачи риторики в современном информационном обществе «должны опираться на культуру речи данного общества» (предисловие ко 2-му изд. «Теории риторики» Ю.В. Рождественского. Далее у того же автора: «Под культурой речи общества понимаем знание всех видов слова, их смысловых возможностей, их отношение к другим видам семиозиса и систематизацию через речь культуры как целого» [там же].

По-новому начинает восприниматься понятие стиля и задач общественной стилистики. Стиль как характер соединения мысли с поступком несет в себе широкие возможности толкования. Вот почему имеет смысл говорить не только о стилях литературного языка и стилях речи, но и о возможностях влиять через все виды словесной деятельности на существующий стиль жизни (ср.: «информационное общество несет новый стиль жизни и требует новой риторики»).

Понятие культура стало чрезвычайно модным в последнее время. Оно требует точного определения и правильного оперирования с фактами культуры. Культура — это правильный выбор и поступок: нельзя наложить слишком много запретов на новое, но и новизна не должна разрушать предшествующих достижений. Поэтому культура действительно есть первое требование к речи. Вспомним, как основоположник культуры речи Г.О. Винокур предварял «культурностью говорящего» все остальные требования к его речи, в том числе к воспитанию «лингвистического вкуса и лингвистической дисциплины».

В настоящее время невозможно перечислить все дисциплины (причем не только филологического цикла), которые имеют отношение к речи либо же претендуют на возможное влияние на культуру речи. Во всяком случае к проблемам речевой культуры имеют отношение: стилистика (практическая, функциональная), лингвистика текста, прагматика, теория речевых актов, теория речевого воздействия, речеведение, лингвоэкология и нек. др. Каждое из этих направлений по-своему решает проблемы нормализации общественно-языковой практики — в некотором смысле это говорит о богатстве и разнообразии идей современной филологической науки, которыми необходимо воспользоваться и правильно распорядиться.

И все-таки наиболее целесообразным с позиций культуры является обращение к опыту классических учений о речи, в частности словесности и риторики, пытающихся включить в сферу своего рассмотрения максимум вопросов, имеющих отношение к изучению речи современного общества. Современная теория словесности в соответствии с традициями русской словесности включает в рассмотрение правила и нормы создания словесных произведений (включая не только внутренние правила словесности, но и внешне-технические стороны организации речи). Классическая словесность всегда стремилась к максимальному охвату родов, видов и жанров речи — развитая языковая личность и должна владеть навыками в разных видах словесности.

Риторика является современной теорией речи. Основываясь на классических идеях европейской и отечественной культуры, риторика рассматривает общие вопросы речевой коммуникации (разделы общей риторики по-прежнему сохраняют свою актуальность), именно риторический анализ позволяет строить правила и нормы речевого поведения в разных видах словесности. Современная частная риторика касается всех видов речевого взаимодействия: от обыденной риторики (риторики бытовой речи) до политической, педагогической, юридической и многих других видов частной риторики. Завершать этот перечень, конечно, должна риторика СМИ.

Для филолога очевидно, что мыслеречевые новации нового времени должны быть основаны на культуре как знании предшествующих образцов словесности, на образованности, на организации педагогической работы по распространению риторических, культурноречевых знаний. Риторика ставит перед речедеятелем инновационные задачи творческого изобретения, создания предусмотрительной мысли, ответственной речи, выразительного и уместного слова. В некотором смысле риторическое задание состоит в том, чтобы преодолеть норму, вполне опираясь на нее. Риторическое изобретение ставит задачи создания нового стиля. Сформировать стиль возможно только через речь — и только таким может быть способ формирования новой общественной стилистики.

Таким образом, значение комплекса речевых дисциплин, касающихся речевой культуры, становится решающим для формирования стиля жизни, который формируется через стиль мысли, стиль речи и воплощается в разных видах культурносозидательной деятельности. Отсутствие речестилевого и культурноречевого образования означает общественную стагнацию. В формировании образа нового ритора должны принять участие все перечисленные в настоящей статье дисциплины, вбирая весь национальный культурно-исторический опыт и развивая его по законам творческого изобретения.

Сказанное позволяет сделать несколько обобщений:

  1. Каков язык, такова и жизнь. Язык — практическое средство благоустройства общества и благополучия человека.
  2. Язык — как выражение «силы ума и дара слова» (Н.Ф. Кошанский) — главное отличие человека. Каков язык, таков и человек. В языке — весь человек: и мысли, и слова, и дела, поскольку и слово есть поступок.
  3. Речь может основываться только на культуре. Культура обобщает положительный опыт речевого творчества, указывает способы оптимального пользования речью.
  4. Стиль жизни формируется стилем речи. В стиле речи — богатство или бедность мысли, вкус или безвкусица слова, изящество или убожество звукоизвлечения.
  5. Через стиль речи создается общественный настрой. Основания такого настроя — в наших скрытых помыслах и страстях, а основания красноречия — страсти...
  6. Поэтому опять: какова речь, таков и человек. «Скажи мне слово — и я скажу, кто ты». От «плодов уст» общество или человек вкушают либо добро, либо зло.
Темы: Речь, Культура
Источник: Риторика. Вводный курс : [электронный ресурс] учеб. пособие / В.И. Аннушкин. - 5-е издание, стереотип. — М. : ФЛИНТА , 2016. — 296 с.
Материалы по теме
Культура речи педагога
Ильин Е.П., Психология для педагогов
Речевая культура Древнего Китая
Рождественский Ю.В., Теория риторики
Культура речи
Львов М.Р., Основы теории речи: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.:...
Культура речевого поведения
Зимняя И.А., Лингвопсихология речевой деятельности
Внутренняя речь
Львов М.Р., Основы теории речи: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.:...
Культура как система ценностей, норм, образцов поведения
Исаев Б.А., Социология. Краткий курс.: ООО «Питер Пресс»; Санкт-Петербург; 2007
Модернизация культуры
Кравченко А. И., Культурология: Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект...
Типы речевого поведения
Пашук Н. С. Психология речи. Мн., Изд-во МИУ, 2010
Оставить комментарий